Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Генитальная инфекция у беременных с хроническим эндометритом в анамнезе

Библиографическая ссылка: Курносенко И. В., Долгушина В. Ф., Спиридонова К. С., Горелик Г. Л. Генитальная инфекция у беременных с хроническим эндометритом в анамнезе // Доктор.Ру. Гинекология Эндокринология. 2015. № 1 (102). С. 40–42.
Генитальная инфекция у беременных с хроническим эндометритом в анамнезе
23 Января 19:22

Цель исследования: оценить частоту, нозологическую и этиологическую структуру инфекционных заболеваний нижнего отдела генитального тракта у беременных с хроническим эндометритом (ХЭ) в анамнезе и сопоставить полученные результаты с данными бактериологического и патоморфологического исследований последов.

Материалы и методы. Проведено проспективное исследование с участием 150 беременных женщин. В основную группу вошли 90 беременных c ХЭ в анамнезе, в контрольную — 60 практически здоровых беременных без отягощенного акушерско-гинекологического анамнеза. Все участницы основной группы получали лечение ХЭ на этапе прегравидарной подготовки. Во время беременности проводили бактериоскопическое, бактериологическое исследования, ПЦР-диагностику материала из заднего свода влагалища и цервикального канала, расширенную кольпоскопию; после родов — бактериологическое и морфологическое исследование последов.

Результаты. У 87,8% женщин с ХЭ в анамнезе, независимо от проводившихся прегравидарных мероприятий, были выявлены инфекции нижнего отдела генитального тракта. У 85,6% женщин основной группы наблюдали повышенную обсемененность микроорганизмами последов. Воспалительные изменения в последах имели место у 50,0% женщин с ХЭ в анамнезе, морфологические признаки хронической плацентарной недостаточности — у 33,3%.

Заключение. Несмотря на прегравидарную подготовку, пациентки с ХЭ в анамнезе составляют группу высокого риска развития акушерских и перинатальных осложнений, что необходимо учитывать при разработке тактики ведения беременности.

Горелик Григорий Леонидович — к. м. н., врач-патологоанатом МБУЗ ГКБ № 8. 454084, г. Челябинск, ул. Горького, д. 28. E-mail: redaktor@rusmg.ru

Долгушина Валентина Федоровна — д. м. н., профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России. 454092, г. Челябинск, ул. Воровского, д. 64. E-mail: redaktor@rusmg.ru

Курносенко Илона Владимировна — к. м. н., доцент кафедры акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России. 454092, г. Челябинск, ул. Воровского, д. 64. E-mail: Kurnosenko_ilona@mail.ru

Спиридонова Ксения Станиславовна — аспирант кафедры акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России. 454092, г. Челябинск, ул. Воровского, д. 64. E-mail: rappoport83@mail.ru

Многочисленные исследования последних десятилетий доказали, что инфекционные заболевания половых путей у женщин служат одной из ведущих причин целого ряда осложнений гестационного периода: невынашивания беременности, плацентарной недостаточности (ПН), внутриутробной инфекции (ВУИ), следствием которых могут стать перинатальные потери[3, 6, 8, 10]. В связи с этим в настоящее время сохраняет свою актуальность проблема хронического эндометрита (ХЭ) у женщин, планирующих беременность[1]. Значительная вариабельность данных о частоте ХЭ связана с его малосимптомным течением и трудностями верификации диагноза, что в совокупности с отсутствием четких критериев излечения создает определенные сложности в выборе прегравидарных мероприятий и наблюдении беременных с ХЭ в анамнезе[1, 2].

Во время беременности морфологическим эквивалентом эндометрита можно считать воспаление децидуальной оболочки матки[4, 5]. В современной отечественной литературе термин «внутриматочная инфекция» у беременных не обсуждается, в зарубежной, напротив, данный термин распространен и широко используется[7, 9, 10]. Но из-за отсутствия четких клинико-лабораторных критериев диагностика этого состояния во время беременности, а следовательно, и тактика ведения вызывают много разногласий[2, 7, 9, 10]. Нередко диагноз ставится уже ретроспективно — на основании морфологического исследования последов у женщин с неблагоприятными перинатальными исходами[9, 10].

По данным литературы, претерпела изменения и этиология воспалительных процессов эндометрия[2, 3, 6, 8]. Большое разнообразие существующих микробных ассоциаций, а также сложности их выявления в эндометрии во время беременности представляют собой нерешенную проблему при выборе лечебных мероприятий. В то время как сравнительный анализ микробиотопов цервикального канала и эндометрия у женщин с ХЭ вне беременности выявил в 75–97% случаев их идентичность[6], аналогичные данные у беременных женщин остаются малоизученными.

Цель исследования: оценить частоту, нозологическую и этиологическую структуру инфекционных заболеваний нижнего отдела генитального тракта у беременных с ХЭ в анамнезе и сопоставить полученные результаты с данными бактериологического и патоморфологического исследований последов.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Исследование проводили на базе родильного дома МБУЗ ГКБ № 8 г. Челябинска в период 2011–2013 гг. В исследовании участвовали 97 беременных женщин с ХЭ в анамнезе. Всем женщинам проводили прегравидарную подготовку. Для достижения поставленной цели дальнейший отбор пациенток выполняли в соответствии с критериями включения и исключения.

Критерии включения: морфологически подтвержденный диагноз ХЭ до беременности и согласие женщины на участие в исследовании.

Критерии исключения:

  • ранние репродуктивные потери (до 12 недель) — у 7 из 97 обследованных женщин (7,2%);
  • тяжелые экстрагенитальные заболевания;
  • острые инфекционные заболевания во время беременности.

Таким образом были сформированы две группы женщин. В основную группу вошли 90 беременных с ХЭ в анамнезе, у которых беременность не прервалась в I триместре, в контрольную — 60 беременных женщин без отягощенного акушерско-гинекологического и соматического анамнеза.

Всем участницам проводили микробиологическое обследование. Для определения количественного и качественного состава микрофлоры половых путей пациенткам выполняли бактериоскопическое исследование материала из заднего свода влагалища и цервикального канала, а также бактериологический посев на микрофлору с количественным определением условно-патогенной флоры, Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum (значимая концентрация составляла 104 КОЕ/мл). Для выявления хламидий и M. genitalium применяли метод ПЦР. Наряду с микробиологическим исследованием всем беременным производили расширенную кольпоскопию. Последы подвергали бактериологическому и морфологическому исследованиям (для проведения обзорной световой микроскопии гистологические срезы плацент окрашивали гематоксилином и эозином).

Диагноз бактериального вагиноза основывали на клинической картине (характерные патологические выделения при отсутствии воспалительного процесса), на данных микроскопии (нормальное количество лейкоцитов, наличие «ключевых клеток») и бактериологического исследования (колонизация преимущественно облигатно-анаэробными бактериями).

Диагноз дисбиоза влагалища ставили при обнаружении в бактериологическом посеве из влагалища и/или нижней трети цервикального канала патогенных или условно-патогенных микроорганизмов в титре > 104 КОЕ/мл и отсутствии клинико-лабораторных критериев воспалительного процесса. Для постановки диагноза цервицита и вагинита обязательным условием было наличие клинико-лабораторных проявлений инфекционно-воспалительного процесса.

Статистическую обработку полученных данных выполняли в соответствии с принципами вариационной статистики с использованием пакета прикладных программ Statistica 6.0 (StatSoft Inc., США). Различия считали достоверными при p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В основной группе нормальный микробиоценоз половых путей на протяжении всей беременности был выявлен только у 12,2% женщин, тогда как в контрольной — у 70,0% (p < 0,05).

Инфекционные заболевания нижнего отдела генитального тракта в основной группе обнаружены у 87,8%, в контрольной группе — у 30,0% беременных (p < 0,05).

Среди инфекций нижнего отдела генитального тракта были выявлены бактериальный вагиноз, дисбиоз влагалища, вагинит, цервицит. Все формы имели свои клинико-лабораторные характеристики.

В обеих группах имели место сочетания разных форм инфекционных поражений половых путей.

Бактериальный вагиноз чаще встречался в основной группе: у 16,7% женщин против 8,3% в контроле. Дисбиоз влагалища обнаружили в основной группе у 8,9%, в контрольной — у 6,7% пациенток. Вагинит в основной группе был диагностирован у 35,5%, в контрольной — у 11,7% женщин (p < 0,05). Бактериальный вагиноз и вагинит в группе беременных с ХЭ в анамнезе в 100% наблюдений сочетались с цервицитом.

Цервициты в основной группе выявили у 78,9%, в контрольной — у 8,3% пациенток (p < 0,05). При этом в основной группе у 16,7% женщин цервициты были хламидийной, у 22,2% — микоплазменной этиологии, у 40,0% пациенток этиологически значимыми являлись условно-патогенные микроорганизмы. Среди них наиболее часто выявляли Escherichia coli, Enterococcus faecalis, Staphylococcus saprophyticus, Streptococcus faecalis. В 26,7% наблюдений в основной группе цервициты имели изолированный характер, что было статистически значимо чаще, чем в контрольной (2 случая, 3,3%) (p < 0,05). Сочетание цервицита с вагинитом в группе женщин с ХЭ в анамнезе также фиксировали чаще (35,5%), чем в контроле (5,0%), а сочетание цервицита с бактериальным вагинозом было выявлено только в основной группе (у 16,7% женщин).

При бактериологическом исследовании последов женщин основной группы условно-патогенные микроорганизмы в титрах, превышавших пороговые, были найдены у 85,6%, тогда как в контрольной группе — у 21,7% пациенток (p < 0,05). Чаще всего высевали E. coli, S. epidermidis, E. faecalis.

Морфологическое исследование последов показало воспалительные изменения в них у 50,0% женщин основной и у 15,0% участниц контрольной группы (p < 0,05). При этом в основной группе сочетание базального децидуита с виллузитом и интервиллузитом имело место у 8,9% женщин; париетальный децидуит наблюдался у 26,7%, хориодецидуит — у 4,4%; сочетание мембранита, плацентарного хориоамнионита и фуникулита выявлено у 2,2%, базального и париетального децидуитов — у 24,5%, базального и париетального децидуитов с виллузитом — у 20,0%, базального и париетального децидуитов, виллузита и фуникулита — у 2,2%, базального децидуита и мембранита — у 6,7%, базального децидуита, виллузита и мембранита (плацентит) — у 4,4% женщин. В контрольной группе в 33,3% наблюдений выявляли базальный децидуит, в 66,7% случаев — париетальный децидуит.

Морфологические признаки хронической ПН обнаружены у каждой третьей пациентки (33,3%) основной и у каждой шестой женщины (16,7%) контрольной группы (p < 0,05). В контрольной группе во всех случаях имела место ее компенсированная форма, тогда как в основной группе компенсированная форма была зафиксирована в 21,1% наблюдений, субкомпенсированная — в 11,1% и декомпенсированная — в 1,1% случаев.

В основной группе роды закончились преждевременно у 8,9% женщин, в контрольной группе все роды были своевременными. При сравнении результатов морфологического исследования последов у женщин основной группы с преждевременными и своевременными родами было установлено, что при преждевременных родах в 100% случаев имели место воспалительные изменения в последе. При этом у 25,0% женщин зафиксировано сочетание базального и париетального децидуитов с виллузитом, у 12,5% — базального и париетального децидуитов, виллузита и фуникулита, у 37,5% — базального децидуита и мембранита, у 25,0% — базального децидуита, виллузита и мембранита (плацентит).

В основной группе зафиксировали 5,6% случаев ВУИ доношенных новорожденных в раннем неонатальном периоде, в контрольной группе ни одного такого наблюдения не было. При морфологическом исследовании последов матерей новорожденных с ВУИ в 4 из 5 случаев (80,0%) выявили воспалительные изменения: у одной женщины (20,0%) — сочетание мембранита, плацентарного хориоамнионита и фуникулита, у 3 (60,0%) — париетальный децидуит. У одной пациентки (20,0%) при отсутствии воспалительных изменений зарегистрирована повышенная обсемененность плодных оболочек.

В основной группе имел место один случай мертворождения, в контрольной группе не было ни одного случая перинатальной смерти. При морфологическом исследовании последа выявлено сочетание продуктивного виллузита, серозного базального и париетального децидуитов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По нашим данным, независимо от прегравидарных мероприятий, у 87,8% женщин с хроническим эндометритом (ХЭ) в анамнезе во время беременности выявляются инфекции нижнего отдела генитального тракта.

Среди инфекционных заболеваний нижнего отдела генитального тракта у женщин с ХЭ в анамнезе чаще регистрируются воспалительные заболевания шейки матки (78,9%), при этом у 35,5% женщин имеет место сочетание цервицита с вагинитом и у 16,7% — с бактериальным вагинозом. Дисбиоз влагалища выявляется у 8,9% пациенток с ХЭ в анамнезе.

Согласно результатам исследования, у 85,6% участниц основной группы наблюдается патологическая обсемененность условно-патогенными микроорганизмами последов. Лидируют по частоте встречаемости E. coli, S. epidermidis, E. faecalis.

Морфологические признаки хронической плацентарной недостаточности (ПН) верифицируются у 33,3% пациенток с ХЭ в анамнезе, воспалительные изменения в последах — у 50,0% пациенток с ХЭ в анамнезе, что достоверно чаще, чем в контрольной группе. При этом воспалительные изменения в последах были обнаружены нами у всех женщин основной группы с преждевременными родами и мертворождением.

Таким образом, даже несмотря на прегравидарную подготовку, у женщин с ХЭ в анамнезе сохраняется высокий риск возникновения или обострения генитальной инфекции во время беременности, развития хронической пн инфекционного генеза, что необходимо учитывать при разработке тактики ведения таких беременных.

Генитальная инфекция у беременных с хроническим эндометритом в анамнезе
23 Января 19:22
ЛИТЕРАТУРА
  1. Бойчук Н. В. Особенности прегравидарной подготовки, течение беременности и родов у женщин с привычным невынашиванием на фоне хронического эндометрита: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Иркутск, 2008. 25 с.
  2. Макаров О. В., Ковальчук Л. В., Ганковская Л. В., Бахарева И. В. и др. Невынашивание беременности, инфекция, врожденный иммунитет. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. С. 1–172.
  3. Радзинский В. Е. Акушерская агрессия. М.: StatusPraesens, 2011. 688 с.
  4. Рачкова О. В. Патоморфология эндометрия и плаценты при невынашивании беременности: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Саратов, 2012. 21 с.
  5. Самохин П. А., Цветкова Ю. В. Пренатальная патология. Учебное пособие для слушателей послевузовского и дополнительного профессионального образования. Челя­­­бинск: изд-во ЧГМА, 2010. С. 1–1604.
  6. Сухих Г. Т., Шуршалина А. В. Хронический эндометрит. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013. С. 1–64.
  7. Agraval V., Hirsch E. Intrauterine infection and preterm labor // Semin. Fetal. Neonatal. Med. 2012. Vol. 17. N 1. P. 12–19.
  8. Romero R., Espinoza J., Gonçalves L. F., Kusanovic J. P. et al. The role of inflammation and infection in preterm birth // Semin. Reprod. Med. 2007. Vol. 25. N 1. P. 21–39.
  9. Sheinera E., Levy A. Pregnency outcome following recurrent spontaneous abortions // Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. 2005. Vol. 118. N 10. P. 61–65.
  10. Ugwumadu A. Chorioamnionitis and mid-trimester pregnancy loss // Gynecol. Obstet. Invest. 2010. Vol. 70. N 4. P. 281–285.

Партнеры