Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Акушерские и перинатальные осложнения у юных первородящих

DOI:10.31550/1727-2378-2019-162-7-6-11
Библиографическая ссылка: Радзинский В.Е., Хамошина М.Б., Чакчурина И.А., Оразмурадова А.А. Акушерские и перинатальные осложнения у юных первородящих // Доктор.Ру. 2019. № 7 (162). С. 6–11. DOI: 10.31550/1727-2378-2019-162-7-6-11
Акушерские и перинатальные осложнения у юных первородящих
18 Июля 19:47
М.Б. Хамошина В.Е. Радзинский, , И.А. Чакчурина, А.А. Оразмурадова

Цель исследования: изучить особенности течения беременности, родов и послеродового периода, состояние новорожденных у юных первородящих и определить акушерские и перинатальные осложнения, типичные для изучаемой когорты матерей.

Дизайн: групповое одномоментное исследование.

Материалы и методы. Исследование проводилось путем копирования данных из первичной документации и методом анкетирования. Основную группу составили 388 юных первородящих в возрасте 13–18 лет, группу контроля — 416 женщин 20–29 лет, равные по паритету. Проводились комплексные клинические, лабораторные, инструментальные исследования всех участниц.

Результаты. Узкий таз в основной группе встречался в 2,6 раза чаще, чем в контрольной (36,0% против 14,0%, p < 0,05). Средний возраст первой менструации в группе юных женщин составил 12,6 ± 1,3 года, в группе женщин 20–29 лет — 13,5 ± 1,5 года (p < 0,01). Раннее менархе (в возрасте 9–11 лет) отмечено у 18,0% юных и 4,0% взрослых женщин (p < 0,01). При изучении распространенности гинекологических болезней более отягощенной оказалась группа женщин оптимального репродуктивного возраста (76,0% против 38,0%, p < 0,05). Оценка контрацептивной активности показала, что только 57,0% женщин основной группы против 89,0% контрольной предохранялись от беременности (p < 0,05).

Средняя масса тела новорожденных в основной группе составила 3349,5 ± 469,4 г, в группе контроля — 3416,5 ± 407,1 г (p < 0,01). Маловесные дети (масса тела — менее 2500 г) у девочек-подростков рождались почти в 6 раз чаще, чем у женщин оптимального репродуктивного возраста (4,0% против 0,7% соответственно, p < 0,05). Средняя оценка новорожденных по шкале Апгар на первую минуту жизни в группе юных матерей — 7,9 ± 0,6 балла, в группе матерей оптимального репродуктивного возраста — 8,0 ± 0,5 балла (р < 0,05). Общая заболеваемость новорожденных, по данным нашего исследования, составила 42,0% в основной группе и 22,0% в контрольной (р < 0,05).

Заключение. Юные беременные имеют более раннее менархе, сексуально более активны, для них характерны низкая контрацептивная активность, более высокая частота расстройств менструации (р < 0,001). Они меньше отягощены гинекологическими заболеваниями и менее подвержены оперативным вмешательствам на органах репродуктивной системы, включая прерывание беременности (р < 0,001). Среди осложнений беременности у матерей-подростков преобладают анемия, угроза прерывания беременности, угроза преждевременных родов, быстрые и стремительные роды, многоводие, узкий таз. Биологическая незрелость организма матерей-подростков предопределяет неблагоприятные перинатальные исходы, такие как маловесность, более низкие баллы по шкале Апгар.

Оразмурадова Айлар Агамурадовна — студентка 2-го курса Медицинского института ФГАОУ ВО РУДН. 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6. E-mail: irisha_chak@list.ru

Радзинский Виктор Евсеевич — член-корреспондент РАН, д. м. н., профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии с курсом перинатологии Медицинского института ФГАОУ ВО РУДН. 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6. eLIBRARY.RU SPIN: 4507-7510. ORCID: http://orcid.org/0000-0003-4956-0466. E-mail: radzinsky@mail.ru

Хамошина Марина Борисовна — профессор кафедры акушерства и гинекологии с курсом перинатологии Медицинского института ФГАОУ ВО РУДН, д. м. н., профессор. 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6. eLIBRARY.RU SPIN: 6790-4499. ORCID: http://orcid.org/0000-0003-1940-4534. E-mail: khamoshina@mail.ru

Чакчурина Ирина Александровна — аспирант кафедры акушерства и гинекологии с курсом перинатологии Медицинского института ФГАОУ ВО РУДН. 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6. E-mail: irisha_chak@list.ru

Репродуктивное здоровье девочек-подростков в популяции определяет развитие общества, так как именно они формируют интеллектуальный, экономический и репродуктивный потенциал страны в ближайшем будущем [1]. Репродуктивный потенциал современных девушек имеет неблагоприятные характеристики: вредные привычки, низкий уровень соматического и репродуктивного здоровья, пренебрежение контрацепцией приводят к наступлению случайных беременностей, рождению нежеланных детей со слабым здоровьем [2].

До 20% девочек-подростков беременеют после первого в жизни полового акта: до 70% таких беременностей заканчиваются медицинскими абортами, часто на поздних сроках, 15% — самопроизвольными выкидышами и только 15% — родами. Подростковая беременность находится в зоне риска по развитию осложнений [3, 4].

К выполнению репродуктивной функции готовы лишь 30% девушек раннего репродуктивного возраста [4]. Возрастные особенности организма подростков приводят к формированию узкого таза, беременность у них часто протекает на фоне плацентарной недостаточности, угрозы прерывания. Гипоплазия матки и половой инфантилизм влекут за собой осложнения беременности, родов и послеродового периода. Новорожденные юных матерей страдают от гипотрофии и гипоксии [5–7].

В родах у девочек-подростков чаще, чем в общей популяции, имеют место травмы мягких родовых путей, аномалии родовой деятельности, кровотечения в последовом и раннем послеродовом периодах, плотное прикрепление плаценты, преждевременная отслойка плаценты. Преждевременные роды у юных матерей по сравнению с женщинами оптимального репродуктивного периода происходят в 2 раза чаще [8, 9], однако необходимость в оперативном родоразрешении возникает реже, чем у взрослых [8, 10].

Незрелость адаптационных возможностей подросткового организма, психоэмоциональная лабильность, низкий индекс их здоровья определяют высокий риск развития осложнений со стороны плода и новорожденного, общая частота которых достигает 60–90% [11]. Возраст матери менее 15 лет имеет очень большое значение и обусловливает недоношенность и низкий вес ребенка при рождении [12, 13]. Ранняя неонатальная смертность среди детей юных первородящих вдвое выше, чем среди детей от матерей в возрасте 25–29 лет [14, 15].

Цель исследования — изучить особенности течения беременности, родов и послеродового периода, состояние новорожденных у юных первородящих и определить акушерские и перинатальные осложнения, типичные для изучаемой когорты матерей.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Массив данных для статистической обработки был сформирован путем копирования из первичной документации и методом анкетирования. Исследование проводилось на базе родильного дома № 25 при ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова (заместитель главного врача по акушерству и гинекологии — Оленева М.А.) и родильного дома при ГКБ № 29 им. Н.Э. Баумана (заместитель главного врача по акушерству и гинекологии — Есипова Л.Н.). Исследование проходило в 2010–2016 гг.

Основную группу составили 388 юных первородящих в возрасте 13–18 лет. В группу контроля вошли 416 женщин оптимального репродуктивного возраста (20–29 лет), родившие в этих же акушерских стационарах в это же время, равные по паритету (p > 0,05).

В обеих группах проводились комплексные клинические, лабораторные, инструментальные исследования, предусмотренные Приказом Минздрава РФ № 572н и Медико-экономическими стандартами РФ.

Статистическая обработка полученных данных проведена с использованием программы Statistica v.6.0 (Statsoft Inc., США) путем корреляционного и многофакторного анализа. Различия считали статистически значимыми при p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Средний возраст беременных основной группы составил 17,1 ± 1,0 года, беременных контрольной группы — 26,5 ± 2,5 года (р < 0,05).

В группе юных беременных было значимо больше студенток колледжей и учащихся школ, значимо меньше служащих и рабочих (во всех случаях p < 0,05) (рис. 1).

Рис. 1. Социальное положение беременных основной и контрольной групп.

* Здесь и далее в рисунках и таблицах: отличия от контрольной группы статистически значимы (p < 0,05)

r1_1.jpg

В зарегистрированном браке находились 170 (43,8%) женщин основной группы и 325 (78,2%) контрольной (p < 0,05), в незарегистрированном — 179 (46,1%) юных женщин и 78 (18,7%) взрослых (p < 0,05), одинокими считали себя 39 (10,1%) девочек-подростков и 13 (3,1%) женщин оптимального репродуктивного возраста (p < 0,05).

Анализ распространенности вредных привычек показал, что юные беременные курили чаще (рис. 2).

Рис. 2. Распространенность курения в основной и контрольной группах

r1_2.jpg

Узкий таз встречался у 140 (36,0%) участниц основной группы и у 58 (14,0%) контрольной, что в 2,6 раза реже (p < 0,05), экстрагенитальные заболевания обнаруживались у 217 (56,0%) пациенток основной группы и у 241 (58,0%) женщины контрольной (p > 0,05), при анализе структуры экстрагенитальной патологии статистически значимая разница между группами не обнаружена (табл. 1).

Таблица 1

Структура соматической патологии у женщин основной и контрольной групп, n (%)

1_1.jpg

Средний возраст первой менструации в группе юных женщин составил 12,6 ± 1,3 года, в группе женщин 20–29 лет — 13,5 ± 1,5 года (p < 0,05) (рис. 3).

Рис. 3. Возраст менархе в основной и контрольных группах, годы

r1_3.jpg

Средний возраст начала половой жизни в основной группе составил 15,5 ± 1,1 года, в контрольной — 18,3 ± 2,9 года (p < 0,01) (рис. 4).

Рис. 4. Возраст начала половой жизни в основной и контрольной группах, годы

r1_4.jpg

При изучении распространенности гинекологических болезней более отягощенной оказалась группа женщин оптимального репродуктивного возраста (76,0% против 38,0%, p < 0,05). Вместе с тем по показателю расстройств менструации лидировали юные женщины (5,7% у юных против 1,4% у взрослых женщин, p < 0,05) (табл. 2).

Таблица 2

Структура гинекологических заболеваний у женщин основной и контрольной групп, n (%)

1_2.jpg

Оценка контрацептивной активности показала, что только 221 (57,0%) женщина основной группы предохранялась от беременности против 370 (89,0%) в контрольной группе (p < 0,05). Презервативом пользовались 150 (67,9%) девочек-подростков и 174 (47,0%) взрослые женщины, прерванный половой акт применяли 53 (24,0%) юные родильницы и 59 (15,9%) женщин 20–29 лет, физиологический способ контрацепции — 3 (1,3%) и 26 (7,1%) соответственно, КОК принимали 13 (5,9%) юных женщин и 100 (27,0%) оптимального репродуктивного возраста (для всех случаев p < 0,05). На использование ВМК в анамнезе указали 2 (0,9%) юных и 11 (3,0%) взрослых родильниц (p > 0,05).

В исследование были включены только женщины с первыми предстоящими родами. Аборт ранее перенесли 26 (6,7%) участниц основной и 48 (11,5%) контрольной группы (p < 0,05).

Выкидыши в анамнезе были у 43 (11,1%) женщин основной группы и 58 (14,0%) контрольной (p > 0,05), неразвивающаяся беременность — у 33 (8,6%) и 81 (19,5%) (p < 0,05). Внематочная беременность была у 17 (4,4%) взрослых участниц, в основной группе такие случаи отсутствовали (p > 0,05).

При анализе охвата диспансерным наблюдением по беременности и родам выявлено, что в сроки до 12 недель беременности были взяты на учет только 173 (44,6%) юные беременные и 345 (83,0%) взрослых женщин (p < 0,05). Средний срок постановки на учет в группе юных матерей составил 15,4 ± 7,9 недели, у женщин оптимального репродуктивного возраста — 9,9 ± 3,2 недели (p < 0,01) (рис. 5).

Рис. 5. Сроки постановки на учет по беременности

r1_5.jpg

В I и II триместре беременности в основной группе выявлено меньше осложнений, чем в контрольной (соответственно 45,4% и 51,8% против 63,9% и 64,2%, для обоих показателей p < 0,05). В III триместре частота осложнений беременности у юных женщин немного больше таковой у взрослых (85,8% против 83,2%, p > 0,05) (табл. 3).

Таблица 3

Структура осложнений беременности у женщин основной и контрольной групп, n (%)

1_3.jpg

Согласно полученным данным, 365 (94,0%) беременностей у юных женщин завершилась срочными родами, у 20–29-летних этот показатель составил 404 (97,0%) (p > 0,05). Преждевременно родились 19 (5,0%) детей у юных мам, у взрослых — 8 (2,0%), запоздалые роды случились у 4 (1,0%) участниц как в основной, так и в контрольной группе (p > 0,05).

Средняя продолжительность родов у юных составила 8,7 ± 2,5 часа, у женщин оптимального репродуктивного возраста — 9,6 ± 2,8 часа (p < 0,01). Длительность первого периода родов у пациенток основной группы — 8,1 ± 2,5 часа, в контрольной — 8,9 ± 2,8 часа, длительность второго периода — соответственно 23,2 ± 7,0 мин против 24,9 ± 9,6 мин, третьего периода — 8,4 ± 4,8 мин против 9,3 ± 4,9 мин (для всех случаев p < 0,01). Таким образом, у юных женщин наблюдалась значимо меньшая продолжительность родового акта.

Самопроизвольные роды произошли у 365 (94,0%) юных участниц и у 404 (97,0%) женщин 20–29 лет (p > 0,05). Кесарево сечение (табл. 4) произвели у 23 (6,0%) девочек-подростков и у 12 (2,9%) взрослых (p > 0,05), при этом доля экстренного оперативного родоразрешения среди женщин основной группы составила 78,0%, среди женщин контрольной — 92,0% (p < 0,05).

Таблица 4

Показания к операции кесарева сечения у женщин основной и контрольной групп, n (%)

1_4.jpg

Быстрые и стремительные роды у юных женщин происходили почти в 2 раза чаще, чем у женщин 20–29 лет: 12,9% против 6,7% (p < 0,05), затяжные роды — у 0,8% и 1,4% соответственно (p > 0,05).

У участниц основной группы значимо чаще, чем контрольной, имели место хроническая и острая гипоксия плода, много- и маловодие, крупный плод, узкий таз (табл. 5).

Таблица 5

Структура и частота осложнений родов у женщин основной и контрольной групп, n (%)

1_5.jpg

Согласно нашему исследованию, отмечалось статистически незначимое, но все же некоторое увеличение числа преждевременных родов у юных женщин (табл. 6).

Таблица 6

Структура родов по гестационному сроку в основной и контрольной группах, %

1_6.jpg

Средняя масса тела новорожденных в основной группе составила 3349,5 ± 469,4 г, в группе контроля — 3416,5 ± 407,1 г (p < 0,01). Маловесные дети (масса тела — менее 2500 г) у девочек-подростков рождались почти в 6 раз чаще, чем у женщин оптимального репродуктивного возраста (4,0% против 0,7% соответственно, p < 0,05). Средняя длина тела новорожденных у матерей-подростков — 51,3 ± 2,54 см, у женщин 20–29 лет — 51,7 ± 2,2 см (р < 0,05).

Средняя оценка новорожденных по шкале Апгар на первую минуту жизни в группе юных матерей составила 7,9 ± 0,6 балла, в группе матерей оптимального репродуктивного возраста — 8,0 ± 0,5 балла (р < 0,05).

Общая заболеваемость новорожденных, по данным нашего исследования, составила 42,0% в основной группе и 22,0% в контрольной (р < 0,05). Выписаны домой 94,3% новорожденных от юных мам и 97,0% от взрослых женщин, переведены в больницы 5,4% детей пациенток основной группы и 3,0% контрольной (р > 0,05). В группе юных женщин был неблагоприятный исход родов — 1 (0,3%) ребенок умер после домашних родов. В контрольной группе случаев ранней неонатальной смерти не было (р > 0,05) (табл. 7).

Таблица 7

Заболеваемость новорожденных матерей основной и контрольной групп, n (%)

1_7.jpg

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Юные беременные имеют более раннее менархе, сексуально более активны, для них характерны низкая контрацептивная активность, более высокая частота расстройств менструации (р < 0,001). Они меньше отягощены гинекологическими заболеваниями и менее подвержены оперативным вмешательствам на органах репродуктивной системы, включая прерывание беременности (р < 0,001). Среди осложнений беременности у матерей-подростков преобладают анемия, угроза прерывания беременности, угроза преждевременных родов, быстрые и стремительные роды, многоводие, узкий таз. Биологическая незрелость организма матерей-подростков предопределяет неблагоприятные перинатальные исходы, такие как маловесность, более низкие баллы по шкале Апгар.

Акушерские и перинатальные осложнения у юных первородящих
18 Июля 19:47
ЛИТЕРАТУРА
  1. Кетова А.А., Коростелева Е.С., Ковалкина А.А. К вопросу о сохранении репродуктивного здоровья подростков. В кн.: Семья в современном мире. Сборник трудов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Курск; 2017: 67–71. [Ketova A.A., Korosteleva E.S., Kovalkina A.A. K voprosu o sohranenii reproduktivnogo zdorov'ya podrostkov. V kn.: Sem'ya v sovremennom mire. Sbornik trudov Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii s mezhdunarodnym uchastiem. Kursk; 2017: 67–71. (in Russian)]
  2. Сибирская Е.В., Адамян Л.В., Колтунов И.Е., Короткова С.А., Полякова Е.И., Геворгян А.П. и др. Анализ гинекологической заболеваемости девочек и девушек в Москве. Пробл. репродукции. 2017; 23(6): 60–5. [Sibirskaya E.V., Adamyan L.V., Koltunov I.E., Korotkova S.A., Polyakova E.I., Gevorgyan A.P. i dr. Analiz ginekologicheskoi zabolevaemosti devochek i devushek v Moskve. Probl. reproduktsii. 2017; 23(6): 60–5. (in Russian)]
  3. Luttges D.C., Leyton M.C., Leal F.I., Troncoso E.P., Molina G.T. Implications of chilean legal framework in teen pregnancy prevention: conflict and insecurity in health professionals. Rev. Med. Chil. 2016; 144(10): 1260–5. DOI: 10.4067/S0034-98872016001000004
  4. Ларюшева Т.М., Истомина И.Г., Баранов А.Н. Сравнительная характеристика клинических показателей течения беременности и родов у женщин подросткового и оптимального репродуктивного возраста. Журн. акушерства и женских болезней. 2016; 65(1): 34–42. [Laryusheva T.M., Istomina I.G., Baranov A.N. Sravnitel'naya harakteristika klinicheskih pokazatelej techeniya beremennosti i rodov u zhenshchin podrostkovogo i optimal'nogo reproduktivnogo vozrasta. Zhurn. akusherstva i zhenskih boleznej. 2016; 65(1): 34–42. (in Russian)]
  5. Загдай С.П., Ермашева М.А. Особенности состояния здоровья юной матери и ее ребенка. Смоленский мед. альманах. 2017; 1: 138–42. [Zagdaj S.P., Ermasheva M.A. Osobennosti sostoyaniya zdorov'ya yunoj materi i ee rebenka. Smolenskij med.al'manah. 2017; 1: 138–42. (in Russian)]
  6. Степашов Н.С., Бердникова Т.В. Брак и материнство юных матерей. В кн.: Семья в современном мире. Сборник трудов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Курск; 2017: 141–45. [Stepashov N.S., Berdnikova T.V. Brak i materinstvo yunyh materej. V kn.: Sem'ya v sovremennom mire. Sbornik trudov Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii s mezhdunarodnym uchastiem. Kursk; 2017: 141–5. (in Russian)]
  7. Черных А.В., Белов Е.В., Шевцов А.Н. Антропометрические показатели поперечносуженного таза у юных первородящих. Новая наука: от идеи к результату. 2016; 1–2: 5–7. [Chernyh A.V., Belov E.V., Shevcov A.N. Antropometricheskie pokazateli poperechnosuzhennogo taza u yunyh pervorodyashchih. Novaya nauka: ot idei k rezul'tatu. 2016; 1–2: 5–7. (in Russian)]
  8. Баринов С.В., Шамина И.В., Тирская Ю.И., Ралко В.В., Дудкова Г.В., Фрикель Е.А. и др. Течение беременности и исходы родов в возрастном аспекте. Фундаментальная и клиническая медицина. 2016; 1(2): 18–24. [Barinov S.V., Shamina I.V., Tirskaya Yu.I., Ralko V.V., Dudkova G.V., Frikel' E.A. i dr. Techenie beremennosti i iskhody rodov v vozrastnom aspekte. Fundamental'naya i klinicheskaya medicina. 2016; 1(2): 18–24. (in Russian)]
  9. Шевлюкова Т.П., Чабанова Н.Б., Галиева Г.Д., Боечко Д.И. Особенности течения гестационного периода и родов в подростковом возрасте. Актуальные научные исследования в современном мире. 2017; 6–2(26): 110–13.1. [Shevlyukova T.P., Chabanova N.B., Galieva G.D., Boechko D.I. Osobennosti techeniya gestacionnogo perioda i rodov v podrostkovom vozraste. Aktual'nye nauchnye issledovaniya v sovremennom mire. 2017; 6–2(26): 110–13.1. (in Russian)]
  10. Socolov D.G., Iorga M., Carauleanu A., Ilea C., Blidaru I., Boiculese L. et al. Pregnancy during adolescence and associated risks: an 8-year hospital-based cohort study (2007–2014) in Romania, the country with the highest rate of teenage pregnancy in Europe. Biomed Res Int. 2017; 2017: 9205016. DOI: 10.1155/2017/9205016
  11. Муц Е.Ю., Чижова Ж.Г., Ермашева М.А., Марченкова Ю.В. Состояние здоровья девочек шестнадцатилетнего возраста. Смоленский мед. альманах. 2017; 4: 82–5. [Muc E.Yu., Chizhova Zh.G., Ermasheva M.A., Marchenkova Yu.V. Sostoyanie zdorov'ya devochek shestnadcatiletnego vozrasta. Smolenskij med. al'manah. 2017; 4: 82–5. (in Russian)]
  12. Medhi R., Das B., Das A., Ahmed M., Bawri S., Rai S. Adverse obstetrical and perinatal outcome in adolescent mothers associated with first birth: a hospital-based case-control study in a tertiary care hospital in North-East India. Adolesc. Health Med. Ther. 2016; 7: 37–42. DOI: 10.2147/AHMT.S91853
  13. Yu S.H., Mason J., Crum J., Cappa C., Hotchkiss D.R. Differential effects of young maternal age on child growth. Glob. Health Action. 2016; 9(1): 31171. DOI: 10.3402/gha.v9.31171
  14. Salam R.A., Faqqah A., Sajjad N., Lassi Z.S., Das J.K., Kaufman M. et al. Improving adolescent sexual and reproductive health: a systematic review of potential interventions. Adolesc. Health. 2016; 59(4S): S11–28. DOI: 10.1016/j.jadohealth.2016.05.022
  15. Lee S.H., Lee S.M., Lim N.G., Kim H.J., Bae S.H., Ock M. et al. Differences in pregnancy outcomes, prenatal care utilization, and maternal complications between teenagers and adult women in Korea: a nationwide epidemiological study. Medicine (Baltimore). 2016; 95(34): e4630. DOI: 10.1097/MD.0000000000004630

Новости

Партнеры