Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Исходы беременности у женщин в старшем репродуктивном возрасте

DOI:10.31550/1727-2378-2020-19-1-12-15
Библиографическая ссылка: Серова О.Ф., Седая Л.В., Шутикова Н.В. Исходы беременности у женщин в старшем репродуктивном возрасте. Доктор.Ру. 2020; 19(1): 12–15. DOI: 10.31550/1727-2378-2020-19-1-12-15
Исходы беременности у женщин в старшем репродуктивном возрасте
4 Февраля 16:31

Цель исследования: анализ особенностей течения беременности и родов у женщин старшего репродуктивного возраста.

Дизайн: аналитическое ретроспективное исследование.

Материалы и методы. Рассмотрены истории родов пациенток в возрасте 20–49 лет (n = 5581), из которых отобраны истории первородящих (n = 2676). Эти женщины были разделены на две группы по возрастным критериям. В первую группу вошли 2295 пациенток в возрасте 20–34 лет, во вторую группу — 384 женщины в возрасте 35–49 лет.

Результаты. Во второй группе преэклампсия диагностировалась в 2,3 раза чаще, чем в первой: 7,0% (n = 27) против 3,0% (n = 69) (р < 0,05). Преждевременные роды в возрастной группе 35–49 лет происходили в 1,4 раза чаще, чем в возрастной группе 20–34 года: 23,2% (n = 89) против 16,1% (n = 369) (р = 0,02). Частота кесарева сечения во второй группе в 1,8 раза превышала таковую в первой: 76,6% (n = 294) против 43,1% (n = 988) (р < 0,05). Дети с оценкой по шкале Апгар на пятой минуте жизни 4–6 баллов у женщин старшего репродуктивного возраста рождались в 1,7 раза чаще, чем у пациенток первой группы (6,8% (n = 26) против 3,9% (n = 89), р < 0,05), а с оценкой 1–3 балла — в 6 раз чаще (0,24% против 0,04%) (р < 0,05).

Течение послеродового периода у женщин 35 лет и старше характеризовалось в 10 раз большей частотой гипотонических кровотечений: 0,8% (n = 3) против 0,08% (n = 2) (р < 0,05).

Показатель перинатальной смертности во второй группе составил 7,8‰, а в первой — 2,0‰, показатель мертворождаемости — 6,8‰ и 1,6‰ соответственно (р < 0,05).

Заключение. Проведенный анализ показал, что при первой беременности и родах у женщин 35 лет и старше высок акушерский и перинатальный риск, поэтому при ведении этих пациенток необходима профилактика наиболее частых гестационных осложнений — угрозы преждевременных родов и фетоплацентарной недостаточности; в родах — аномалий родовой деятельности.

Вклад авторов: Серова О.Ф. — разработка дизайна, цели, задач исследования, формулировка рабочей гипотезы, анализ результатов; Седая Л.В., Шутикова Н.В. — выкопировка данных, отбор единиц наблюдения, статистический анализ, подбор литературы.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов.

Седая Людмила Владимировна (автор для переписки) — к. м. н., заместитель главного врача по лечебной части ГБУЗ МО МОПЦ, доцент кафедры акушерства, гинекологии и перинатологии Медико-биологического университета инноваций и непрерывного образования ФГБУ ГНЦ «ФМБЦ им. А.И. Бурназяна» ФМБА России.143900, Россия, Московская область, г. Балашиха, шоссе Энтузиастов, д. 12. E-mail: gorda65@mail.ru

Серова Ольга Федоровна — д. м. н., профессор, главный врач ГБУЗ МО МОПЦ, заведующая кафедрой акушерства, гинекологии и перинатологии Медико-биологического университета инноваций и непрерывного образования ФГБУ ГНЦ «ФМБЦ им. А.И. Бурназяна» ФМБА России. 143900, Россия, Московская область, г. Балашиха, шоссе Энтузиастов, д. 12. eLIBRARY.RU SPIN: 9837-0955. E-mail: olga-serova@yandex.ru

Шутикова Наталья Вячеславовна — к. м. н., заведующая организационно-методическим отделом ГБУЗ МО МОПЦ, доцент кафедры акушерства, гинекологии и перинатологии Медико-биологического университета инноваций и непрерывного образования ФГБУ ГНЦ «ФМБЦ им. А.И. Бурназяна» ФМБА России. 143900, Россия, Московская область, г. Балашиха, шоссе Энтузиастов, д. 12. E-mail: shutikovanv@yandex.ru

ВВЕДЕНИЕ

Течение гестационного процесса зависит от многих факторов, среди которых немаловажную роль играет возраст женщины[1, 2].

В соответствии с критериями ВОЗ, репродуктивный возраст женщины — от 15 до 49 лет. Безусловно, эти критерии имеют некоторую долю социальной составляющей. Реально верхняя граница репродуктивного возраста — 40–42 года, поскольку вероятность рождения здорового ребенка после 30 лет снижается на 3,5% каждый год.

Репродуктивный возраст женщины делится на ранний (до 35 лет) и поздний (35 лет и старше), возраст от начала снижения функции яичников до наступления менопаузы[1, 2].

В СССР до 70-х годов XX века наиболее подходящим для рождения первого ребенка считался возраст от 18 до 22 лет, а первородящих старше 24 лет называли «старородящими». И действительно, наибольшее количество родов происходило у женщин в возрасте до 35 лет: в 1986 г. в Московской области повозрастной коэффициент рождаемости в возрасте 20–34 года составлял 101‰, а в возрасте 35–49 лет аналогичный показатель был уже в 10 раз ниже и составлял 11‰. Изменение социальных ценностей и развитие медицины позволили постепенно отодвинуть критерий «старородящая» к 28, а затем к 30 годам[3, 4].

Мы провели сравнительный анализ повозрастных коэффициентов рождаемости в Московской области в 1986 и 2016 гг.

Общий показатель рождаемости не претерпел значительных изменений: 59‰ в 1986 г. и 57‰ в 2016 г., однако повозрастной показатель рождаемости в группе 20–24 года снизился в 2,6 раза, во всех группах 30 лет и старше данный показатель в 2016 г. значительно выше такового 1986 г. Это особенно ярко выражено в группе женщин 45–49 лет — в 2016 г. показатель рождаемости у них в 5,5 раза выше, чем в 1986 г. (рис. 1).

Рис. 1. Повозрастные показатели рождаемости в Московской области в 1986 и 2016 гг.[3]

ris2_1.jpg

В настоящее время повозрастной коэффициент рождаемости у женщин в репродуктивном возрасте (20–34 года) — 89‰, в старшем репродуктивном возрасте (35–49 лет) — 25‰[2].

Аналогичная тенденция в последние десятилетия прослеживается и в России. Согласно данным Госкомстата, женщины репродуктивного возраста (15–49 лет) составляют 51% (38,9 млн) от общей численности женского населения страны (76,3 млн человек). Доля женщин позднего репродуктивного возраста — 42,2% (16,4 млн). Удельный вес детей, рожденных женщинами в возрасте 35 лет и старше, в начале XXI века оставался относительно стабильным и в среднем составлял 7,0%, но уже в 2007 г. он вырос до 8,2%[5].

Таким образом, за 30 лет увеличился коэффициент рождаемости в старшем репродуктивном возрасте.

Современная женщина сначала получает образование, строит карьеру и, только достигая определенного уровня материальных благ, начинает задумываться о рождении ребенка. Среди социальных причин, которые приводят к росту числа «поздних» беременностей, ведущими являются взросление старших детей (56%), достижение необходимого карьерного уровня и финансового положения (28%)[6]. Согласно данным литературы, психологический статус беременных женщин позднего репродуктивного периода стабилен и материнский инстинкт у них сформирован правильно, они менее фрустрированы и эмоционально напряжены по сравнению с пациентками оптимального репродуктивного возраста[5, 7].

К сожалению, в возрасте 35 лет и старше женщина имеет, как правило, несколько хронических заболеваний, поэтому во время беременности возрастает риск возникновения различных осложнений: угрозы прерывания беременности, преждевременных родов, преэклампсии, фетоплацентарной недостаточности и пр. Соответственно повышается риск неблагоприятных перинатальных исходов[6, 8, 9].

Цель исследования: анализ особенностей течения беременности и родов у женщин старшего репродуктивного возраста.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Проведен анализ особенностей течения беременности и родов у женщин старшего репродуктивного возраста, родоразрешенных в ГБУЗ МО «Московский областной перинатальный центр» в 2017 г.

Исследование по времени проведения было ретроспективным, по цели — аналитическим, по типу сбора информации — выборочным.

Формирование групп исследования происходило в два этапа. На первом этапе среди историй родов пациенток в возрасте 20–49 лет (n = 5581) были отобраны истории первородящих (n = 2679).

На втором этапе эти пациентки были разделены на две группы по возрастным критериям. В первую группу вошли 2295 женщин в возрасте 20–34 лет, во вторую группу — 384 пациентки в возрасте 35–49 лет.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Среди всех женщин в возрасте 20–49 лет, родоразрешенных в ГБУЗ МО МОПЦ в 2017 г., доля первородящих составила 48%.

Следует обратить внимание, что среди первородящих старшего репродуктивного возраста у 75% пациенток беременность наступила после процедуры ЭКО + перенос эмбриона, а в первой группе — у 9,2%.

Частота экстрагенитальных заболеваний во второй группе была существенно выше, чем в первой. Распространенность экстрагенитальной патологии по наиболее частым группам болезни представлена на рисунке 2.

Рис. 2. Распространенность экстрагенитальной патологии у беременных

ris2_2.jpg

Как видно из рисунка 2, болезни органов дыхания, системы кровообращения и почек во второй группе встречались в 1,91; 3,06 и 1,67 раза чаще, чем в первой. Большинство клинических исследований установили, что экстрагенитальные заболевания матери могут приводить к нарушению функции плацентарного комплекса и тем самым вызывать развитие плацентарной недостаточности[6].

Плацентарная недостаточность — клинический синдром, связанный с морфофункциональными изменениями в плаценте, а также с нарушением компенсаторно-приспособительных свойств, это ведущая причина заболеваемости и смертности новорожденных[8]. Частота фетоплацентарной недостаточности в первой группе составила 4,8% (n = 110), во второй — 9,6% (n = 37) (p < 0,05), декомпенсированной фетоплацентарной недостаточности — 4,5% (n = 103) и 5,7% (n = 22) соответственно (р < 0,05). При последней происходит срыв компенсаторно-приспособительных механизмов, и дальнейшее прогрессирование беременности становится невозможным.

Частым осложнением беременности у пациенток старшего репродуктивного возраста также была угроза преждевременных родов (14,6% против 4,3% в первой группе, p < 0,05).

Гестационный СД диагностирован у каждой двенадцатой участницы второй группы и у каждой семнадцатой женщины первой группы (8,3% и 5,8% соответственно, р < 0,05). У беременных старше 30 лет повышается относительный риск гестационного СД[8, 9].

Распространенность преэклампсии во второй группе в 2,3 раза превышала аналогичный показатель в первой: 7,0% (n = 27) против 3,0% (n = 69) соответственно (р < 0,05). По данным литературы, возраст старше 35 лет является фактором риска развития преэклампсии, этот риск может возрастать в 1,5 раза[10].

По нашим данным, преждевременные роды у участниц 35–49 лет происходили в 1,4 раза чаще, чем у беременных 20–34 лет: 23,2% (n = 89) против 16,1% (n = 369) (р = 0,02), что, с нашей точки зрения, обусловлено высокой частотой экстрагенитальных заболеваний и гестационных осложнений.

Так, высокий риск угрозы преждевременных родов отмечен у 67,9% беременных второй группы и лишь у 6,7% первой.

Родоразрешение путем кесарева сечения во второй группе осуществляли в 1,8 раза чаще, чем в первой: 76,6% (n = 294) против 43,1% (n = 988), р < 0,05.

Как правило, показанием к оперативным родам являлись аномалии родовой деятельности. Нарушение регуляции родового акта пациенток позднего репродуктивного возраста вызвано снижением чувствительности рецепторов миометрия к половым стероидным гормонам[11, 12].

У пациенток второй группы слабость родовой деятельности (n = 39; 10,2%) и внутриутробная гипоксия плода (n = 37; 9,6%) отмечались чаще, чем у участниц первой группы (n = 120 (5,2%) и 114 (5,0%) соответственно). В аналогичном российском исследовании слабость родовой деятельности зафиксирована у 7,6% пациенток в возрасте до 35 лет, что почти сопоставимо с нашими данными[12, 13].

Острая гипоксия плода в родах, требующая проведения экстренного кесарева сечения, у возрастных первородящих наблюдается в 7 раз чаще, чем у молодых женщин[10], поэтому родоразрешение путем кесарева сечения позволило снизить риск данного осложнения.

Дети с оценкой по шкале Апгар на пятой минуте жизни 4–6 баллов у женщин старшего репродуктивного возраста рождались в 1,7 раза чаще, чем у пациенток первой группы (р < 0,05), а с оценкой 1–3 балла — в 6 раз чаще (р < 0,05) (рис. 3).

Рис. 3. Частота рождения детей в асфиксии в первой и второй группе.
* Отличие от первой группы статистически значимо (р < 0,05)

ris2_3.jpg

Течение послеродового периода у женщин 35 лет и старше характеризовалось в 10 раз большей частотой гипотонических кровотечений: 0,8% (n = 3) против 0,08% (n = 2) (р < 0,05). Распространенность других осложнений в группах статистически значимо не различалась.

Осложненное течение беременности и родов, безусловно, влияет на показатель перинатальной смертности, который во второй группе составил 7,8‰, а в первой — 2,0‰. В большей степени высокий уровень перинатальной смертности у женщин старшего репродуктивного возраста обусловлен мертворождаемостью, которая у них была в 4,2 раза выше, чем в первой группе (6,8‰ против 1,6‰) (р < 0,05).

Рост перинатальной смертности прямо коррелирует со степенью перинатального риска, которая, в свою очередь, увеличивается пропорционально возрасту.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный анализ показал, что при первой беременности и родах у женщин 35 лет и старше высок акушерский и перинатальный риск, поэтому при ведении этих пациенток необходима профилактика наиболее частых гестационных осложнений — угрозы преждевременных родов и фетоплацентарной недостаточности; в родах — аномалий родовой деятельности.

При поступлении женщин 35 лет и старше в стационар следует производить перерасчет баллов перинатального риска, который может оказаться выше, чем подсчитанный на догоспитальном этапе, и это приведет к пересмотру тактики родоразрешения.

Поступила: 15.01.2020

Принята к публикации: 27.01.2020

Исходы беременности у женщин в старшем репродуктивном возрасте
4 Февраля 16:31
ЛИТЕРАТУРА
  1. Кулаков В.И., Серов В.Н., Адамян Л.В., Абубакирова А.М. Руководство по охране репродуктивного здоровья. М.: Триада-Х; 2001. 565 с. [Kulakov V.I., Serov V.N., Adamyan L.V., Abubakirova A.M. Guidelines for reproductive health. М.: Тriada-Х; 2001. 565 p. (in Russian)]
  2. Джамалудинова А.Ф., Гонян М.М. Репродуктивное здоровье населения России. Молодой ученый. 2017; 14.2(148): 10–13. [Djamaludinova A.F., Gonyan M.M. Reproductive health of the Russian population. Young scientist. 2017; 14.2(148): 10–13. (in Russian)]
  3. Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения — 15.12.2019). [Federal State Statistic Service. URL: http://www.gks.ru/ (data — 15.12.2019). (in Russian)]
  4. Баев О.Р., Румянцева В.П., Бурдули Г.М., Полянчикова О.Л., Рубцова С.В. Прогностические факторы эффективности мифепристона в подготовке к родам. Акушерство и гинекология. 2011; 8: 91–4. [Bayev O.R., Rumyantseva V.P., Burduli G.M., Polyanchikova O.L., Rubtsova S.V. Prognostic factors for the efficacy of mifepristone in preparation for labor. Obstetrics and Gynecology. 2011; 8: 91–4. (in Russian)]
  5. Байбарина Е.Н., Филиппов О.С., Гусева Е.В. Итоги развития службы родовспоможения в Российской Федерации и мероприятия по ее совершенствованию. Рос. вестн. акушера-гинеколога. 2014; 14(4): 4–8. [Baibarina E.N., Filippov O.S., Guseva E.V. The results of development of an obstetric service in the Russian Federation and the measures for its improvement. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist; 2014; 14(4): 4–8. (in Russian)]
  6. Киселева Е.Е. Социальные факторы репродуктивного здоровья женщины. Молодой ученый. 2015; 16: 384–6. [Kiseleva E.E. Social factors of women's reproductive health. Young scientist; 2015; 16: 384–6. (in Russian)]
  7. Пересада О.А. Репродуктивное здоровье женщин: руководство для врачей. М.: МИА; 2009. 678 c. [Peresada O. A. Women's reproductive health: a guide for doctors. M.: МIА; 2009. 678 p. (in Russian)]
  8. Баранов С.В., Шамина И.В., Тирская Ю.И., Ралко В.В., Дудкова Г.В. Фрикель Е.А. и др. Течение беременности и исходы родов в возрастном аспекте. Фундаментальная и клиническая медицина. 2016; 1(2): 18–24. [Barinov S.V., Shamina I.V., Tirskaya Yu.I., Ralko V.V., Dudkova G.V., Frickel E.A. at al. Age-related issues of pregnancy and birth outcomes. Fundamental and Clinical Medicine. 2016; 1(2): 18–24. (in Russian)]
  9. Шехтман М.М. Руководство по экстрагенитальной патологии у беременных. М.: Триада-Х; 2008. 816 с. [Shechtman M.M. Guide to extragenital pathology in pregnant women. М.: Тriada-Х; 2008. 816 p. (in Russian)]
  10. Ситникова Л.Н., Лавлинская Л.И. Организация медицинской помощи беременным групп высокого риска. Вестник новых медицинских технологий. Электронный журнал. 2014; 8(1). URL: https://naukaru.ru/ru/nauka/article/3055/view (дата обращения — 15.12.2019). [Sitnikova, L.N., Lavlinsky L.I. The organization of medical care to pregnant high-risk groups. Bulletin of New Medical Technologies. Electronic Journal. 2014; 8(1). URL: https://naukaru.ru/ru/nauka/article/3055/view (data — 15.12.2019). (in Russian)]
  11. Юдочкина И.В. Резервы снижения перинатальной заболеваемости и смертности у первородящих старших возрастных групп: Дис. … канд. мед. наук. М.; 2008. 114 с. [Yudochkina I.V. Reserves for reducing perinatal morbidity and mortality in first-born older age groups: Сandidate of Sciences thesis. М.; 2008. 114 p. (in Russian)]
  12. Макаров И.О., Юдина Е.В. Кардиотокография при беременности и в родах. М.: МЕДпресс-информ; 2016. 112 с. [Makarov I.O., Yudina E.V. Cardiotocography during pregnancy and childbirth. M.: MEDpress-Inform; 2016. 112 p. (in Russian)]
  13. Кабочкин А.А. Медико-социальное исследование здоровья беременных, рожениц и родильниц в крупном промышленном центре: Автореф. дис. … канд. мед. наук. М.; 2014. 25 с. [Kabochkin A.A. Medico-social study of the health of pregnant women, childbirth and postpartum in a large industrial center. Сandidate of Sciences thesis. М.; 2014. 25 p. (in Russian)]

Партнеры