Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Органосохраняющие операции при аномальной инвазии плаценты (5-летний опыт Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова)

DOI:10.31550/1727-2378-2019-166-11-29-34
Библиографическая ссылка: Шмаков Р.Г., Пирогова М.М., Васильченко О.Н., Чупрынин В.Д., Пырегов А.В., Ходжаева З.С., Клименченко Н.И., Федорова Т.А., Ежова Л.С., Быченко В.Г., Бойкова Ю.В. Органосохраняющие операции при аномальной инвазии плаценты (5-летний опыт Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова) // Доктор.Ру. 2019. № 11 (166). С. 29–34. DOI: 10.31550/1727-2378-2019-166-11-29-34
Органосохраняющие операции при аномальной инвазии плаценты (5-летний опыт Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова)
22 Сентября 07:39

Цель исследования: оценить эффективность комплексного компрессионного гемостаза у пациенток с различной глубиной инвазии трофобласта.

Дизайн: проспективное исследование.

Материалы и методы. Проведен анализ данных 98 беременных с врастанием плаценты. Диагнозы placenta accreta, placenta increta, placenta percreta подтверждены при помощи морфологического исследования у 28 (28,6%), 64 (65,3%) и 6 (6,1%) пациенток. Оценивали возраст, предшествующие операции на матке, информацию о предыдущих беременностях, объем кровопотери, экстирпацию матки, перевязку внутренних подвздошных сосудов. Всем пациенткам с подозрением на врастание плаценты проводилось оперативное лечение в объеме срединной лапаротомии, донного кесарева сечения, комплексного компрессионного гемостаза, баллонной тампонады матки, метропластики.

Результаты. Объем суммарной кровопотери возрастал с увеличением глубины врастания плаценты: при placenta accreta он составил 975 мл, при placenta increta — 1300 мл, при placenta percreta — 2200 мл (p = 0,048). Гистерэктомия чаще требовалась пациенткам с более выраженной степенью врастания плаценты: 9,4% против 33,3% (p = 0,038), а при placenta accreta она не понадобилась вовсе. Частота перевязки внутренних подвздошных сосудов также повышалась с увеличением глубины инвазии трофобласта: 7,1%, 14,1% и 50% (р = 0,026).

Заключение. Выявлена взаимосвязь объема кровопотери и глубины инвазии трофобласта, что дает возможность предикции и позволяет разработать оптимальную хирургическую тактику родоразрешения беременных с врастанием плаценты. Необходимо дальнейшее изучение проблемы для улучшения исходов у женщин с наиболее тяжелыми случаями данной патологии.

Бойкова Юлия Владимировна — к. м. н., врач ультразвуковой диагностики ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 1962-0956. E-mail: j_boikova@oparina4.ru

Быченко Владимир Геннадьевич — к. м. н., заведующий отделением лучевой диагностики ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 1962-0956. E-mail: v_bychenko@oparina4.ru

Васильченко Оксана Николаевна — к. м. н., старший научный сотрудник 2-го родильного отделения ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 3009-1899. E-mail: o_vasilchenko@oparina4.ru

Ежова Лариса Сергеевна — к. м. н., старший научный сотрудник патолого-анатомического отделения ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 1397-7517. E-mail: l_ezhova@oparina4.ru

Клименченко Наталья Ивановна — к. м. н., старший научный сотрудник 1-го акушерского отделения патологии беременности ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 8556-3251. E-mail: n_klimenchenko@oparina4.ru

Пирогова Мария Михайловна — аспирант ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: pirogovamariya@gmail.com

Пырегов Алексей Викторович — д. м. н., доцент, заведующий отделением анестезиологии и реаниматологии, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 5456-0224. Е-mail:a_pyregov@oparina4.ru

Федорова Татьяна Анатольевна — д. м. н., профессор, руководитель отдела трансфузиологии и экстракорпоральной гемокоррекции ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 4652-4701. Е-mail: t_fyodorova@oparina4.ru

Ходжаева Зульфия Сагдуллаевна — д. м. н., профессор, заведующая 1-м акушерским отделением патологии беременности ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 4512-2375. E-mail: z_khodzhaeva@oparina4.ru

Чупрынин Владимир Дмитриевич — к. м. н., заведующий хирургическим отделением ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 3909-5201. E-mail: v_chuprynin@oparina4.ru

Шмаков Роман Георгиевич — д. м. н., профессор РАН, директор Института акушерства ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. eLIBRARY.RU SPIN: 3804-3269. ORCID.org 0000-0002-2206-1002. E-mail: r_shmakov@oparina4.ru

Вклад авторов: Шмаков Р.Г. — лечение пациенток, редактирование статьи после рецензирования, одобрение окончательной версии статьи; Пирогова М.М. — отбор и обследование пациенток, обработка данных; Васильченко О.Н. — отбор и обследование пациенток, обработка данных; Чупрынин В.Д. — лечение пациенток, проверка критически важного содержания статьи; Пырегов А.В. — проверка критически важного содержания статьи, одобрение окончательной версии статьи; Ходжаева З.С. — утверждение рукописи для публикации, одобрение окончательной версии статьи; Клименченко Н.И. — обследование пациенток, одобрение окончательной версии статьи; Федорова Т.А. — участие в написании статьи, утверждение рукописи для публикации; Ежова Л.С. — обследование пациенток, интерпретация данных; Быченко В.Г. — обследование пациенток, интерпретация данных; Бойкова Ю.В. — обследование пациенток, интерпретация данных, редактирование статьи после рецензирования.

Авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов

Аномальная инвазия, или врастание, плаценты — состояние, характеризующееся патологической инвазией ворсин хориона в стенку матки. Частота встречаемости данного осложнения в 1960 году составляла 1 случай на 93 000, но к настоящему времени достигла 1 на 533, а по некоторым данным — 1 на 272[1–3]. Основные факторы риска врастания плаценты — предлежание плаценты и предыдущее кесарево сечение; риски значительно повышаются при сочетании этих факторов, а также в случае расположения плаценты в области рубца на матке после перенесенного кесарева сечения[4]. Не стоит забывать и о том, что к аномальному прикреплению плаценты могут привести повреждение эндометрия в связи с кюретажем стенок матки, аблацией эндометрия и эмболизация маточных артерий и ручное отделение последа в предыдущих родах[5].
Глубина и площадь врастания плаценты — главные факторы, определяющие хирургическую тактику и исходы для женщин[6]. В последние годы были разработаны консервативные стратегии и мультидисциплинарные подходы, направленные на снижение объема кровопотери и сохранение фертильности пациенток[7–10].
В Национальном медицинском исследовательском центре акушерства, гинекологии и перинатологии данной проблемой, несущей значительную угрозу жизни матери и плода, занимаются с 2014 года. С того времени пролечены 132 пациентки и разработаны различные методики хирургического гемостаза, в число которых входят двусторонняя перевязка внутренних подвздошных артерий, временная окклюзия общих подвздошных артерий и комплексный компрессионный гемостаз; были получены 3 патента[11–14].
Несмотря на то что каждый из этих методов заслуживает особого внимания, эффективность комплексного компрессионного гемостаза оказалась значительно выше, чем таковая окклюзии магистральных сосудов. Объем кровопотери при метропластике с использованием турникетов для дистального гемостаза снижался в 2 раза по сравнению с кровопотерей при использовании других методов[15]. При анализе инфузионно-трансфузионной терапии по таким показателям, как объем аутоэритроцитов, частота и объем гемотрансфузий препаратами донорской крови, свежезамороженной плазмы, а также общий объем инфузии во время операции, были получены близкие значения в трех группах и статистически значимо меньшие — в группе с комплексным компрессионным гемостазом.
Особый интерес представляют данные об общей кровопотере при использовании каждого из методов и в зависимости от глубины инвазии трофобласта, которые также подтверждают высочайшую эффективность именно комплексного компрессионного гемостаза.
Цель данного исследования: оценить эффективность комплексного компрессионного гемостаза у пациенток с различной глубиной инвазии трофобласта.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ
Нами проведен проспективный анализ данных 98 беременных с диагнозом врастания плаценты, пролеченных в период с 1 января 2016 года по 31 декабря 2018 года в ФГБУ «НМИЦ АГП им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. Диагнозы placenta accreta, placenta increta, placenta percreta подтверждены при помощи морфологического исследования у 28 (28,6%), 64 (65,3%) и 6 (6,1%) пациенток.
Оценивали такие показатели, как возраст матери, предшествующие операции на матке, информацию о предыдущих беременностях (число, предшествующие операции кесарева сечения), объем кровопотери, экстирпацию матки, перевязку внутренних подвздошных сосудов. Дородовая диагностика аномального прикрепления плаценты осуществлялась при помощи УЗИ и МРТ. Всем пациенткам с подозрением на врастание плаценты проводилось оперативное лечение в объеме срединной лапаротомии, донного кесарева сечения, комплексного компрессионного гемостаза, баллонной тампонады матки, метропластики. Во всех случаях было выполнено патоморфологическое исследование для подтверждения диагноза.
Параметрические данные представлены как среднее значение и стандартное отклонение, непараметрические данные — как медиана и интерквартильный размах, качественные признаки — как абсолютное значение и доля в процентах. Для множественного сравнения параметрических данных использован тест ANOVA, непараметрических данных — тест Краскела — Уоллиса, для сравнения качественных признаков — однонаправленный расширенный тест Мантеля — Хензеля на наличие тренда. Различия считались статистически значимыми при p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ
Средний возраст пациенток с подтвержденным диагнозом placenta accreta составил 35,1 ± 4,5 года, placenta increta — 33,0 ± 5,3 года, placenta percreta — 36,5 ± 3,0 года. Число беременностей в анамнезе в группах сравнения также значимо не различалось: 4 (3–5,25), 3,5 (2–5) и 3,5 (2,25–4,75) соответственно. Количество самопроизвольных и оперативных родов в анамнезе пациенток составило соответственно 1 (1–2) и 2 (1–3) при placenta accreta, 1 (1–1) и 1 (1–2) при placenta increta, 1 (1–1) и 1 (1–2) при placenta percreta и не было связано со степенью врастания плаценты.
Распространенность наиболее частых факторов риска врастания плаценты представлена в таблице 1. Рубец на матке после кесарева сечения в анамнезе встречался у всех участниц. При этом не было существенной разницы в количестве оперативных вмешательств. Рубец на матке после миомэктомии в анамнезе имел место только у пациенток с placenta increta и placenta percreta, причем значимо чаще — у женщин с большей глубиной инвазии плаценты (p = 0,039). Не выявлено влияние числа проведенных миомэктомий на степень врастания плаценты, что может быть связано с небольшой распространенностью рубца на матке после миомэктомии у пациенток с врастанием плаценты.

Таблица 1
Факторы риска врастания плаценты

5_1.jpg

Кюретаж полости матки, в том числе повторный, был в анамнезе у 42,9% пациенток с placenta accreta, 42,2% с placenta increta и 33,3% с placenta percreta, вакуум-аспирация эндометрия — у 10,7% женщин с placenta accreta и у 33,3% с placenta percreta. При этом число вакуум-аспираций эндометрия в анамнезе ассоциировалось со степенью врастания плаценты (p = 0,024).
В исследовании не участвовали пациентки с пороками развития матки, а синдром Ашермана был диагностирован у 2 (3,1%) пациенток с Placenta increta, что делает невозможной оценку влияния данных факторов на степень врастания плаценты.
Особенности и исходы оперативного родоразрешения участниц исследования представлены в таблице 2. Срок родоразрешения пациенток был сопоставим во всех группах. При этом объем периоперационной (суммарной) кровопотери ожидаемо возрастал с увеличением глубины инвазии ворсин хориона в миометрий, как и частота перевязки внутренних подвздошных сосудов (дополнительный метод остановки кровотечения). При этом частота развития послеоперационного кровотечения была относительно невысокой и значимо не различалась в группах сравнения. При placenta percreta послеоперационное кровотечение не отмечено ни у одной пациентки, что может быть связано с небольшим размером группы.

Таблица 2
Особенности и исходы оперативного родоразрешения пациенток с врастанием плаценты

5_2.jpg

Гистерэктомия чаще требовалась женщинам с более выраженной степенью врастания плаценты: 9,4% против 33,3% (p = 0,038), а при placenta accreta она не понадобилась вовсе.

ОБСУЖДЕНИЕ
В настоящее время остаются открытыми вопросы патогенеза и рисков развития различных типов врастания плаценты. Множество исследований выявили, что наиболее значимые факторы риска врастания плаценты — число кесаревых сечений в анамнезе и предлежание плаценты, но данных о причинах увеличения глубины инвазии трофобласта недостаточно[4]. Анализ наиболее частых факторов риска показал, что число кесаревых сечений в анамнезе не играет значительной роли в степени инвазии плаценты, так же как миомэктомия или кюретаж полости матки.
Кроме того, не найдена диагностически значимая разница в возрасте и числе родов между женщинами из различных групп, что согласуется с данными некоторых исследователей[16], в то время как другие авторы сообщают о повышении риска врастания плаценты при увеличении возраста матери, что может быть связано с более высоким паритетом[17].
Анализ сроков родоразрешения не показал значимые различия между пациентками с различной степенью инвазии трофобласта. Все женщины были прооперированы в сроках 34–36 недель беременности, оптимальных для предотвращения развития дородового кровотечения и улучшения исходов для новорожденного[18]. Это согласуется с данными М.А. Курцера и соавт. о том, что наибольшее число беременных с врастанием плаценты были благополучно родоразрешены в сроки 34–37 недель беременности в плановом порядке[10].
M.A. Belfort и B.K. Robinson также подтверждают, что родоразразрешение в указанные сроки при врастании плаценты позволяет избежать экстренной операции, вероятность которой после 34–35 недель беременности резко возрастает[19–21].
Основной проблемой, возникающей при родоразрешении пациенток с патологией прикрепления плаценты, является объем интра- и послеоперационной кровопотери, для уменьшения которой необходима оптимальная хирургическая техника гемостаза, позволяющая проводить органосохраняющую операцию без интраоперационных и отдаленных осложнений для матери. Таким методом служит комплексный компрессионный гемостаз, при котором используется билатеральное наложение турникетных жгутов на основание широких связок, где происходит компрессия трубных ветвей и коммуникантов, связывающих яичниковую и маточную артерии, а также восходящие маточные артерии в шеечно-перешеечной области. Этот метод показал высокую эффективность и безопасность при минимальном общем объеме кровопотери[22] (рис. 1).

Рис. 1. Схема комплексного компрессионного гемостаза. Наложение турникетных жгутов билатерально на основание широких связок, где таким образом захватываются маточная труба, мезосальпинкс, собственная связка яичника и шеечно-перешеечная область матки в проекции деления маточной артерии на восходящую и нисходящую ветвь

r5_1.jpg

Как и предполагалось, наибольшей кровопотеря была в группе placenta percreta (рис. 2) независимо от хирургического метода, что подтверждает гипотезу об увеличении кровопотери по мере увеличения инвазии ворсин трофобласта[23]. В этой группе чаще приходилось прибегать к перевязке внутренних подвздошных сосудов как к дополнительному методу остановки продолжающегося кровотечения.

Рис. 2. Placenta percreta. Фотография Р.Г. Шмакова

r5_2.jpg

Гистерэктомия, часто проводимая при врастании плаценты, травматична и увеличивает кровопотерю; кроме того, она лишает женщину репродуктивного потенциала и нарушает анатомию тазового дна, что в дальнейшем приводит к полисистемным синдромам. Анализ среднего показателя общей кровопотери при гистерэктомии по поводу врастания плаценты показал, что кровопотеря варьирует в широком диапазоне — от 2000 до 7800 мл, в 90% случаев превышая 3000 мл, что ставит под сомнение взгляды ряда исследователей об оправданности рутинной гистерэктомии[24–26].
В нашем исследовании статистически значимо показано, что глубина инвазии напрямую коррелирует с частотой гистерэктомии, объемом кровопотери и необходимостью применения дополнительных методов остановки кровотечения.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Проанализированные данные позволяют разработать оптимальную тактику предикции врастания плаценты, а также хирургическую тактику родоразрешения беременных с данным осложнением, однако необходимо дальнейшее изучение проблемы для снижения объема кровопотери и улучшения исходов у женщин с наиболее тяжелыми случаями врастания плаценты.


Органосохраняющие операции при аномальной инвазии плаценты (5-летний опыт Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова)
22 Сентября 07:39
ЛИТЕРАТУРА
  1. Wu S., Kocherginsky M., Hibbard J. Abnormal placentation: twenty-year analysis. Am. J. Obstet. Gynecol. 2005; 192(5): 1458–61. DOI: 10.1016/j.ajog.2004.12.074
  2. Mogos M.F., Salemi J.L., Ashley M., Whiteman V.E., Salihu H.M. Recent trends in placenta accreta in the United States and its impact on maternal-fetal morbidity and healthcare-associated costs, 1998–2011. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2016; 29(7): 1077–82. DOI: 10.3109/14767058.2015.1034103
  3. Morlando M., Sarno L., Napolitano R., Capone A., Tessitore G., Maruotti G.M. et al. Placenta accreta: incidence and risk factors in an area with a particularly high rate of cesarean section. Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2013; 92(4): 457–60. DOI: 10.1111/aogs.12080
  4. Silver R.M., Landon M.B., Rouse D.J., Leveno K.J., Spong C.Y., Thom E.A. et al. Maternal morbidity associated with multiple repeat cesarean deliveries. Obstet. Gynecol. 2006; 107(6): 1226–32. DOI: 10.1097/01.AOG.0000219750.79480.84
  5. Baldwin H.J., Patterson J.A., Nippita T.A., Torvaldsen S., Ibiebele I., Simpson J.M. et al. Antecedents of abnormally invasive placenta in primiparous women: risk associated with gynecologic procedures. Obstet. Gynecol. 2018; 131(2): 227–33. DOI: 10.1097/AOG.0000000000002434
  6. Palacios-Jaraquemada J.M. Placenta adhesive disorders. 1st ed. Berlin: De Gruyter Editors; 2012. 171 p
  7. Takeda A., Koike W. Conservative endovascular management of retained placenta accreta with marked vascularity after abortion or delivery. Arch. Gynecol. Obstet. 2017; 296(6): 1189–98. DOI: 10.1007/s00404-017-4528-0
  8. Федорова Т.А., Рогачевский О.В., Стрельникова Е.В., Королев А.Ю., Виницкий А.А. Массивные акушерские кровотечения при предлежании и врастании плаценты: взгляд трансфузиолога. Журн. им. Н.В. Склифосовского «Неотложная медицинская помощь». 2018; 7(3): 253–9. [Fedorova T.A., Rogachevskii O.V., Strel'nikova E.V., Korolev A.Yu., Vinitskii A.A. Massivnye akusherskie krovotecheniya pri predlezhanii i vrastanii platsenty: vzglyad transfuziologa. Zhurn. im. N.V. Sklifosovskogo “Neotlozhnaya meditsinskaya pomoshch”. 2018; 7(3): 253–9. (in Russian)]
  9. Федорова Т.А., Шмаков Р.Г., Рогачевский О.В., Пырегов А.В., Стрельникова Е.В., Виницкий А.А. и др. Инфузионно-трансфузионное обеспечение при операции кесарева сечения у беременных с врастанием плаценты. Акушерство и гинекология. 2017; 12: 38–44. [Fedorova T.A., Shmakov R.G., Rogachevskii O.V., Pyregov A.V., Strel'nikova E.V., Vinitskii A.A. i dr. Infuzionno-transfuzionnoe obespechenie pri operatsii kesareva secheniya u beremennykh s vrastaniem platsenty. Akusherstvo i ginekologiya. 2017; 12: 38–44. (in Russian)]. DOI: 10.18565/aig.2017.12.38-44
  10. Курцер М.А, Бреслав И.Ю., Григорьян А.М., Латышкевич О.А., Кутакова Ю.Ю., Кондратьева М.А. Временная баллонная окклюзия общих подвздошных артерий при осуществлении органосохраняющих операций у пациенток с врастанием плаценты. Акушерство и гинекология: новости, мнения, обучение. 2018; 6(4): 31–7. [Kurtser M.A, Breslav I.Yu., Grigor'yan A.M., Latyshkevich O.A., Kutakova Yu.Yu., Kondrat'eva M.A. Vremennaya ballonnaya okklyuziya obshchikh podvzdoshnykh arterii pri osushchestvlenii organosokhranyayushchikh operatsii u patsientok s vrastaniem platsenty. Akusherstvo i ginekologiya: novosti, mneniya, obuchenie. 2018; 6(4): 31–7. (in Russian)]
  11. Шмаков Р.Г., Чупрынин В.Д., Виницкий А.А. Комплексный компрессионный гемостаз при выполнении органосохраняющего оперативного родоразрешения у пациенток с врастанием плаценты. Патент на изобретение RUS 2627633 13.12.2016. [Shmakov R.G., Chuprynin V.D., Vinitskii A.A. Kompleksnyi kompressionnyi gemostaz pri vypolnenii organosokhranyayushchego operativnogo rodorazresheniya u patsientok s vrastaniem platsenty. Patent na izobretenie RUS 2627633 13.12.2016. (in Russian)]
  12. Шмаков Р.Г., Чупрынин В.Д., Кан Н.Е., Тютюнник В.Л., Виницкий А.А. Способ временной окклюзии общих подвздошных артерий при выполнении органосохраняющего оперативного родоразрешения у пациенток с врастанием плаценты. Патент на изобретение RUS 2625286 26.09.2016. [Shmakov R.G., Chuprynin V.D., Kan N.E., Tyutyunnik V.L., Vinitskii A.A. Sposob vremennoi okklyuzii obshchikh podvzdoshnykh arterii pri vypolnenii organosokhranyayushchego operativnogo rodorazresheniya u patsientok s vrastaniem platsenty. Patent na izobretenie RUS 2625286 26.09.2016. (in Russian)]
  13. Шмаков Р.Г., Чупрынин В.Д., Виницкий А.А. Способ двухуровнего гемостаза при выполнении органосохраняющего оперативного родоразрешения у пациенток с врастанием плаценты. Патент на изобретение RUS 2626984 05.10.2016. [Shmakov R.G., Chuprynin V.D., Vinitskii A.A. Sposob dvukhurovnego gemostaza pri vypolnenii organosokhranyayushchego operativnogo rodorazresheniya u patsientok s vrastaniem platsenty. Patent na izobretenie RUS 2626984 05.10.2016. (in Russian)]
  14. Королев А.Ю., Пырегов А.В., Федорова Т.А., Шмаков Р.Г., Герасимов Ю.А., Шпилюк М.А. и др. Безопасность регионарной анестезии при родоразрешении беременных с врастанием плаценты. Акушерство и гинекология. 2019; 1: 92–7. [Korolev A.Yu., Pyregov A.V., Fedorova T.A., Shmakov R.G., Gerasimov Yu.A., Shpilyuk M.A. i dr. Bezopasnost' regionarnoi anestezii pri rodorazreshenii beremennykh s vrastaniem platsenty. Akusherstvo i ginekologiya. 2019; 1: 92–7. (in Russian)]. DOI: 10.18565/aig.2019.1.92-97
  15. Shmakov R.G., Vinitskiy A.A., Chuprinin V.D., Yarotskaya E.L., Sukhikh G.T. Alternative approaches to surgical hemostasis in patients with morbidly adherent placenta undergoing fertility-sparing surgery. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2019; 32(12): 2042–8. DOI: 10.1080/14767058.2018.1424821
  16. Usta I.M., Hobeika E.M., Musa A.A., Gabriel G.E., Nassar A.H. Placenta previa-accreta: risk factors and complications. Am. J. Obstet. Gynecol. 2005; 193(3 Pt 2): 1045–49. DOI: 10.1016/j.ajog.2005.06.037
  17. Gilliam M., Rosenberg D., Davis F. The likelihood of placenta previa with greater number of cesarean deliveries and higher parity. Obstet. Gynecol. 2002; 99(6): 976–80. DOI: 10.1016/s0029-7844(02)02002-1
  18. Society for Maternal-Fetal Medicine (SMFM); Gyamfi-Bannerman C. Society for Maternal-Fetal Medicine (SMFM) Consult Series #44: management of bleeding in the late preterm period. Am. J. Obstet. Gynecol. 2018; 218(1): B2–8. DOI: 10.1016/j.ajog.2017.10.019
  19. Publications Committee, Society for Maternal-Fetal Medicine; Belfort M.A. Placenta accreta. Am. J. Obstet. Gynecol. 2010; 203(5): 430–9. DOI: 10.1016/j.ajog.2010.09.013
  20. Belfort M.A. Indicated preterm birth for placenta accreta. Semin. Perinatol. 2011; 35(5): 252–6. DOI: 10.1053/j.semperi.2011.05.002
  21. Robinson B.K., Grobman W.A. Effectiveness of timing strategies for delivery of individuals with placenta previa and accreta. Obstet. Gynecol. 2010; 116(4): 835–42. DOI: 10.1097/AOG.0b013e3181f3588d
  22. Виницкий А.А., Шмаков Р.Г., Чупрынин В.Д. Сравнительная оценка эффективности методов хирургического гемостаза при органосохраняющем родоразрешении у пациенток с врастанием плаценты. Акушерство и гинекология. 2017; 7: 68–74. [Vinitskii A.A., Shmakov R.G., Chuprynin V.D. Sravnitel'naya otsenka effektivnosti metodov khirurgicheskogo gemostaza pri organosokhranyayushchem rodorazreshenii u patsientok s vrastaniem platsenty. Akusherstvo i ginekologiya. 2017; 7: 68–74. (in Russian)]. DOI: 10.18565/aig.2017.7.68-74
  23. Lax A.M., Prince R., Mennitt K.W., Schwebach J.R., Budorick N.E. The value of specific MRI features in the evaluation of suspected placental invasion. Magn. Reson. Imaging. 2007; 25(1): 87–93. DOI: 10.1016/j.mri.2006.10.007
  24. Wright J.D., Pri-Paz S., Herzog T.J., Shah M., Bonanno C., Lewin S.N. et al. Predictors of massive blood loss in women with placenta accreta. Am. J. Obstet. Gynecol. 2011; 205(1): 38.e1–6. DOI: 10.1016/j.ajog.2011.01.040
  25. Hudon L., Belfort M.A., Broome D.R. Diagnosis and management of placenta percreta: a review. Obstet. Gynecol. Surv. 1998; 53(8): 509–17.
  26. Eller A.G., Bennett M. A., Sharshiner M., Masheter C., Soisson A. P., Dodson M. et al. Maternal morbidity in cases of placenta accreta managed by a multidisciplinary care team compared with standard obstetric care. Obstet. Gynecol. 2011; 117(2 Pt 1): 331–7. DOI: 10.1097/aog.0b013e3182051db2

Партнеры