Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378 (Print)         ISSN 2713-2994 (Online)
Ru
En

Стеатоз печени: поиск новых факторов риска. Биоимпедансный анализ и эластометрия при проведении скрининга

DOI:10.31550/1727-2378-2018-151-7-6-10
Библиографическая ссылка: Белоусова Л. Н., Евдокимова Л. С., Евдокимов Д. С., Серкова М. Ю., Бакулин И. Г. Стеатоз печени: поиск новых факторов риска. Биоимпедансный анализ и эластометрия при проведении скрининга // Доктор.Ру. 2018. № 7 (151). С. 6–10.

Цель исследования: оценить распространенность стеатоза печени и ассоциированных с ним особенностей компонентного состава организма по результатам эластографии (фиброэластометрии) с функцией САР и биоимпедансного анализа у молодых людей.

Дизайн: проспективное одноцентровое открытое поперечное (одномоментное) клиническое исследование.

Материалы и методы: комплексно обследованы 59 добровольцев — студентов Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова (г. Санкт-Петербург) в возрасте 19–28 лет без верифицированных заболеваний печени и билиарного тракта. Для статистической обработки данных применен метод бинарной логистической регрессии.

Результаты: эластографические признаки стеатоза по результатам фиброэластометрии с функцией САР выявлены у 12 человек (20,3%). Результаты бинарной логистической регрессии показали, что при превышении верхней границы нормы жировой ткани шанс развития стеатоза возрастает в 28,5 раза.

Заключение: выявлена достаточно высокая распространенность стеатоза печени среди молодых жителей мегаполиса. Развитие стеатоза печени у здоровых людей молодого возраста статистически значимо ассоциировано с увеличением количества жировой ткани в организме.

Белоусова Лия Николаевна — к. м. н., доцент кафедры пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и диетологии ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И. И. Мечникова Минздрава России. 195067, г. Санкт-Петербург, Пискарёвский пр-т, д. 47. E-mail: liya-belousova@yandex.ru

Евдокимова Лариса Сергеевна — студентка 6-го курса лечебного факультета ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И. И. Мечникова Минздрава России. 191015, г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41. E-mail: larisa.evdokimova.1995@mail.ru

Евдокимов Дмитрий Сергеевич — студент 6-го курса лечебного факультета ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И. И. Мечникова Минздрава России. 191015, г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41. E-mail: kasadian244@gmail.com

Серкова Маргарита Юрьевна — к. м. н., ассистент кафедры пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и диетологии ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И. И. Мечникова Минздрава России. 195067, г. Санкт-Петербург, Пискарёвский пр-т, д. 47. E-mail: serkova.margarita@yandex.ru

Бакулин Игорь Геннадьевич — д. м. н., профессор, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и диетологии ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И. И. Мечникова Минздрава России. 195067, г. Санкт-Петербург, Пискарёвский пр-т, д. 47. E-mail: igbakulin@yandex.ru

Доктор.ру

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) — диффузное заболевание печени, характеризующееся избыточным накоплением жира в гепатоцитах с соответствующими морфологическими изменениями, у лиц, не употребляющих алкоголь в гепатотоксичных дозах. НАЖБП включает в себя несколько клинико-морфологических форм: жировой, или неалкогольный, стеатоз (НАС, неалкогольная жировая печень), который в большинстве случаев имеет доброкачественное течение и обратим при своевременном лечении; неалкогольный стеатогепатит; фиброз, характеризующийся потенциалом к прогрессированию в цирроз печени и гепатоцеллюлярную карциному. Заболевание, как правило, протекает бессимптомно [1].
Распространенность НАЖБП неуклонно растет во всем мире. Согласно данным российских эпидемиологических исследований DIREG 1 (2007) и DIREG 2 (2015), за 7 лет она выросла на 10% [2]. Следует обратить особое внимание на то, что распространенность НАЖБП у детей достигла 10%, у подростков — 17%, а у детей с ожирением, количество которых с каждым годом увеличивается, она равна 40–70% [3]; эти показатели послужили причиной для разработки педиатрических рекомендаций по диагностике и лечению НАЖБП у детей [4]. В Российской Федерации распространенность НАЖБП среди молодых людей (от 18 до 29 лет) на 2015 год составила 19,25% [2, 5].
Подавляющее большинство авторов к основным факторам риска развития НАЖБП относят ожирение, сахарный диабет 2 типа, гиперхолестеринемию, ИМТ ≥ 27 кг/м2, гиперлипидемию; наличие данных факторов позволяет предположить диагноз и прогнозировать развитие тяжелой формы заболевания [2, 6, 7]. При этом известно, что жировая дегенерация печени может возникнуть задолго до развития метаболического синдрома, а стеатоз печени может сформироваться при повышении массы тела, не сопровождающемся ростом ИМТ, так как в этом случае возможны перераспределение содержания липидов в тканях и нарушение метаболизма.
Все большее применение для диагностики НАБЖП находит метод эластографии (фиброэластометрии) печени, основанный на изменении частоты эхосигнала вследствие неодинаковой эластичности ткани [8]. Наиболее прогрессивной и специфичной считается эластография печени с функцией САР (англ. controlled attenuation parameter) — метод состоит в оценке контролируемого параметра затухания ультразвука (КПЗУ) и базируется на контролируемой вибрации (англ. vibration-controlled transient elastography), встроенной в фиброскан (FibroScan, Echosens, Франция) [9]. Данный подход отличается быстротой и имеет ряд преимуществ: он может применяться в качестве скрининга, обладает высокой диагностической значимостью, позволяет определять и стеатоз, и фиброз в одном исследовании [9]. Кроме того, значения КПЗУ статистически значимо коррелируют с данными биопсии печени, но неинвазивность эластографии делает ее предпочтительной для прогнозирования НАС и НАЖБП, а наличие датчиков M и XL в аппаратах последнего поколения позволяет проводить исследование даже у лиц с избыточной массой тела [9, 10].
Широкая распространенность и рост частоты НАЖБП обусловливают необходимость своевременной профилактики и раннего выявления стеатоза печени, что, безусловно, должно проводиться преимущественно с использованием неинвазивных методов диагностики.
Целью работы стала оценка распространенности стеатоза печени и ассоциированных с ним особенностей компонентного состава организма по результатам эластографии с функцией САР и биоимпедансного анализа у молодых людей.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ
На базе кафедры пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и диетологии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова (г. Санкт-Петербург) проведено проспективное одноцентровое открытое поперечное (одномоментное) клиническое исследование [11]. В группу исследуемых вошли 59 студентов СЗГМУ им. И. И. Мечникова в возрасте 19–28 лет (медиана возраста — 20,5 года), из них 22 мужчины (37,3%) и 37 женщин (62,7%).
Критерии включения: согласие на участие в исследовании; возраст старше 18 лет; отсутствие верифицированных заболеваний печени и билиарного тракта; отсутствие регулярного приема лекарств; употребление алкоголя не более 30 г в день для мужчин и 20 г для женщин [7]. Критерии исключения: добровольный отказ испытуемого от участия в исследовании; наличие заболеваний печени и билиарного тракта; регулярный прием лекарств; превышение допустимой нормы употребления алкоголя.
У всех участников исследования отсутствовали жалобы, которые могли бы свидетельствовать о заболевании печени. Перед применением комплекса лабораторно-инструментальных методов диагностики все участники прошли анкетирование, которое включало вопросы: о состоянии здоровья; об отягощенном наследственном анамнезе по сердечно-сосудистой патологии, заболеваниям печени, ожирению, сахарному диабету 2 типа; о характере питания и употребления алкоголя.
Всем исследуемым был проведен биохимический анализ крови для оценки уровней глюкозы и холестерина. В дальнейшем при статистической обработке данных превышение нормальных значений рассматривалось как потенциальный фактор риска развития НАЖБП.
Наличие и степень стеатоза и стадию фиброза печени определяли на аппарате FibroScan 502 Touch (Echosens, Франция) с использованием датчиков М или XL при положении пациента лежа на спине с отведенной за голову рукой. Измерение проводилось натощак, датчик устанавливался в VI–VIII межреберье по средней подмышечной линии. Среднее значение не менее 10 успешных измерений характеризовало эластический модуль печени, результат выражался в килопаскалях (кПа) и децибелах/метр (дБ/м). Оценивали итоговые цифры эластичности печени, фиброз устанавливали при значениях больше 5,9 кПа, степени фиброза определяли согласно шкале METAVIR [12]. Для оценки выраженности стеатоза применяли параметр затухания ультразвуковой волны (САР) в дБ/м, коррелирующий со степенью стеатоза:
1) S0 — нет стеатоза; < 215 дБ/м;
2) S1 — минимальный стеатоз, ≤ 5% гепатоцитов со стеатозом; 215–251 дБ/м;
3) S2 — умеренный стеатоз, 6–32% гепатоцитов со стеатозом; 252–295 дБ/м; 
4) S3 — выраженный стеатоз, 33–100% гепатоцитов со стеатозом; ≥ 296 дБ/м [13].
Биоимпедансный анализ состава тела выполняли на аппарате «Диамант» v. 8.0 (Российская Федерация): оценивали ИМТ, массу тела, жировую массу, а также проводили измерение окружности талии и бедер как основных критериев метаболического синдрома. Принятые при использовании биоимпедансного анализа верхние границы нормы для доли жировой ткани в организме в изучаемой возрастной группе: 33% для женщин и 20% для мужчин [14].
Для расчета 95%-х доверительных интервалов (ДИ) при оценке распространенности стеатоза печени в генеральной совокупности использовали метод Уилсона [15]. Расчет 95%-го ДИ проводили с помощью онлайн-калькулятора VassarStats: Website for Statistical Computation [16].
Для оценки роли факторов, которые потенциально могут оказать влияние на развитие стеатоза печени, применяли метод бинарной логистической регрессии [17]. Данный метод позволяет учитывать вклад вмешивающихся факторов (конфаундеров), потенциально способных воздействовать на результаты анализа. В логистической регрессии зависимой переменной являлась бинарная переменная, характеризовавшая наличие у обследуемого лица стеатоза печени и имевшая значение «0»/«1»: значение «1» соответствовало наличию стеатоза, а «0» — его отсутствию.
Изучавшиеся в результате проведенного сбора данных характеристики участников исследования вводились в регрессионную модель в качестве независимых переменных, причем непрерывные переменные были переведены в номинальные: долю жировой массы в общей массе тела, ИМТ, пол, наследственность, уровень холестерина и уровень глюкозы в крови. Для всех независимых переменных применяли метод форсированного (одновременного) ввода. Ввиду возрастной гомогенности выборки возраст в модель не включали.
Влияние факторов на развитие стеатоза в бинарной логистической регрессии количественно оценивали с помощью отношения шансов (ОШ). Нескорректированные ОШ рассчитывали в ходе однофакторного регрессионного анализа, проводившегося отдельно для каждой независимой переменной; анализ позволял оценить независимое влияние каждого фактора. Для расчета скорректированных ОШ применяли многофакторный регрессионный анализ, в котором все независимые переменные вводились в модель одновременно; при этом учитывались их взаимовлияние и совокупное воздействие на зависимую бинарную переменную, характеризовавшую развитие стеатоза печени у участника исследования.
Бинарную логистическую регрессию выполняли с помощью статистической программы SPSS 23.0 (IBM Corp., США). Результаты считали статистически значимыми при p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ
Увеличение окружности талии (> 94 см у мужчин, ≥ 80 см у женщин), являющееся основным критерием метаболического синдрома [18], обнаружено только у 4 (18,2%) мужчин и одной женщины (2,7%).
По результатам фиброэластометрии признаки нарушений структуры печени присутствовали у 14 из 59 обследованных (23,7%). Признаки стеатоза (САР > 215 дБ/м) выявлены у 12 (20,3%) человек, из них сочетание фиброза и стеатоза обнаружено у 5 (41,7%) — следует помнить, что эта комбинация повышает риск развития цирроза и сердечно-сосудистых событий [19]. Распределение по стадиям стеатоза: S1 — 75%; S2 — 16,7%; S3 — 8,3%.
При анализе данных биоимпедансометрии (на этом этапе исследования учитывались данные 57 человек) отмечено, что только около половины обследованных (31 человек; 54,4%) имеют нормальную массу тела; показатель выше нормы констатирован в 23 (40,3%) наблюдениях, ниже нормы — в 3 (5,3%). Процентное содержание жировой ткани в организме в пределах возрастной нормы с учетом пола обследуемого отмечено в 17 (29,8%) случаях; у 21 человека (36,8%) оно не достигало нормы, у 19 (33,4%) — превышало нормальный порог. ИМТ был автоматически рассчитан при проведении биоимпедансного анализа: увеличение, соответствовавшее избытку массы тела и ожирению, имели 14 (24,6%) обследованных, недостаток массы тела — 9 (15,8%).
Всем исследуемым, у которых были обнаружены эластографические признаки стеатоза печени, проводили УЗИ органов брюшной полости. Результатами УЗИ диагноз НАС подтвердился у 8 из 12 (66,7%) обследованных, что позволяет говорить об эластографии печени с функцией САР как о более чувствительном методе для ранней диагностики НАЖБП, нежели УЗИ брюшной полости [20].

Результаты бинарной логистической регрессии для изучения влияния факторов на развитие стеатоза печени
По данным многомерного анализа была построена бинарная регрессионная модель (табл.), которая объясняла 33% вариабельности переменной, кодировавшей наличие стеатоза печени (псевдокоэффициент детерминации Найджелкерке равен 0,329).

Таблица
Характеристика выборки и результаты бинарного логистического анализа


Оцениваемый параметр

Стеатоз выявлен

Стеатоз отсутствует

Всего

Нескорректированные показатели

Скорректированные показатели

абс.

%

абс.

%

абс.

%

ОШ [95%­й ДИ]

p

ОШ [95%­й ДИ]

p

Доля жировой ткани в организме (n = 57; 12/45)

Превышает верхнюю границу нормы

8

66,7

11

24,4

19

33,3

6,2 [1,6; 24,6]

0,010

28,5 [1,1; 751,2]

0,045

Не превышает верхнюю границу нормы

4

33,3

34

75,6

38

66,7

КС

КС

Индекс массы тела (n = 57; 12/45)

Более 25 кг/м2

6

50,0

8

17,8

14

24,6

4,6 [1,2; 18,1]

0,028

1,4 [0,1; 14,2]

0,772

25 кг/м2 или менее

6

50,0

37

82,2

43

75,4

КС

КС

Пол (n = 59; 12/47)

Мужчины

6

50,0

16

34,0

22

37,3

0,5 [0,1; 1,9]

0,312

0,2 [0,0; 2,2]

0,163

Женщины

6

50,0

31

66,0

37

62,7

КС

КС

Наследственность (n = 59; 12/47)

Отягощена по сахарному диабету или ожирению

4

33,3

15

31,9

19

32,2

0,6 [0,1; 2,7]

0,348

0,4 [0,1; 2,5]

0,335

Отягощена по другим заболеваниям

2

16,7

17

36,2

19

32,2

0,3 [0,0; 1,6]

0,2 [0,0; 1,6]

Не отягощена

6

50,0

15

31,9

21

35,6

КС

КС

Уровень холестерина (n = 59; 12/47)

Превышает верхнюю границу нормы

3

25,0

8

17,0

11

18,6

1,6 [0,4; 7,4]

0,529

1,2 [0,2; 8,5]

0,843

Не превышает верхнюю границу нормы

9

75,0

39

83,0

48

81,4

КС

КС

Уровень глюкозы (n = 59; 12/47)

Превышает верхнюю границу нормы

1

8,3

4

8,5

5

8,5

1,0 [0,1; 9,6]

0,984

0,2 [0,0; 4,7]

0,345

Не превышает верхнюю границу нормы

11

91,7

43

91,5

54

91,5

КС

КС


Примечание. ОШ — отношение шансов, ДИ — доверительный интервал, КС — категория сравнения.

Целью построения модели была оценка влияния факторов на развитие стеатоза печени, данная модель не является прогностической.
Одновременное введение в модель переменных, кодировавших ИМТ и содержание жировой ткани в организме, оказалось возможным, так как между данными показателями не было выявлено сильной корреляционной связи (коэффициент корреляции Спирмена равен 0,57) (рис.).

Рис. Скаттерограмма, демонстрирующая отсутствие сильной корреляционной связи между индексом массы тела и содержанием жировой ткани в организме

1-ris-1.jpg

Однофакторный регрессионный анализ продемонстрировал, что в случае превышения верхней границы нормы количества жировой ткани в организме шансы обнаружить стеатоз печени статистически значимо (p < 0,05) возрастают в 6,2 раза, а случае превышения верхней границы нормы ИМТ — в 4,6 раза. Но в результате учета влияния других факторов — пола, наследственности и биохимических маркеров особенностей углеводного и липидного обмена — роль ИМТ нивелировалась, влияние ИМТ более 25 кг/м2 на возможность развития стеатоза печени оказалось статистически незначимым. При этом скорректированная модель показала, что шансы выявить стеатоз печени у лиц, количество жировой ткани в организме у которых превышает нормальные значения, увеличиваются в 28,5 раза (95%-й ДИ [1,1; 751,2]) по сравнению с теми, у кого количество жировой ткани в организме не превышает нормальных границ (следует учесть, что широкие ДИ объясняются относительно небольшим объемом выборки).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Фиброэластометрия с функцией САР является достаточно информативным методом для скрининговой диагностики неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП). В результате проведенного исследования установлено, что развитие стеатоза печени статистически значимо ассоциировано с увеличением количества жировой ткани в организме: у лиц, содержание жировой ткани в организме которых превышает верхнюю границу нормы, шансы развития стеатоза печени резко повышаются. Таким образом, подтверждена важность оценки компонентного состава организма, и в частности количества жировой ткани, как интегрального соматометрического показателя при оценке шансов развития стеатоза печени у практически здоровых лиц молодого возраста. Раннее обнаружение признаков избыточного количества жировой ткани и проведение адекватных лечебно-профилактических мероприятий даже при наличии нормальных значений индекса массы тела позволит своевременно предупреждать прогрессирование НАЖБП.

10 октября 10:02
ЛИТЕРАТУРА
  1. Балукова Е. В., Барышникова Н. В., Белоусова Л. Н. Неал­когольная жировая болезнь печени: современное состояние проблемы. Фарматека. 2016; 2: 63–8. [Balukova E.V., Baryshnikova N.V., Belousova L.N. Nealkogol'naya zhirovaya bolezn' pecheni: sovremennoe sostoyanie problemy. Farmateka. 2016; 2: 63–8. (in Russian)]
  2. Ивашкин В. Т., Драпкина О. М., Маев И. В., Трухманов А. С., Блинов Д. В., Пальгова Л. К. и др. Распространенность неалкогольной жировой болезни печени у пациентов амбулаторно-поликлинической практики в Российской Федерации: результаты исследования DIREG 2. Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2015; 6: 31–41. [Ivashkin V.T., Drapkina O.M., Maev I.V., Trukhmanov A.S., Blinov D.V., Pal'gova L.K. i dr. Rasprostranennost' nealkogol'noi zhirovoi bolezni pecheni u patsientov ambulatorno-poliklinicheskoi praktiki v Rossiiskoi Federatsii: rezul'taty issledovaniya DIREG 2. Ros. zhurn. gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2015; 6: 31–41. (in Russian)]
  3. Clemente M.G., Mandato C., Poeta M., Vajro P. Pediatric non-alcoholic fatty liver disease: Recent solutions, unresolved issues, and future research directions. World J. Gastroenterol. 2016; 22(36): 8078–93. DOI: 10.3748/wjg.v22.i36.8078.
  4. Vos M.B., Abrams S.H., Barlow S.E., Caprio S., Daniels S.R., Kohli R. et al. NASPGHAN Clinical Practice Guideline for the Diagnosis and Treatment of Nonalcoholic Fatty Liver Disease in Children: Recommendations from the Expert Committee on NAFLD (ECON) and the North American Society of Pediatric Gastroenterology, Hepatology and Nutrition (NASPGHAN). J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2017; 64(2): 319–34. DOI: 10.1097/MPG.0000000000001482.
  5. Новикова В. П., Гурова М. М., ред. Желудочно-кишечный тракт и ожирение у детей. СПб.: СпецЛит; 2016. 302 с. [Novikova V.P., Gurova M.M., red. Zheludochno-kishechnyi trakt i ozhirenie u detei. SPb.: SpetsLit; 2016. 302 s. (in Russian)]
  6. Бакулин И. Г., Винницкая Е. В., Сандлер Ю. Г., Кейян В. А., Родионова С. В. Оценка фиброза печени у пациентов с сахарным диабетом. Фарматека. 2016; 2: 43–8. [Bakulin I.G., Vinnitskaya E.V., Sandler Yu.G., Keiyan V.A., Rodionova S.V. Otsenka fibroza pecheni u patsientov s sakharnym diabetom. Farmateka. 2016; 2: 43–8. (in Russian)]
  7. European Association for the Study of the Liver (EASL); European Association for the Study of Diabetes (EASD); European Association for the Study of Obesity (EASO). EASL-EASD-EASO Clinical Practice Guidelines for the management of non-alcoholic fatty liver disease. J. Hepatol. 2016; 64(6): 1388–402. DOI: 10.1016/j.jhep.2015.11.004.
  8. Маев И. В., Кузнецова Е. И., Андреев Д. Н., Дичева Д. Т. Совре­менные и перспективные подходы к диагностике неалкогольной жировой болезни печени. Consilium Medicum. 2015; 8: 20–7. [Maev I.V., Kuznetsova E.I., Andreev D.N., Dicheva D.T. Sovremennye i perspektivnye podkhody k diagnostike nealkogol'noi zhirovoi bolezni pecheni. Consilium Medicum. 2015; 8: 20–7. (in Russian)]
  9. Бакулин И. Г., Сандлер Ю. Г., Кейян В. А., Ротин Д. Л. Новый неинвазивный метод оценки стеатоза при хронических заболеваниях печени. Терапевт. арх. 2016; 2 (88): 49–57. [Bakulin I.G., Sandler Yu.G., Keiyan V.A., Rotin D.L. Novyi neinvazivnyi metod otsenki steatoza pri khronicheskikh zabolevaniyakh pecheni. Terapevt. arkh. 2016; 2(88): 49–57. (in Russian)]
  10. De Lédinghen V., Hiriart J.B., Vergniol J., Merrouche W., Bedossa P., Paradis V. Controlled Attenuation Parameter (CAP) with the XL Probe of the Fibroscan®: A Comparative Study with the M Probe and Liver Biopsy. Dig. Dis. Sci. 2017; 62(9): 2569–77. DOI: 10.1007/s10620-017-4638-3.
  11. Гржибовский А. М., Иванов С. В., Горбатова М. А. Иссле­дования типа «случай-контроль» в здравоохранении. Наука и Здравоохранение. 2015; 4: 5–17. [Grzhibovskii A.M., Ivanov S.V., Gorbatova M.A. Issledovaniya tipa «sluchai-kontrol'» v zdravookhranenii. Nauka i Zdravookhranenie. 2015; 4: 5–17. (in Russian)]
  12. Bedossa P., Poynard T. An algorithm for the grading of activity in chronic hepatitis C. The METAVIR Cooperative Study Group. Hepatology. 1996; 24(2): 289–93.
  13. De Lédinghen V., Vergniol J., Foucher J., Merrouche W., le Bail B. Non-invasive diagnosis of liver steatosis using controlled attenuation parameter (CAP) and transient elastography. Liver Int. 2012; 32(6): 911–8. DOI: 10.1111/j.1478-3231.2012.02820.x.
  14. Официальный сайт производителя аппаратов для биоимпедансного анализа TANITA. URL: https://tanita.eu/tanita-academy/understanding-your-measurements (дата обращения — 14.11.2017). [Ofitsial'nyi sait proizvoditelya apparatov dlya bioimpedansnogo analiza TANITA. URL: https://tanita.eu/tanita-academy/understanding-your-measurements (data obrashcheniya — 14.11.2017). (in Russian)]
  15. Гржибовский А. М., Иванов С. В., Горбатова М. А. Анализ номинальных и ранговых переменных данных с использованием программного обеспечения Statistica и SPSS. Наука и Здравоохранение. 2016; 6: 5–37. [Grzhibovskii A.M., Ivanov S.V., Gorbatova M.A. Analiz nominal'nykh i rangovykh peremennykh dannykh s ispol'zovaniem programmnogo obespecheniya Statistica i SPSS. Nauka i Zdravookhranenie. 2016; 6: 5–37. (in Russian)]
  16. Электронный калькулятор для расчета доверительного интервала. URL: http://facultysites.vassar.edu/lowry/rank.html (дата обращения — 14.11.2017). [Elektronnyi kal'kulyator dlya rascheta doveritel'nogo intervala. URL: http://facultysites.vassar.edu/lowry/rank.html (data obrashcheniya — 14.11.2017). (in Russian)]
  17. Наследов А. SPSS 19: профессиональный статистический анализ данных. СПб.: Питер; 2011. 400 с. [Nasledov A. SPSS 19: professional'nyi statisticheskii analiz dannykh. SPb.: Piter; 2011. 400 s. (in Russian)]
  18. Чазова И. Е., Недогода С. В., Жернакова Ю. В., Сусеков А. В., Медведева И. В., Шестакова М. В. Рекомендации по ведению больных с метаболическим синдромом: Клинические рекомендации МЗ РФ. М., 2013. 42 с. [Chazova I.E., Nedogoda S.V., Zhernakova Yu.V., Susekov A.V., Medvedeva I.V., Shestakova M.V. Rekomendatsii po vedeniyu bol'nykh s metabolicheskim sindromom: Klinicheskie rekomendatsii MZ RF. M., 2013. 42 s. (in Russian)]
  19. Angulo P., Kleiner D.E., Dam-Larsen S., Adams L.A., Bjornsson E.S., Charatcharoenwitthaya P. et al. Liver Fibrosis, but No Other Histologic Features, Is Associated With Long-term Outcomes of Patients With Nonalcoholic Fatty Liver Disease. Gastroen­terology. 2015; 149(2): 389–97.e10. DOI: 10.1053/j.gastro.2015.04.043.
  20. Степанов Ю. М., Ягмур В. Б., Шендрик Л. М., Недзвецкая Н. В. Место транзиентной эластографии в диагностике неалкогольной жировой болезни печени. Гастроентерологiя. 2016; 2: 14–8. [Stepanov Yu.M., Yagmur V.B., Shendrik L.M., Nedzvetskaya N.V. Mesto tranzientnoi elastografii v diagnostike nealkogol'noi zhirovoi bolezni pecheni. Gastroenterologiya. 2016; 2: 14–8. (in Russian)]
Новости мировой медицины! Свежие статьи из журнала! Будьте в курсе!

Похожие статьи

Новости

12 апреля 09:54
Симптомы гастроэзофагеального рефлюкса у ребёнка: когда нужно дополнительное обследование?

14 апреля в 14:00 (мск) состоится вебинар-диалог двух педиатров: автора журнала «Доктор.Ру» Ипатовой Марии Георгиевны, к. м. н., руководителя Центра лечения аномалий развития и заболеваний гепатобилиарной системы у детей, и Мухаметовой Евгении Маратовны, к. м. н., доцента кафедры пропедевтики детских болезней КИДЗ им. Н.Ф. Филатова ФГАОУ ВО Первый МГМУ имени И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет)

9 апреля 14:40
Круп у детей: вчера, сегодня, завтра

Постоянный автор журнала «Доктор.Ру» Ревякина Вера Афанасьевна, д. м. н., профессор, заведующая отделением аллергологии ФГБУН ФИЦ питания и биотехнологии, совместно с Савенковой Мариной Сергеевной, д. м. н., профессором, ведущим научным специалистом НПЦ помощи детям им. Святого Луки, 15 апреля в 17:00 (мск) проведет вебинар, посвященный диагностике и лечению крупа у детей

9 апреля 14:37
Цервикокранииалгии: клинический полиморфизм и выбор обезболивания

14 апреля в 16:00 (мск) состоится вебинар члена редакционного совета журнала «Доктор.Ру» Табеевой Гюзяли Рафкатовны, д. м. н., профессора кафедры нервных болезней и нейрохирургии ФГАОУ ВО Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет)

9 апреля 14:31
XXXIV межрегиональная конференция РОАГ «Женское здоровье»

13 апреля с 09:30 до 18:00 (мск) в онлайн-формате пройдет конференция с участием постоянных авторов журнала «Доктор.Ру» Аполихиной И.А., Байрамовой Г.Р., Баранова И.И., Гурьевой В.М., Кирсановой Т.В., Козлова П.В., Лединой А.В., Протасовой А.Э., Пустотиной О.А., Пекарева О.Г., Фаткуллина И.Ф., Чечневой М.А., Ших Е.В.

9 апреля 14:28
Ингаляционная терапия у детей с бронхиальной астомй. Возрастные аспекты

Главный редактор «Доктор.Ру» Педиатрия Геппе Наталья Анатольевна, д. м. н., профессор, заведующая кафедрой детских болезней Клинического института детского здоровья им. Н.Ф. Филатова Первого МГМУ им. И.М. Сеченова (Сеченовский Университет), и Колосова Наталья Георгиевна, к. м. н., доцент кафедры детских болезней Института здоровья детей ФГБОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), проведут вебинар 13 апреля в 17:00 (мск)

Все новости

Партнеры