Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378 (Print)         ISSN 2713-2994 (Online)
Ru
En

Психологические и поведенческие характеристики пациентов с лекарственно-индуцированной головной болью

DOI:10.31550/1727-2378-2022-21-4-6-12
Для цитирования: Шагбазян А.Э., Гузий Е.А., Табеева Г.Р. Психологические и поведенческие характеристики пациентов с лекарственно-индуцированной головной болью. Доктор.Ру. 2022; 21(4): 6–12. DOI: 10.31550/1727-2378-2022-21-4-6-12
30 июня 2022

Цель исследования: оценить характеристики пациентов с лекарственно-индуцированной головной болью (ЛИГБ) для дальнейшего их ведения.

Дизайн: проспективное исследование.

Материалы и методы. В течение 12 месяцев наблюдались 120 пациентов (12 мужчин и 108 женщин, средний возраст мужчин — 46,3 ± 3,54 года, женщин — 41,3 ± 9,5 года) с первичной головной болью и ЛИГБ. Участники в зависимости от диагноза были разделены на две группы: группа I (n = 44) — пациенты с хроническими формами первичной головной боли без ЛИГБ, группа II (n = 76) — больные с хроническими формами первичной головной боли и ЛИГБ. Пациенты заполняли специальные опросники для выявления их клинико-психологических характеристик.

Результаты. В исследовании проводилось сопоставление групп по частоте приема различных видов анальгетических препаратов. Пациенты с ЛИГБ принимали обезболивающие средства: нестероидные противовоспалительные препараты — 15 (19,7%), триптаны — 38 (50%), комбинированные препараты — 23 (30,3%) человека; 46 больных выбирали обезболивающий препарат или препараты на основании быстроты эффекта, также предпочтительными характеристиками были доступность (n = 25) и полное купирование боли (n = 19). Большинство участников выбирали обезболивающие препараты по рекомендации врача, 44 (57,9%) пациента с ЛИГБ пробовали самостоятельно отменить их, но неудачно. У лиц с ЛИГБ наиболее частыми поведенческими стратегиями являлись прием обезболивающих средств для предотвращения головной боли из-за страха перед болью (34,2%); отказ от отмены препарата из-за боязни усиления боли даже при наличии побочных эффектов (22,4%); частая практика эскалации количества и дозы симптоматических средств в условиях катастрофизации боли (21,1%). Изучение клинико-психологических характеристик, эмоциональных и поведенческих особенностей исследуемых пациентов показало, что необходимо более детальное исследование этих факторов для разработки дальнейшего плана лечения.

Заключение. При ведении больных с ЛИГБ необходим комплексный подход к всестороннему анализу их физического и эмоционального функционирования. Выявленные клинико-психологические особенности пациентов с ЛИГБ показывают важность диалога между врачом и пациентом для повышения эффективности лечения. Значительную роль в профилактических мероприятиях играют образовательные программы, вносящие существенный вклад в оптимизацию терапии и повышение качества жизни больных.

Вклад авторов: Шагбазян А.Э., Гузий Е.А. — разработка концепции исследования, написание статьи, утверждение рукописи для публикации; Табеева Г.Р. — разработка концепции исследования, написание статьи, проверка критически важного содержания, утверждение рукописи для публикации.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов.

Шагбазян Анаит Эдуардовна (автор для переписки) — врач-невролог клиники ООО «Правильное лечение». 111394, Россия, г. Москва, ул. Перовская, д. 66, кор. 3. https://orcid.org/0000-0003-2561-5944. E-mail: sha-a_89@mail.ru

Гузий Елена Александровна— аспирант кафедры нервных болезней и нейрохирургии Института клинической медицины имени Н.В. Склифосовского ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет). 119021, Россия, г. Москва, ул. Россолимо, д. 11, стр. 1. eLIBRARY.RU SPIN: 6472-0735. https://orcid.org/0000-0001-7698-725X. E-mail: lena15637@mail.ru

Табеева Гюзяль Рафкатовна— д. м. н., профессор кафедры нервных болезней и нейрохирургии Института клинической медицины имени Н.В. Склифосовского ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет). 119021, Россия, г. Москва, ул. Россолимо, д. 11, стр. 1. https://orcid.org/0000-0002-3833-532X. E-mail: grtabeeva@gmail.com

Доктор.ру

ВВЕДЕНИЕ

Лекарственно-индуцированная головная боль (ЛИГБ) — форма хронической головной боли, развитие которой связано с чрезмерным употреблением одного или нескольких классов обезболивающих препаратов, последующей модификацией течения цефалгического синдрома и усилением исходного паттерна головной боли. Впервые описанное в 1980-х годах [1], это заболевание включено в третье издание Международной классификации головной боли (МКГБ-3) [2], в раздел «Вторичные головные боли».

В современном представлении ЛИГБ — это головная боль, возникающая на протяжении 15 и более дней в месяц у пациента с существующей первичной головной болью после регулярного чрезмерного использования обезболивающих препаратов (в течение 10–15 и более дней/месяцев в зависимости от класса лекарственных средств) в период более 3 месяцев. ЛИГБ является повсеместной проблемой, ее частота составляет от 1 до 2% в популяции с максимальной распространенность среди женщин в возрасте от 40 до 50 лет [3]. Люди с головной болью несут финансовые потери, в исследовании 2019 года А. Negro и соавт. дается точная количественная оценка ежегодных затрат, связанных с головной болью [4]. От ЛИГБ страдают около 63 млн человек во всем мире [3].

По сути, ЛИГБ — это биоповеденческое расстройство с гетерогенными патогенетическими механизмами и генетической предрасположенностью [5]. ЛИГБ становится частой причиной временной утраты трудоспособности и приводит к снижению качества жизни пациентов. Ведение больных с ЛИГБ представляет значительные трудности, связанные с недостаточной изученностью применяемых фармакологических и нефармакологических стратегий.

Поскольку патогенез ЛИГБ сложен и закономерности ее формирования недостаточно изучены [6, 7], одним из актуальных направлений является исследование клинико-психологических характеристик пациентов с хроническими ежедневными головными болями, злоупотребляющих симптоматическими средствами, и сравнение их с характеристиками людей, у которых не формируется ЛИГБ.

Подходы к ведению больных ЛИГБ с определением приоритетных терапевтических стратегий не разработаны, один из важнейших методов — первичная профилактика: обучение пациентов и информирование их о рисках, связанных с частым употреблением обезболивающих препаратов [8].

Клинико-эпидемиологические исследования позволяют идентифицировать некоторые факторы риска, способствующие развитию ЛИГБ [8]:

  • возраст < 50 лет;

  •  женский пол;

  • низкий уровень образования;

  • хронические скелетно-мышечные симптомы;

  •  желудочно-кишечные расстройства;

  • тревожное расстройство и депрессия;

  •  курение;

  • снижение физической активности;

  • метаболический синдром;

  •  регулярное употребление транквилизаторов.

Особое место в формировании ЛИГБ занимают поведенческие особенности [9]. Часто люди с головными болями, использующие препараты для купирования приступов, отмечают очевидную потребность в их систематическом приеме. Примечательно, что поведенческий паттерн таких больных характеризуется некоторыми особенностями. Наиболее частыми поведенческими стратегиями у них являются:

1)  прием обезболивающих препаратов для предотвращения головной боли из-за страха перед болью;

2) частая практика эскалации количества и дозы симптоматических средств в условиях катастрофизации боли;

3) прием обезболивающих препаратов по другим показаниям;

4) отказ от отмены препарата из-за боязни усиления боли даже при наличии побочных эффектов.

Эти поведенческие особенности пациентов с ЛИГБ обусловливают сходство их с больными, страдающими другими формами зависимости. В связи с этим обсуждается роль синдрома зависимости и поведенческих расстройств в возникновении ЛИГБ, что связывают с некоторыми идентифицированными паттернами нейробиологических механизмов, прежде всего с дисфункцией орбитофронтальной коры головного мозга [10]. В формировании ЛИГБ определяющую роль играют и психологические факторы [9].

С учетом значения факторов риска, личностных и поведенческих особенностей пациентов с ЛИГБ мы провели исследование клинико-психологических характеристик лиц с ЛИГБ и сопоставление их с таковыми у пациентов с мигренью и головной болью напряжения (ГБН).

Цель исследования: оценить характеристики пациентов с ЛИГБ для дальнейшего их ведения.


МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В проспективном исследовании приняли участие 120 пациентов с первичными головными болями и ЛИГБ, проходившие лечение в 1-м, 2-м, 3-м неврологических отделениях Клиники нервных болезней им. А.Я. Кожевникова УКБ № 3 ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет) с 25 сентября 2015 г. по 30 июня 2018 г., соответствовавшие критериям включения и подписавшие добровольное информированное согласие. Диагноз устанавливался в соответствии с диагностическими критериями МКГБ-3 от 2018 г. Помимо клинического обследования, исследования неврологического статуса, заполнения индивидуальной карты и опросников, все участники проходили необходимые стандартные лабораторные и инструментальные исследования.

Исследование одобрено локальным этическим комитетом ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), протокол № 05-18 от 16.05.2018 г.

Критерии включения:

1) наличие письменного информированного согласия пациента на участие в исследовании;

2) возраст от 18 до 60 лет включительно;

3) верифицированные диагнозы хронической ГБН, хронической мигрени, согласно критериям МКГБ-3 от 2018 г.;

4) головная боль, обусловленная избыточным применением простых и комбинированных анальгетиков, триптанов, эрготаминов, по критериям МКГБ-3 от 2018 г.;

5)  головная боль не соответствует в большей степени другом диагнозу по МКГБ-3 от 2018 г.;

6)  ведение дневника головной боли.

Критерии невключения в исследование:

1)  отсутствие письменного информированного согласия пациента на участие в исследовании;

2) возраст до 18 или старше 60 лет;

3) отсутствие верифицированных диагнозов хронической ГБН, хронической мигрени, согласно критериям МКГБ-3 от 2018 г.;

4) беременность, кормление грудью;

5) наличие сопутствующей патологии: органической неврологической симптоматики при неврологическом осмотре, «сигналов опасности», требующих детального паралитического обследования, психических заболеваний, затрудняющих заполнение анкет; тяжелых соматических заболеваний;

6) головная боль, обусловленная избыточным применением опиатов, барбитуратов или бензодиазепинов, по критериям МКГБ-3 от 2018 г.

Критерии исключения:

1) отказ пациента от дальнейшего участия в исследовании;

2) изменение диагноза в ходе дообследования;

3) наступление беременности;

4) появление серьезных побочных эффектов в ответ на лечение;

5) возникновение или выявление тяжелых соматических заболеваний во время исследования.

Участники в зависимости от диагноза были разделены на две группы: группа I (n = 44) — пациенты с хроническими формами первичной головной боли без ЛИГБ, группа II (n = 76) — больные с хроническими формами первичной головной боли и ЛИГБ. Затем методом случайной рандомизации в каждой группе пациенты разделялись на подгруппы в зависимости от лечения, которое они получали.

В группе I участники из подгруппы А получали профилактическую терапию по общепринятым схемам, а пациенты из подгруппы В, помимо профилактической терапии, проходили обучающую программу (школу), разработанную в рамках исследования. Обучающая программа представляла собой цикл занятий, разделенных на модули. В школе пациентам мы рассказывали об основных формах головной боли, о доброкачественности, факторах риска, о приоритетных методах диагностики и возможностях лечения первичной головной боли.

В отдельном модуле более подробно информировали о мигрени, закономерности формирования фаз приступа, о том, как правильно купировать приступ мигрени. Отдельно мы обсуждали ЛИГБ, причины, приводящие к данному типу головной боли, клинико-психологические факторы риска и методы терапии. Пациенты получали информацию о современных лекарственных и нелекарственных методах лечения. Особое внимание уделялось изменению образа жизни (культуры питания, труда, отдыха и сна) в связи с головной болью и отношения к боли для уменьшения страданий.

В группе II больные с ЛИГБ из подгруппы А получали профилактическую терапию, и им была рекомендована отмена «виновного» обезболивающего препарата. Пациентам из подгруппы В также рекомендовали отмену обезболивающего препарата и профилактическое лечение, но они еще проходили обучающую программу. А больные из подгруппы С, помимо вышеперечисленного, получали детоксикационную терапию.

В исследовании в течение 12 месяцев наблюдались 12 мужчин и 108 женщин. Средний возраст мужчин — 46,3 ± 3,54 года, женщин — 41,3 ± 9,5 года. Пациенты группы II были незначительно старше: 45,10 ± 9,83 года против 41,09 ± 7,58 года в группе I.

В начале исследования были проведены опрос, клинический, неврологический и нейроортопедический осмотры. Участники группы I приходили на визит и заполняли анкеты 3 раза (начало исследования, через 1 и 3 месяца), участники группы II — 4 раза (начало исследования, через 1, 3 и 12 месяцев) (табл. 1, 2). Пациенты с ЛИГБ заполняли специальный подробный опросник, также проводилась оценка эмоционально-личностных черт этих больных с помощью опросника выраженности психопатологической симптоматики Symptom Check List-90-Revised.


Таблица 1

Частота посещений и заполнения анкет участниками группы I (n = 44)

t1_1.jpg


Таблица 2

Частота посещений и заполнения анкет участниками группы II (n = 76)

t1_2.jpg


Применялись методы описательной и сравнительной статистики. При анализе количественных переменных вычисляли среднее арифметическое (M), стандартное отклонение, а при анализе качественных переменных — частоту и долю (%) от общего числа. Статистический анализ осуществляли с использованием пакета статистических программ SPSS 11.5 для Windows. С помощью SPSS рассчитывали и точные величины соответствующей значимой вероятности (р) и значимые различия средних арифметических. Различия считали статистически значимыми при р < 0,05.


РЕЗУЛЬТАТЫ

У 36 (47,3%) пациентов с ЛИГБ была первичная головная боль двух типов — ГБН и мигрень. Выявлено, что у больных только с мигренью ЛИГБ встречается чаще, чем у людей только с ГБН: 24 (31,5%) против 16 (21,1%). Средняя длительность первичной головной боли к моменту формирования ЛИГБ у мужчин — 24,6 ± 5,5 года, у женщин — 13,5 ± 4,5 года. В таблице 3 представлены социо-демографические показатели пациентов обеих групп.


Таблица 3

Социо-демографические показатели пациентов, n (%)

t1_3.jpg

* Отличия от имеющих полную занятость статистически значимы (р < 0,05).


Как и в других исследованиях социо-демографических параметров пациентов с ЛИГБ, у нас отмечались такие факторы риска, как возраст < 50 лет и женский пол. Но 52,6% наших больных с ЛИГБ имели высшее образование, остальные — среднее или среднее специальное. Работали на момент проведения исследования 73,7% обследуемых группы II. Возможно, это тоже приводило к частому употреблению обезболивающих, так как им нужно было быть трудоспособными.

С учетом высокой коморбидности ЛИГБ мы проанализировали и данные о сопутствующих заболеваниях. У 14 (18,4%) больных были болевые синдромы в области спины в стадии ремиссии, у 9 (11,8%) — гипертоническая болезнь, у 3 (3,9%) — хронический гастрит в стадии ремиссии, у одного пациента — болезнь Паркинсона.

В исследовании проводилось сопоставление групп по частоте приема различных видов анальгетических препаратов. Участники с ЛИГБ принимали обезболивающие препараты: НПВП — 15 (19,7%), триптаны — 38 (50%), комбинированные препараты — 23 (30,3%) человека.

При интерпретации результатов важно учитывать, что некоторые пациенты принимали сразу несколько групп анальгетических препаратов.

В результате работы больных со специальным подробным вопросником выяснилось, почему лица с ЛИГБ выбрали конкретный препарат/препараты для купирования головной боли. На рисунке представлена характеристика причин такого выбора.


Рис. Причины выбора препарата для купирования головной боли пациентами с лекарственно-индуцированной головной болью (n = 76)

r1_1.jpg


Как видно из рисунка, большинство больных выбирали обезболивающий препарат или препараты на основании быстроты эффекта, также предпочтительными характеристиками были доступность и полное купирование боли.

Одной из проблем эффективного обезболивания является стратегия подбора препарата. У обследованных нами больных выявлены особенности подбора средств для купирования головной боли. В таблице 4 представлена сравнительная характеристика способов выбора конкретных анальгетиков. Следует учитывать, что участники могли выбрать несколько вариантов ответов.


Таблица 4

Способ выбора препаратов для купирования головной боли, n (%)

t1_4.jpg


Как видно из таблицы 4, в большинстве случаев выбор обезболивающих препаратов осуществлялся по рекомендации врача.

Нами проводился анализ субъективных отчетов пациентов о наличии у них чрезмерного употребления симптоматических средств. В таблице 5 представлены ответы участников исследования о том, есть или была ли зависимость у них и у их родственников.


Таблица 5

Субъективные отчеты пациентов о наличии у них или их родственников различных форм зависимости, n (%)

t1_5.jpg


Большинство опрошенных пациентов с ЛИГБ отметили, что у них есть зависимость от принимаемых анальгетиков, но у их родственников зависимость отсутствовала.

Анализ анамнестических сведений показал, что до начала нашего исследования 44 (57,9%) пациента с ЛИГБ пытались самостоятельно отменить обезболивающие препараты. Однако они сообщали, что отмена была неудачной и в большинстве случаев участились головные боли, отмечалось нарушение сна, поэтому им снова приходилось возвращаться к приему обезболивающих препаратов.

Особое место в формировании ЛИГБ занимают поведенческие характеристики. Часто люди с головными болями, использующие препараты для купирования приступов, отмечают очевидную потребность в их систематическом приеме. После анализа данных специального подробного опросника выявлены характерные поведенческие стратегии у исследуемых больных (табл. 6).


Таблица 6

Поведенческие стратегии пациентов исследуемых групп, n (%)

t1_6.jpg


Так, среди пациентов с ЛИГБ наиболее частыми поведенческими стратегиями являлись:

  • прием обезболивающих препаратов для предотвращения головной боли из-за страха перед болью (34,2%);

  • отказ от отмены препарата из-за боязни усиления боли даже при наличии побочных эффектов (22,4%);

  • частая практика эскалации количества и дозы симптоматических средств в условиях катастрофизации боли (21,1%).

Всего 15,7% участников с ЛИГБ отмечали, что такие поведенческие стратегии для них не характерны, при этом большинство пациентов без ЛИГБ (63,6%) такое поведение у себя отрицали.

Наши больные с ЛИГБ также заполняли опросник выраженности психопатологической симптоматики. В таблице 7 представлена сравнительная характеристика психопатологических синдромов у лиц с ЛИГБ и с мигренью и ГБН без ЛИГБ. Нами найдены некоторые различия между группами по уровням тревоги, депрессии, представленности зависимости.


Таблица 7

Показатели выраженности психопатологической симптоматики у пациентов исследуемых групп

t1_7.jpg

* Р = 0,058.

** Р = 0,017.


ОБСУЖДЕНИЕ

ЛИГБ — сложное заболевание, на формирование которого могут влиять различные факторы риска и поведенческие особенности пациентов. В 11-летнем исследовании K. Hagen и соавт. выявлено несколько факторов риска ЛИГБ у людей с хронической головной болью [11]. Регулярное употребление транквилизаторов, повышенные баллы по Госпитальной шкале тревоги и депрессии увеличивали риск ЛИГБ. Похожие факторы риска найдены и у наших пациентов с ЛИГБ, однако лишь у немногих, что позволяет рассматривать более широкий спектр факторов риска для конкретных подгрупп больных с ЛИГБ.

В некоторых исследованиях сообщалось, что катастрофизация и страх боли связаны с более высоким риском злоупотребления обезболивающими препаратами у пациентов с болью [12, 13]. Из-за катастрофизации больные также могут принимать обезболивающие с целью предотвращения головной боли. У лиц с хроническими ежедневными головными болями более высокие показатели катастрофизации, чем у людей с мигренью, при этом более высокий уровень катастрофизации связан с более низким качеством жизни.

Похожие поведенческие особенности мы отмечали у наших пациентов с ЛИГБ. Для уменьшения катастрофизации боли может быть использована когнитивно-поведенческая терапия для людей с головной болью [14].

Существует несколько исследований, изучающих психологические факторы, которые влияют на течение головных болей и приводят к ЛИГБ. Исследование C. Lundqvist и соавт. показало, что аддиктивные расстройства предсказывают рецидив ЛИГБ через год наблюдения после лечения [15]. Риск развития ЛИГБ выше у лиц с семейным анамнезом ЛИГБ или злоупотребляющих ПАВ [16]. Показано, что депрессия и особенно тревожность часто сопутствуют мигрени, в большей степени у тех пациентов, у которых верифицируется ЛИГБ [17, 18]. Сходный паттерн различий получен в нашем исследовании при сравнении выраженности психопатологической симптоматики у участников обеих групп.

Таким образом, ведение пациентов с ЛИГБ для врача сопряжено с целым рядом трудностей. Требуются более детальное изучение факторов риска, личностных и поведенческих особенностей больных с ЛИГБ, тщательный анализ стратегий их поведения, наличия и степени эмоционально-аффективных расстройств, что позволит разработать эффективный план лечения. Необходим комплексный подход к терапии таких пациентов. Важно использование доказанных лекарственных и нелекарственных методов, а именно отмена «виновного» препарата, обучающие программы, профилактическая, детоксикационная и когнитивно-поведенческая терапия для снижения уровня катастрофизации, модификация образа жизни.

Поскольку в первый год отмены избыточного приема обезболивающих препаратов высок риск рецидива ЛИГБ (45%), нужно предотвращать возникновение ЛИГБ у пациентов с мигренью и ГБН. Все больные с частыми приступами головной боли должны быть информированы о потенциальной опасности развития ЛИГБ.

Важную роль играют обучающие программы в рамках школы головной боли, в ходе которых обсуждается достоверная научная информация о цефалгиях. Обучение может способствовать тому, что пациент начнет рационально относится к своему состоянию и к боли, сможет контролировать уровень тревожности и ожидание нового приступа. В дальнейшем возможно формирование у больных новых стратегий преодоления с учетом личностных и клинико-психологических характеристик.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При ведении пациентов с лекарственно-индуцированной головной болью необходим комплексный подход с всесторонним анализом состояния физического и эмоционального здоровья. Выявленные в нашем исследовании клинико-психологические характеристики пациентов демонстрируют важность диалога врача и больного, который повышает эффективность стратегий профилактики. Значительную роль в профилактических мероприятиях играют образовательные программы, вносящие существенный вклад в оптимизацию терапии и повышение качества жизни больных.


Поступила: 04.04.2022

Принята к публикации: 30.05.2022

30 июня 11:59
ЛИТЕРАТУРА
  1. Mathew N.T., Stubits E., Nigam M.P. Transformation of episodic migraine into daily headache: analysis of factors. Headache. 1982; 22(2): 66–8. DOI: 10.1111/j.1526-4610.1982.hed2202066.x
  2. Headache Classification Committee of the International Headache Society. The international classification of headache disorders: 3rd edition. Cephalalgia. 2018; 38(1): 1–211. DOI: 10.1177/0333102417738202
  3. Galli F., Tanzilli A., Simonelli A., Tassorelli C. et al. Personality and personality disorders in medication-overuse headache: a controlled study by SWAP-200. Pain Res. Manag. 2019; 2019: 1874078. DOI: 10.1155/2019/1874078
  4. Negro A., Sciattella P., Rossi D., Guglielmetti M. et al. Cost of chronic and episodic migraine patients in continuous treatment for two years in a tertiary level headache centre. J. Headache Pain. 2019; 20(1): 120. DOI: 10.1186/s10194-019-1068-y
  5. Табеева Г.Р., Осипова В.В., Филатова Е.Г., Азимова Ю.Э. и др. Диагностика и лечение лекарственно-индуцированной головной боли: рекомендации российских экспертов. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2022; 14(1): 4–13. [Tabeeva G.R., Osipova V.V., Filatova E.G., Azimova Yu.E. et al. Evaluation and treatment of medication-overuse headache: Russian experts’ guidelines. Neurology, Neuropsychiatry, Psychosomatics. 2022; 14(1): 4–13. (in Russian)]. DOI: 10.14412/2074-2711- 2022-1-4-13
  6. Vandenbussche N., Laterza D., Lisicki M., Lloyd J. et al. Medication-overuse headache: a widely recognized entity amidst ongoing debate. J. Headache Pain. 2018; 19(1): 50. DOI: 10.1186/s10194-018-0875-x
  7. Diener H.C., Dodick D., Evers S., Holle D. et al. Pathophysiology, prevention, and treatment of medication overuse headache. Lancet Neurol. 2019; 18(9): 891–902. DOI: 10.1016/S1474-4422(19)30146-2
  8. Probyn K., Bowers H., Mistry D., Caldwell F. et al. Non-pharmacological self-management for people living with migraine or tension-type headache: a systematic review including analysis of intervention components. BMJ Open. 2017; 7(8): e016670. DOI: 10.1136/bmjopen-2017-016670
  9. Mose L.S., Bornhøft J.O., Primdahl J., Gram B. Coping and motivation for change — an interview study of the experience from participation in an educational program for patients with medication-overuse headache. J. Patient Exp. 2021; 8: 23743735211034289. DOI: 10.1177/23743735211034289
  10. Kringelbach M.L. The human orbitofrontal cortex: linking reward to hedonic experience. Nat. Rev. Neurosci. 2005; 6(9): 691–702. DOI: 10.1038/nrn1747
  11. Hagen K., Linde M., Steiner T., Stovner L. et al. Risk factors for medication-overuse headache: an 11-year follow-up study. The Nord-Trøndelag Health Studies. Pain. 2012; 153(1): 56–61. DOI: 10.1016/j.pain.2011.08.018
  12. Jamison R.N., Link C.L., Marceau L.D. Do pain patients at high risk for substance misuse experience more pain? A longitudinal outcomes study. Pain Med. 2009; 10(6): 1084–94. DOI: 10.1111/j.1526-4637.2009.00679
  13. Morasco B.J., Turk D.C., Donovan D.M., Dobscha S.K. Risk for prescription opioid misuse among patients with a history of substance use disorder. Drug Alcohol Depend. 2013; 127(1–3): 193–9. DOI: 10.1016/j.drugalcdep.2012.06.03
  14. Taguchi K., Numata N., Takanashi R., Takemura R. et al. Integrated cognitive behavioral therapy for chronic pain: an open-labeled prospective single-arm trial. Medicine (Baltimore). 2021; 100(6): e23859. DOI: 10.1097/MD.0000000000023859
  15. Lundqvist C., Grande R.B., Aaseth K., Russell M.B. Dependence scores predict prognosis of medication overuse headache: a prospective cohort from the Akershus study of chronic headache. Pain. 2012; 153(3): 682–6. DOI: 10.1016/j.pain.2011.12.008
  16. Faizi F., Tavallaee A., Rahimi A., Saghafinia M. Management of chronic daily headache and psychiatric co-morbidities by lifestyle modification: participatory action research combining new communication media. Anesth. Pain Med. 2017; 7(2): e42782. DOI: 10.5812/aapm.42782
  17. Ljubisavljevic M., Ignjatovic A., Ljubisavljevic S. The ruminative thought style with associated anxiety influences the occurrence of medication-overuse headache. J. Clin. Neurol. 2021; 17(3): 419–27. DOI: 10.3988/jcn.2021.17.3.419
  18. Diener H.C., Holle D., Dresler T., Gaul C. Chronic headache due to overuse of analgesics and anti-migraine agents. Dtsch Arztebl. Int. 2018; 115(22): 365–70. DOI: 10.3238/arztebl.2018.0365

Похожие статьи

Новости

23 сентября 17:02
Междисциплинарные аспекты женского и детского здоровья

28-30 сентября очно с онлайн-трансляцией пройдет в рамках форума «Мать и дитя – 2022» пройдет научно-практическая конференция Междисциплинарные аспекты женского и детского здоровья с участием многих постоянных авторов журнала «Доктор.Ру»

16 сентября 16:31
Ультразвуковое исследование тазового дна. Возможности и клинические проблемы

24 сентября в 12:00 (мск) начнется научно-практическая школа под руководством постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Чечневой Марины Александровны, д. м. н., руководителя отделения ультразвуковой диагностики ГБУЗ МО МОНИИАГ, заслуженного деятеля науки Московской области

14 сентября 16:28
В поле зрения рекомендации по диагностике и лечению бронхиальной астмы у детей: по материалам ERS 2022

22 сентября в 16:30 (мск) начнется вебинар постоянного автора «Доктор.Ру» Фурмана Евгения Георгиевича, член-корреспондента РАН, д. м. н., профессора, проректора по научной деятельности и заведующего кафедрой факультетской и госпитальной педиатрии ФГБОУ ВО «Пермский государственный медицинский университет имени академика Е.А. Вагнера» Минздрава России

13 сентября 16:29
XLIX межрегиональная конференция РОАГ «Женское здоровье», г. Пенза

22 сентября с 09:00 до 17:15 (мск) очно с онлайн-трансляцией пройдет конференция с участием постоянных авторов журнала «Доктор.Ру» Аполихиной И.А., Артемовой О.И., Баранова И.И., Виноградовой М.А., Габидуллиной Р.И., Катковой Н.Ю., Пекарева О.Г., Протасовой А.Э., Чечневой М.А.

13 сентября 16:25
Жизнь с сахарным диабетом от 0 до 100

Приглашаем вас на одно из главных событий этой осени — Всероссийскую научно-практическую конференцию «Жизнь с сахарным диабетом от 0 до 100», которая состоится 16–17 сентября в Москве в очном формате с онлайн-трансляцией с участием постоянных авторов и членом редсовета журнала «Доктор.Ру»

Все новости

Партнеры