Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Опыт использования препарата Субетта в терапии сахарного диабета 2 типа у коморбидной пациентки (клинический случай)

DOI:10.31550/1727-2378-2020-19-2-63-67
Библиографическая ссылка: Волкова Т.В., Кудинов В.И. Опыт использования препарата Субетта в терапии сахарного диабета 2 типа у коморбидной пациентки (клинический случай). Доктор.Ру. 2020; 19(2): 63–67. DOI: 10.31550/1727-2378-2020-19-2-63-67
Опыт использования препарата Субетта в терапии сахарного диабета 2 типа у коморбидной пациентки (клинический случай)
22 Апреля 10:36

Цель статьи: показать эффективность препарата Субетта в комплексной гипогликемической терапии коморбидной пациентки с сахарным диабетом (СД) 2 типа.

Основные положения. Назначение пациентке препаратов, способных воздействовать на звенья патогенеза СД 2 типа, в частности Субетты, дало значимый результат: снижение массы тела и объема висцеральной жировой ткани позволило улучшить чувствительность периферических тканей к инсулину, что способствовало нормализации углеводного и жирового обмена, положительной динамике со стороны сердечно-сосудистой системы.

Заключение. Для повышения эффективности сахароснижающей фармакотерапии большое значение имеет применение лекарственных средств, воздействующих на инсулиновый рецептор, поэтому обоснована интенсификация лечения путем добавления препарата Субетта в состав комплексной терапии. Коррекция инсулинорезистентности является важным компонентом и должна быть включена в цели гипогликемической терапии, что позволит добиться лучшего эффекта от лечения и профилактики осложнений СД.

Вклад авторов: Волкова Т.В. — обследование и лечение пациентки, обработка, анализ и интерпретация данных, написание текста рукописи, обзор публикаций по теме статьи; Кудинов В.И. — обзор публикаций по теме статьи, проверка критически важного содержания, утверждение рукописи для публикации.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов.


Волкова Татьяна Владимировна — врач-эндокринолог ГБУ РО «ОКБ № 2». 344029, Россия, г. Ростов-на-Дону, ул. 1-й Конной Армии, д. 33. E-mail: Volkovatatyana@inbox.ru

Кудинов Владимир Иванович (автор для переписки) — к. м. н., доцент кафедры внутренних болезней № 1 ФГБОУ ВО РостГМУ Минздрава России. 344015, Россия, г. Ростов-на-Дону, ул. Благодатная, д. 170. E-mail: endo-kudinov@mail.ru

ВВЕДЕНИЕ

СД во всем мире остается одним из наиболее распространенных заболеваний. Число больных СД в возрасте 20–79 лет на 2019 год составило примерно 463 млн человек, около половины не знают о своем заболевании[1]. Среди людей старше 65 лет СД страдают 136 млн, численность больных СД в мире за последние 10 лет увеличилась более чем в 2 раза. Специалисты предсказывают, что при сохранении текущих трендов урбанизации и прироста населения численность людей с диабетом в 2025, 2030 и 2045 годах будет составлять 438 млн, 578 млн и 700 млн соответственно[2].

В 2019 году общая сумма затрат на лечение СД достигла 760 млрд долларов, это около 10% от всех расходов на здравоохранение. США, Китай и Бразилия занимают лидирующие позиции по затратам на лечение пациентов с СД 2 типа[3].

В Российской Федерации, как и во всех странах мира, отмечается значимый рост распространенности СД. По данным Федерального регистра СД, в РФ на конец 2019 года состояли на диспансерном учете 4 584 575 человек (3,1% населения), из них у 4 238 503 (92%) — СД 2 типа, у 256 202 (6%) — СД 1 типа и у 89 870 (2%) — другие типы СД, в том числе гестационный СД (у 8006 женщин)[4].

Однако по этим данным недооценено реальное количество пациентов, поскольку учитываются только выявленные и зарегистрированные случаи заболевания. Так, результаты масштабного российского эпидемиологического исследования NATION подтверждают, что диагностируется лишь 54% случаев СД 2 типа. Таким образом, реальная численность пациентов с СД в РФ не менее 9 млн человек (около 6% населения), что представляет чрезвычайную угрозу в долгосрочной перспективе, поскольку у значительной части больных СД остается недиагностированным, а следовательно, они не получают лечение и имеют высокий риск развития сосудистых осложнений[5]. Самыми опасными последствиями глобальной эпидемии СД являются его системные сосудистые осложнения — нефропатия, ретинопатия, поражение магистральных сосудов сердца, головного мозга, артерий нижних конечностей. Именно эти осложнения становятся основными причинами инвалидизации и смерти больных СД[6].

В Ростовской области СД 2 типа страдают 132 193 человека (по данным Федерального регистра Ростовской области), что составляет 3% об общей численности населения[4]. Из них менее 20% достигают целевого значения HbA1c[7].

Как известно, повышенный уровень HbA1c остается одним из главных факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний[8].

Одна из причин плохого метаболического контроля — недостаточное воздействие на инсулинорезистентность, которая является основным патогенетическим звеном СД 2 типа, под ее влиянием развивается компенсаторная гипергликемия, что и запускает основной каскад метаболических нарушений, поскольку биологическое действие инсулина заключается не только в регуляции обмена углеводов[9].

Согласно определению, предложенному экспертами Американской диабетической ассоциации, под инсулинорезистентностью следует понимать нарушение биологического ответа (метаболического и молекулярно-генетического) на экзогенный и эндогенный инсулин, метаболизма углеводов, жиров и белков, а также изменение синтеза ДНК, регуляции транскрипции генов, процессов дифференцировки и роста клеток и тканей организма[10].

В последние годы разработка новых сахароснижающих препаратов предусматривает оценку их влияния не только на повышенный уровень глюкозы в крови, но и на инсулинорезистентность. В Российской Федерации появился новый антидиабетический препарат Субетта, оказывающий положительное влияние на чувствительность тканей к инсулину[11].

Активными компонентами данного препарата являются технологически обработанные аффинно очищенные антитела (сверхвысокие разведения) к С-концевому фрагменту β-субъединицы ИР и эндотелиальной NО-синтазе. В двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании эффективности и безопасности применения препарата Субетта в составе комплексной терапии СД 2 типа продемонстрировано положительное влияние препарата на снижение уровня HBA1c[12].

В открытом исследовании, целью которого было сравнение разных режимов терапии, наряду с улучшением параметров углеводного обмена, показано более выраженное снижение индекса инсулинорезистентности у пациентов, получавших Субетту с метформином (–18,8%), чем у больных, принимавших метформин (–12,8%) (р < 0,05)[13].

Инсулиновый рецептор (ИР) — трансмембранный тирозинкиназный рецептор, который состоит из двух α- и двух β-субъединиц. Инсулин с высокой специфичностью связывается и распознается α-субъединицей, которая располагается на наружной поверхности клеточной мембраны. Данная связь приводит к конформационным изменениям α-субъединицы и тирозинкиназной активности β-субъединицы (трансмембранного белка), после чего происходит аутофосфорилирование β-субъединицы рецептора инсулина по нескольким тирозиновым остаткам.

Фосфорилирование β-субъединицы вызывает фосфорилирование других внутриклеточных белков-субстратов ИР (СИР) 1 и 2. Активация СИР-1 способствует вовлечению в процесс фосфатидилинозитол-3-киназы, активирующей сигнальный путь, стимулирующий транслокацию глюкозного транспортера 4 из цитозоля в плазматическую мембрану и, следовательно, трансмембранный перенос глюкозы в клетки жировой и мышечной ткани[14]. Этот путь в основном отвечает за метаболическое действие инсулина.

Другой путь связан с работой митоген-активируемых протеинкиназ. Он позволяет регулировать экспрессию генов, которые отвечают за рост и дифференциацию клеток.

Данные пути отличаются чувствительностью к трансформационным изменениям СИР-1 и возникающей в результате этого инсулинорезистентности[15].

Субетта способствует активации инсулин-зависимого транспорта глюкозы за счет увеличения соотношения фосфорилированных форм β-субъединиц рецептора инсулина к общему числу β-субъединиц[16]. Экспериментально показано, что Субетта влияет на увеличение синтеза адипонектина и активирует рецептор инсулина, в том числе в отсутствие инсулина[17, 18].

Арсенал сахароснижающих препаратов, которые можно использовать в качестве дополнительных к текущей сахароснижающей терапии, содержит большое количество лекарственных средств: инсулин, ингибиторы дипептидилпептидазы 4, препараты сульфонилмочевины, ингибиторы SGLT-2, тиазолидиндионы, акарбоза, агонисты глюкагоноподобного пептида 1 (ГГП-1). Однозначного решения по поводу выбора оптимального препарата не существует, приоритетным подходом является персонализированное лечение, направленное на улучшение контроля гликемии[19].

При выборе сахароснижающих препаратов необходимо учитывать наличие у пациента сердечно-сосудистых заболеваний, других сопутствующих патологий, факторов риска и т. д.

Медикаментозная терапия обязательно должна быть патогенетической. Субетта — это препарат, способный увеличивать чувствительность тканей к инсулину[11].

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ

Пациентка 66 лет, пенсионерка, инвалид 2-й группы, обратилась к эндокринологу поликлиники ОКБ № 2 г. Ростова-на-Дону.

В ходе визита она предъявляла жалобы на одышку при ходьбе, боли в сердце, возникающие при физической нагрузке; отечность ног, сухость во рту, жажду, частое мочеиспускание, повышенный аппетит, прибавку в весе.

Направлена кардиологом с диагнозом СД 2 типа с целью назначения оптимальной сахароснижающей терапии, запланировано проведение аортокоронарного шунтирования, однако из-за декомпенсации углеводного обмена процедура была отсрочена.

Анамнез заболевания. По данным амбулаторной карты, диагноз СД 2 типа установлен в 2004 году. Для коррекции углеводного обмена больная принимала пероральные сахароснижающие препараты — гликлазид МВ 60 мг 2 таблетки утром (либо глибенкламид 3,5 мг 1 таблетку 2 раза в день), метформин 1000 мг 1 таблетку 2 раза в день, однако должная компенсация углеводного обмена в течение практически всего периода заболевания не отмечалась, уровень глюкозы в крови как натощак, так и после еды часто превышал целевые значения (в диапазоне 8,0–14,0 ммоль/л), контроль уровня HbA1c не проводился.

Наследственность по СД не отягощена.

Пациентка повышенного питания с подросткового возраста, особенно прибавку в весе отмечает с 25 лет, после родов, с течением времени вес увеличивался ежегодно. Более 20 лет страдает гипертонической болезнью, получает гипотензивную терапию в постоянном режиме, максимальное АД — 240/130 мм рт. ст., адаптирована к 130/80 мм рт. ст. ОНМК в 2018 году. Инвалид 2-й группы.

ИБС с 2000 года, когда перенесла первый инфаркт миокарда (ИМ).

В 2019 году произошел повторный острый ИМ. Во время стационарного лечения в кардиологическом отделении консультирована эндокринологом. Вследствие острого периода ИМ с целью лечения СД 2 типа назначен физиологический базис-болюсный режим инсулинотерапии (инсулин аспарт 10–12 Ед перед основными приемами пищи, инсулин детемир 20 Ед утром и 20 Ед вечером). Введение инсулина продолжено и в реабилитационном периоде перенесенного ИМ.

Проводился регулярный контроль содержания глюкозы в крови, гликемия варьировала в пределах 10–17 ммоль/л, отмечались редкие эпизоды гипогликемических состояний в ночное время, сопровождающиеся пробуждением по причине голода.

Пациентка регулярно посещала эндокринолога по месту жительства, оценивая результаты измерения уровня глюкозы в крови (более 10 ммоль/л), врач рекомендовал увеличение дозы инсулина, на момент обращения его суточная доза составляла 90 Ед, имела место стойкая гипергликемия, вес за 2 месяца увеличился на 6 кг.

Данные объективного осмотра: рост — 163 см, масса тела — 119 кг, окружность талии (ОТ) — 128 см, ИМТ — 45 кг/м2. Абдоминальное ожирение.

В легких дыхание везикулярное. При перкуссии смещение левой границы сердца на 1,5 см влево. При аускультации тоны сердца приглушенные, ритмичные. АД — 150/90 мм рт. ст. ЧСС — 74 в минуту. Органы дыхания и пищеварения без существенных изменений. Живот увеличен в размерах за счет подкожно-жировой клетчатки, отеков нет.

Данные дополнительных исследований: уровень HbA1с — 10,7%, глюкозы плазмы натощак — 9,3 ммоль/л, через 2 часа после еды — 14,0 ммоль/л.

Концентрация инсулина — 57,9 мкЕд/мл (норма — 2,6–24,9 мкЕд/мл).

Общий анализ крови без особенностей.

Липидный спектр крови: содержание общего холестерина — 6,8 ммоль/л (норма < 4,5 ммоль/л), ЛПНП — 3,36 ммоль/л (норма — 1,92–4,51 ммоль/л), ЛПВП — 1,5 ммоль/л (норма — 0,7–1,73 ммоль/л), триглицеридов — 2,1 ммоль/л (норма < 1,7 ммоль/л), С-пептида — 3091,1 пмоль/л (норма — 160–1100 пмоль/л).

ЭКГ-ритм синусовый, гипертрофия левых отделов сердца, нарушение процессов реполяризации в миокарде, межжелудочковой перегородке, верхушке, боковой стенке, вероятно, ишемического генеза; рубцовые изменения в миокарде задней стенки ЛЖ.

Холтеровское мониторирование ЭКГ: длительность мониторирования — 23 часа 46 минут. Регистриpoвались отведения: V2, V5, avF. За время исследования проанализированы 67 023 комплекса QRST. Из них к артефактам отнесено 10,9%.

Заключение ЭхоКГ: Глобальная сократительная способность ЛЖ сохранена, фракция выброса — 46,6%, расширение левых камер сердца. Склеро-дегенеративные изменения аортального и митрального клапанов, относительная недостаточность митрального клапана 1-й степени, функция аортального клапана сохранена. Незначительная гипертрофия стенок ЛЖ, диастолическая дисфункция ЛЖ 1-го типа, гипокинезия медиального и базального сегмента задней стенки ЛЖ с переходом на боковую стенку. Легочной гипертензии нет, гипертрофии стенок правого желудочка нет, давление в правом предсердии в норме, диастолическая дисфункция правого желудочка.

С учетом перечисленных данных поставлен клинический диагноз: СД 2 типа, целевой уровень HbA1c < 7,5 %. Морбидное ожирение 3-й степени (ИМТ — 45 кг/м2) алиментарно-конституционального генеза, абдоминального типа, ОТ — 128 см. ИБС, постинфарктный кардиосклероз (2000, 2019 годы). Стенокардия напряжения 3-го функционального класса, ХСН 2А степени. Гипертоническая болезнь 2-й стадии, 3-й степени. Риск 4 (очень высокий). ОНМК в 2018 году.

Результаты проведенного обследования свидетельствуют о коморбидности обсуждаемой пациентки и обоснованности назначения комбинированной терапии.

Назначенная ранее терапия была изменена — отменены инъекции инсулина и назначены метформин 1000 мг 1 таблетка 2 раза в день, лираглутид 1,2 мг п/к 1 раз в день утром, препарат Субетта в соответствии с действующей инструкцией по применению (по 1 таблетке 4 раза в день).

Больная пришла на контрольный визит через 3 месяца.

Состояние удовлетворительное. Назначенное лечение позволило достичь улучшения клинического самочувствия — нет сухости во рту, жажды, нормализовалась частота мочеиспусканий, нет приступов голода (трехразовый прием пищи).

Объективно: масса тела — 109 кг (снижение веса на 10 кг), ОТ — 117 см (уменьшение на 11 см), ИМТ — 42 кг/м2 (снижение на 3 кг/м2). АД — 130/80, пульс — 72 уд/мин.

Лабораторное обследование: гликемия натощак в диапазоне 6,2–7,5 ммоль/л, постпрандиальная через 2 часа после еды — не более 9,5 ммоль/л; гипогликемия не зафиксирована.

Уровень HbA1c — 7,56%, С-пептида — 1560 пмоль/л, инсулина — 23,9 мкЕд/мл, АЛТ — 17,5 Ед/л, АСТ — 15,4 Ед/л, креатинина — 79 ммоль/л, холестерина — 4,34 ммоль/л.

При проведении контрольной ЭхоКГ наметились тенденция к уменьшению объема ЛЖ, повышение фракции выброса до 52%. Cуточное мониторирование ЭКГ — ишемическая депрессия не выявлена.

ОБСУЖДЕНИЕ

Комбинированная терапия обеспечивает коморбидному пациенту одномоментное воздействие на многофакторные звенья патогенеза СД 2 типа. При этом сегодня не вызывает сомнений многообразие патофизиологических дефектов при СД 2 типа, таких как инсулинорезистентность, нарушенная секреция инсулина β-клетками поджелудочной железы, повышенная секреция глюкагона в связи с дисфункцией инкретиновой регуляторной системы, нарушение резорбции глюкозы почками[20]. Поэтому большинству пациентов с СД 2 типа показана комбинированная сахароснижающая терапия, ориентированная на перечисленные звенья патогенеза.

Принимая во внимание безуспешность проводимого лечения описанной нами больной (клинически сохранялись классические проявления гипергликемии, прибавка в весе), ее лабораторные показатели (высокие уровни глюкозы в крови, HbA1c, С-пептида, инсулина), свидетельствующие об инсулинорезистентности, принято решение об изменении лечения, встал вопрос о выборе наиболее рациональной комбинации.

Назначенная ранее терапия была изменена — отменены инъекции инсулина вследствие выраженной инсулинорезистентности, повышенного аппетита, увеличения массы тела, наличия гипогликемических состояний, отсутствия целевых значений глюкозы в крови. Определена нижеследующая схема управления СД 2 типа.

1. Метформин преимущественно влияет на глюконеогенез, что способствует увеличению чувствительности периферических рецепторов к инсулину, и усиливает утилизацию глюкозы клетками[21].

2. Лираглутид является аналогом человеческого ГПП-1. Рецептор ГПП-1 — это мишень для эндогенного гормона инкретина — нативного ГПП-1, который вызывает в β-клетках поджелудочной железы стимуляцию глюкозозависимой секреции инсулина. Под влиянием лираглутида происходят улучшение работы β-клеток поджелудочной железы и глюкозозависимая стимуляция выделения инсулина.

Лираглутид также угнетает излишнее глюкозозависимое выделение глюкагона, при увеличении уровня глюкозы в крови происходят подавление секреции глюкагона и стимуляция секреции инсулина. Механизм уменьшения концентрации глюкозы в крови включает и небольшую задержку опорожнения желудка. Лираглутид снижает объем жировой ткани и массу тела с помощью механизмов, уменьшающих расход энергии и чувства голода, что очень важно для нашей пациентки с морбидным ожирением[22].

3. Учитывая способность препарата Субетта влиять на инсулинорезистентность, повышая чувствительность тканей к инсулину, препарат добавили в схему терапии СД 2 типа. Кроме того, в наблюдательной программе ВИТА, целью которой было получить опыт применения Субетты в условиях реальной клинической практики у пациентов с СД2 типа, показана высокая эффективность препарата, в том числе у коморбидных больных, на ряду с высоким профилем безопасности и низкой частотой гипогликемий[23]. Компоненты, входящие в состав Субетты, усиливают влияние друг друга на чувствительность клеток к инсулину за счет неспецифической NO-зависимой активации внутриклеточной трансдукции сигнала от ИР[11].

Поскольку Субетта влияет на ИР, а биосинтез адипонектина связан с активацией рецептора, увеличение продукции адипонектина можно считать следствием активации ИР. В экспериментальных исследованиях показано, что препарат Субетта превосходил истинный инсулиносенситайзер росиглитазон в отношении влияния на синтез адипонектина[18].

Установлено свойство препарата модулировать активность эндотелиальной NO-синтазы, что позволяет ему оказывать положительное влияние при эндотелиальной дисфункции. Последняя ассоциируется с инсулинорезистентностью. Эндотелиальная дисфункция также провоцирует прогрессирование СД 2 типа и его сосудистых осложнений. Для препарата показано положительное воздействие на сердечно-сосудистую систему, связанное с уменьшением сосудистого спазма, нормализацией АД и улучшением периферической микроциркуляции[21].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Назначение пациентке препаратов, способных воздействовать на звенья патогенеза СД 2 типа, дало значимый результат: снижение массы тела и объема висцеральной жировой ткани позволило улучшить чувствительность периферических тканей к инсулину, что способствовало нормализации углеводного и жирового обмена, положительной динамике со стороны сердечно-сосудистой системы.

Очевидно, что СД 2 типа представляет серьезную опасность для здоровья населения. Решение этой проблемы требует повышения эффективности сахароснижающей фармакотерапии, в которой большое значение имеет применение лекарственных средств, воздействующих на инсулиновый рецептор, поэтому обоснована интенсификация лечения путем добавления препарата Субетта в состав комплексной терапии. Коррекция инсулинорезистентности является важным компонентом и должна быть включена в цели гипогликемической терапии, что позволит добиться лучшего эффекта от лечения и профилактики осложнений СД.

Поступила: 03.04.2020
Принята к публикации: 17.04.2020

Опыт использования препарата Субетта в терапии сахарного диабета 2 типа у коморбидной пациентки (клинический случай)
22 Апреля 10:36
ЛИТЕРАТУРА
  1. IDF Diabetes Atlas. 9th Edition 2019. URL: http://www.diabetesatlas.org/ (дата обращения — 16.04.2020).
  2. GBD 2015 Disease and Injury Incidence and Prevalence Collaborators. Global, regional, and national incidence, prevalence, and years lived with disability for 310 diseases and injuries, 1990–2015: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2015. Lancet. 2016; 388(10053): 1545–602. DOI: 10.1016/S0140-6736(16)31678-6
  3. O’Connell J.M., Manson S.M. Understanding the economic costs of diabetes and prediabetes and what we may learn about reducing the health and economic burden of these conditions. Diabetes Care. 2019; 42(9): 1609–11. DOI: 10.2337/dci19-0017
  4. Шестакова М.В., Викулова О.К., Железнякова А.В., Исаков М.А., Дедов И.И. Эпидемиология сахарного диабета в Российской Федерации: что изменилось за последнее десятилетие? Терапевтический архив. 2019; 91(10): 4–13. [Shestakova M.V., Vikulova O.K., Zheleznyakova A.V., Isakov M.A., Dedov I.I. Diabetes epidemiology in Russia: what has changed over the decade? Therapeutic Archive. 2019; 91 (10): 4–13 (in Russian)]. DOI: 10.26442/00403660.2019.10.000364
  5. Дедов И.И., Шестакова М.В., Галстян Г.Р. Распространенность сахарного диабета 2 типа у взрослого населения России (исследование NATION). Сахарный диабет. 2016; 19(2): 104–12. [Dedov I.I., Shestakova M.V., Galstyan G.R. The prevalence of type 2 diabetes mellitus in the adult population of Russia (NATION study). Diabetes Mellitus. 2016; 19(2): 104–12. (in Russian)]. DOI: 10.14341/DM2004116-17
  6. Wong N.D., Zhao Y., Patel R., Patao C., Malik S., Bertoni A.G. et al. Cardiovascular risk factor targets and cardiovascular disease event risk in diabetes: a pooling project of the Atherosclerosis Risk in Communities Study, Multi-ethnic Study of Atherosclerosis, and Jackson Heart Study. Diabetes Care. 2016; 39(5): 668–76. DOI: 10.2337/dc15-2439
  7. Дедов И.И., Шестакова М.В., Викулова О.К., Железнякова А.В., Исаков М.А. Сахарный диабет в Российской Федерации: распространенность, заболеваемость, смертность, параметры углеводного обмена и структура сахароснижающей терапии по данным Федерального регистра сахарного диабета, статус 2017 г. Сахарный диабет. 2018; 21(3): 144–59. [Dedov I.I., Shestakova M.V., Vikulova O.K., Zheleznyakova A.V., Isakov M.A. Diabetes mellitus in Russian Federation: prevalence, morbidity, mortality, parameters of glycaemic control and structure of glucose lowering therapy according to the Federal Diabetes Register, status 2017. Diabetes Mellitus. 2018; 21(3): 144–59. (in Russian)]. DOI: 10.14341/DM9686
  8. Emerging Risk Factors Collaboration; Di Angelantonio E., Gao P., Khan H., Butterworth A.S., Wormser D. et al. Glycated hemoglobin measurement and prediction of cardiovascular disease. JAMA. 2014; 311(12): 1225–33. DOI: 10.1001/jama.2014.1873
  9. Cersosimo E., Triplitt C., Solis-Herrera C., Mandarino L.J., DeFronzo R.A. Pathogenesis of type 2 diabetes mellitus, 2018. URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK279115/ (дата обращения — 03.01.2020).
  10. Granberry M.C., Fonseca V.A. Insulin resistance syndrome: options for treatment. South. Med. J. 1999; 92(1): 2–15. DOI: 10.1097/00007611-199901000-00002
  11. Инструкция по медицинскому применению препарата Субетта. URL: https://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=9d51d4fe-bc47-4412-a58b-f08095907376&t= (дата обращения — 17.04.2020). [Instruction for medical use of Subetta. URL: https://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=9d51d4fe-bc47-4412-a58b-f08095907376&t= (Access date: 17/04/2020). (in Russian)]
  12. Мкртумян А.М., Егшатян Л.В. Субетта — новый активатор рецептора инсулина. Эффективная фармакотерапия. 2019; 15(12): 12–17. [Mkrtumyan A.M., Yegshatyan L.V. Subetta – a new activator of the insulin receptor. Effective Pharmacotherapy. 2019; 15(12): 12–17. (in Russian)]. DOI: 10.33978/2307-3586-2019-15-12-12-17
  13. Омилаенко Н.В., Воробьев С.В., Нажева М.И., Демидов И.А. Эффективность терапии, основанной на применении сверхмалых доз антител к С-концевому фрагменту бета-субъединицы рецептора инсулина и антител к эндотелиальной NO-синтазе у больных неалкогольной жировой болезнью печени на фоне сахарного диабета 2 типа. Фундаментальные исследования 2015; 1: 1888–92. [Omilaenko N.V., Vorobev S.V., Nazheva M.I., Demidov I.A. The effectiveness of therapy based on the use of midget dozes of antibodies to C-end fragment beta-subunit of the receptor for insulin and antibodies to endothelial NO-synthase in patients with non-alcoholic fatty liver disease with mellitus diabetes type 2. Fundamental research. 2015; 1(9): 1888-92. (in Russian)]
  14. Аметов А.С., Тертычная Е.А. Инсулинорезистентность и липотоксичность — две грани одной проблемы при сахарном диабете типа 2 и ожирении. Эндокринология: Новости, Мнения, Обучение. 2019; 8(2): 25–33. [Ametov A.S., Tertychnaya E.A. Insulin resistance and lipotoxicity — 2 facets of one problem. Endocrinology: News, Opinions, Training. 2019; 8(2): 25–33. (in Russian)]. DOI: 10.24411/2304–9529–2019–12003
  15. Roth R.A., Liu F., Chin J.E. Biochemical mechanisms of insulin resistance. Horm. Res. 1994; 41(suppl.2): S51–5. DOI: 10.1159/000183961
  16. Горбунов Е.А., Nicoll J., Мысливец А.А., Качаева Е.В., Тарасов С.А. Субетта повышает чувствительность мышечных клеток человека к инсулину. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2015; 159(4): 454–6. [Gorbunov E.A., Nicoll J., Myslivets A.A., Kachaeva E.V., Tarasov S.A. Subetta enhances sensitivity of human muscle cells to insulin. Bulletin of Experimental Biology and Medicine. 2015; 159(4): 454–6. (in Russian)]
  17. Gorbunov E.А., Nicoll J., Kachaeva E.V., Tarasov S.А., Epstein О.I. Subetta increases phosphorylation of insulin receptor β-subunit alone and in the presence of insulin. Nutr. Diabetes. 2015; 5(7): e169. DOI: 10.1038/nutd.2015.20
  18. Nicoll J., Gorbunov E.A., Tarasov S.A. Epstein O.I. Subetta treatment increases adiponectin secretion by mature human adipocytes in vitro. Intern. J. Endocrinol. 2013; 2013: 925874. DOI: 10.1155/2013/925874
  19. Davies M.J., D'Alessio D.A., Fradkin J., Kernan W.N., Mathieu C., Mingrone G. et al. Management of Hyperglycemia in Type 2 Diabetes, 2018. A Consensus Report by the American Diabetes Association (ADA) and European Association for the Study of Diabetes (EASD). Diabetes Care. 2018; 41(12): 2669–701. DOI: 10.2337/dci18-0033
  20. Шестакова М.В., Сухарева О.Ю. Сахарный диабет 2 типа: легко ли поставить диагноз и как выбрать лечение. Доктор.Ру. 2017; 13(142) – 14 (143): 44–51. [Shestakova M.V., Sukhareva O.Yu. Type 2 diabetes mellitus: ease of diagnosis, and choice of treatment. Doctor.Ru. 2017; 13(142) – 14 (143): 44–51. (in Russian)]
  21. Мкртумян А.М. Метформин демонстрирует новые грани и все больше укрепляет свои позиции препарата первого выбора в лечении сахарного диабета. Эффективная фармакотерапия. Эндокринология. 2013; 4(35): 22–30. [Mkrtumyan A.M. New dimensions of metformin — first-choice agent for diabetes management. Effective Pharmacotherapy. Endocrinology. 2013; 4(35): 22–30. (in Russian)]
  22. Петунина Н.А., Тельнова М.Э. Сахарный диабет и ожирение. Роль агонистов рецепторов глюкагоноподобного пептида-1 в лечении СД 2 типа. Сахарный диабет. 2018; 21(4): 293–300. [Petunina N.A., Telnova M.Е. Diabetes and obesity. The role of agonists glucagon-like peptide-1 of in the treatment of type 2 diabetes. Diabetes Mellitus. 2018; 21(4): 293–300. (in Russian)]. DOI: 10.14341/DM9623
  23. Мкртумян А.М. Результаты всероссийской неинтервенционной наблюдательной программы эффективности и безопасности препарата Субетта в составе комплексной терапии СД2 у амбулаторных пациентов (ВИТА). Эффективная фармакотерапия. Эндокринология. 2020; 16(2): 12–17. [Mkrtumyan A.M. VITA observation program: evaluation of the effectiveness and safety of the drug Subetta in the complex therapy of type 2 diabetes in ambulatory patients. Effective Pharmacotherapy. 2020; 16(2): 12–17. (in Russian)]. DOI: 10.33978/2307-3586-2020-16-2-12-17
  24. Арустамова А.А. Противоишемическое и эндотелиопротективное действие потенцированных антител к эндотелиальному фактору роста сосудов: Автореф. дис. ... канд. биол. наук. Белгород; 2011. 21 с. [Arustamova A.A. Anti-ischemic and Endothelio-protective Action of Potentiated Vascular Endothelial Growth Factor Antibodies: Abstract of Thesis ... Cand. Sc. (Biology) Belgorod; 2011. 21 pages. (in Russian)]

Партнеры