Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Частота встречаемости метаболического синдрома и его компонентов у реципиентов трансплантата почки

DOI:10.31550/1727-2378-2020-19-5-55-59
Библиографическая ссылка: Смолякова М.В., Митьковская Н.П., Григоренко Е.А., Калачик О.В. Частота встречаемости метаболического синдрома и его компонентов у реципиентов трансплантата почки. Доктор.Ру. 2020; 19(5): 55–59. DOI: 10.31550/1727-2378-2020-19-5-55-59
Частота встречаемости метаболического синдрома и его компонентов у реципиентов трансплантата почки
22 Июля 19:07

Цель исследования: изучить частоту встречаемости метаболического синдрома (МС) и его компонентов у реципиентов трансплантата почки, у которых произошли неблагоприятные кардиоваскулярные события в отдаленном послеоперационном периоде.

Дизайн: одноцентровое проспективное когортное исследование.

Материалы и методы. В исследование включены 237 реципиентов трансплантата почки. Участники были разделены на две группы: 79 (33,3%) пациентов, у которых за период наблюдения произошли неблагоприятные кардиоваскулярные события, составили основную группу, 158 (66,7%) реципиентов, которые не имели кардиоваскулярных осложнений, — группу сравнения. Средний возраст реципиентов с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями составил 48,8 ± 10,4 года, больных без них — 46,3 ± 10,9 года.

Результаты. У реципиентов трансплантата почки с кардиоваскулярными осложнениями чаще, чем у реципиентов без них, имели место МС (46 (58,2%) против 53 (33,5%), p < 0,001), посттрансплантационные нарушения толерантности к глюкозе и сахарный диабет (16 (20,3%) против 15 (9,5%), p < 0,05), у них были большие значения окружности талии (98 ± 14 см против 94 ± 13 см, p < 0,05) и более высокий уровень триглицеридов в сыворотке крови (1,70 (1,30–2,50) ммоль/л против 1,45 (1,08–1,80) ммоль/л, p < 0,01).

Заключение. Проведенное исследование доказало, что МС и некоторые его компоненты чаще встречаются у реципиентов трансплантата почки с кардиоваскулярными осложнениями, что позволяет рассматривать МС в отдаленном послеоперационном периоде как независимый фактор кардиоваскулярного риска, требующий динамического контроля и модификации.

Вклад авторов: Смолякова М.В. — отбор пациентов для участия в исследовании, сбор клинического материала, его систематизация и статистический анализ, написание текста рукописи; Митьковская Н.П. — разработка концепции и дизайна исследования, определение его цели и задач, написание резюме, научное редактирование текста и утверждение рукописи для публикации; Григоренко Е.А. — проведение статистического анализа, написание текста рукописи; Калачик О.В. — определение концепции, материалов и методов исследования, научное редактирование текста.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов.

Источник финансирования: Исследование проведено в рамках написания М.В. Смоляковой диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук «Предикторы кардиоваскулярной патологии у пациентов с хроническими заболеваниями почек», а также при поддержке гранта Президента Республики Беларусь на 2020 г. на разработку и внедрение в практическое здравоохранение новых организационных форм работы, направленных на улучшение диспансерного наблюдения за реципиентами трансплантатов печени и почек с целью повышения эффективности первичной и вторичной профилактики сердечно-сосудистых осложнений у данной категории пациентов.

Смолякова Мария Васильевна — аспирант кафедры кардиологии и внутренних болезней УО «Белорусский государственный медицинский университет», врач-нефролог отделения нефрологии и гемодиализа ГУ «Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии». 220116, Республика Беларусь, г. Минск, пр. Дзержинского, д. 83. ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5152-2181. E-mail: m.smaliakova@gmail.com

Митьковская Наталья Павловна (автор для переписки) — д. м. н., профессор, заведующая кафедрой кардиологии и внутренних болезней УО «Белорусский государственный медицинский университет». 220116, Республика Беларусь, г. Минск, пр. Дзержинского, д. 83. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9088-721X. E-mail: mitkovskaya1@mail.ru

Григоренко Елена Александровна — к. м. н., доцент, профессор кафедры кардиологии и внутренних болезней УО «Белорусский государственный медицинский университет». 220116, Республика Беларусь, г. Минск, пр. Дзержинского, д. 83. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8120-6267. E-mail: alegri@tut.by.

Калачик Олег Валентинович — д. м. н., профессор, заместитель директора по медицинской части ГУ «Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии», руководитель Республиканского центра нефрологии, почечно-заместительной терапии и трансплантации почки. 220045, Республика Беларусь, г. Минск, ул. Семашко, д. 8. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8993-0292. E-mail: oleg_kalachik@hotmail.com

ВВЕДЕНИЕ

На сегодняшний день трансплантация донорской почки рассматривается как оптимальный метод почечно-заместительной терапии, в большей степени, чем программный гемодиализ и постоянный амбулаторный перитонеальный диализ, улучшающий качество и увеличивающий продолжительность жизни пациентов с хроническим нарушением функции почек. Трансплантация почки способствует снижению кардиоваскулярной летальности больных, получающих почечно-заместительную терапию, но частота встречаемости сердечно-сосудистых нарушений у реципиентов трансплантата почки остается более высокой, чем в общей популяции. Трансплантация донорской почки устраняет явление хронической анемии и необходимость применения методов экстракорпоральной детоксикации, но после нее больным требуется иммуносупрессивная терапия, оказывающая негативное влияние на кардиоваскулярную систему[1].

Изучение распространенности факторов кардиоваскулярного риска у реципиентов трансплантата почки для повышения эффективности трансплантации и профилактики сердечно-сосудистых заболеваний в послеоперационном периоде не теряет научной актуальности и медико-социальной значимости.

Метаболический синдром (МС) — это совокупность факторов кардиоваскулярного риска, способных усиливать действие друг друга и увеличивать риск сердечно-сосудистых заболеваний и смерти в общей популяции[2, 3].

Диагностика МС в Республике Беларусь осуществляется на основании наличия основного и двух дополнительных критериев, определенных Международной диабетической федерацией (2005). Основным критерием является абдоминальное ожирение, которое диагностируется при окружности талии более 94 см у мужчин и более 80 см у женщин. К дополнительным критериям относятся уровень триглицеридов (ТГ) 1,7 ммоль/л и выше, уровень ЛПВП менее 1,0 ммоль/л у мужчин и менее 1,3 ммоль/л у женщин, АД выше 130/85 мм рт. ст., концентрация глюкозы в плазме крови натощак 5,6 ммоль/л и более или установленный диагноз СД 2 типа.

МС сопровождается усилением воспалительного цитокинового ответа, что вызывает увеличение протромботической и провоспалительной активности организма и ассоциируется с ускорением процессов атерогенеза, развитием эндотелиальной дисфункции, прогрессированием хронических заболеваний почек и кардиоваскулярных нарушений[3].

Вопрос влияния МС на общий кардиоваскулярный риск у пациентов, получающих почечно-заместительную терапию, остается недостаточно изученным. В то время как одни исследователи утверждают, что МС провоцирует развитие воспалительных процессов, но никак не влияет на исходы у пациентов, получающих диализную терапию[4], другие свидетельствуют об увеличении распространенности кардиоваскулярной патологии и показателей общей смертности у больных, находящихся на диализе[5].

Распространенность МС у реципиентов трансплантата почки велика и составляет от 20% до 60%. Посттрансплантационная иммуносупрессивная терапия оказывает негативное воздействие на АД, липидный обмен, усиливает инсулинорезистентность. Формирование МС в послеоперационном периоде также негативно влияет на функцию трансплантата и увеличивает вероятность его отторжения[6, 7]. Однако в некоторых исследованиях показано, что распространенность МС у реципиентов трансплантата почки ниже, чем у пациентов, получающих диализную терапию, главным образом за счет снижения АД и повышения уровня ЛПВП после трансплантации почки[8].

В настоящее время не существует единого мнения относительно прогностического значения МС у реципиентов трансплантата почки. Ряд исследований рассматривают МС как фактор риска прогрессирования дисфункции трансплантата и увеличения кардиоваскулярной летальности, который при этом не оказывает влияния на общую смертность реципиентов[9]. Другие авторы отрицают наличие прогностического значения МС у данной категории пациентов, утверждая, что основными прогностическими факторами в когорте реципиентов являются показатели функционирования трансплантата почки и ИМТ[10].

Цель исследования: изучить частоту встречаемости МС и его компонентов у реципиентов трансплантата почки, у которых произошли неблагоприятные кардиоваскулярные события в отдаленном послеоперационном периоде.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В одноцентровое проспективное когортное исследование включены 237 пациентов, которым была выполнена гетеротопическая трансплантация трупной донорской почки в ГУ «Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии» (директор Центра — доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси Олег Олегович Руммо). Участники были разделены на две группы: 79 (33,3%) пациентов, у которых за период наблюдения произошли неблагоприятные кардиоваскулярные события, составили основную группу, 158 (66,7%) реципиентов, которые не имели кардиоваскулярных осложнений, — группу сравнения.

Отбор пациентов для участия в исследовании проводился в 2015–2016 гг. Период наблюдения составил 3 года. В исследование вошли реципиенты трансплантата почки в возрасте от 18 до 70 лет, которые являлись гражданами Республики Беларусь, имели предшествующий стаж диализной почечно-заместительной терапии и подписали информированное согласие на участие. Критерием невключения стало наличие в анамнезе острого коронарного синдрома (ОКС), острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК), кардиохирургического оперативного вмешательства, онкологического заболевания.

К неблагоприятным кардиоваскулярным событиям отнесены ОКС, жизнеугрожающие нарушения ритма и проводимости, осложненный гипертонический криз, которые возникли впервые и требовали экстренной госпитализации.

АД определяли троекратно на руке, на которой не была сформирована артериовенозная фистула. Рост пациентов, массу тела, окружности талии (ОТ) и бедер (ОБ) измеряли утром натощак. Измерение ОТ проводилось в положении стоя, в средней точке между нижним краем нижнего последнего ребра и верхней частью гребня подвздошной кости, ОБ — в области наиболее широкой части ягодиц.

Забор крови для анализов выполнялся из локтевой вены натощак после двенадцатичасового голодания.

Систематизация и анализ данных осуществлялись с использованием программы SPSS Statistics (версия 17.0, SPSS Incorporation, США). Качественные признаки сравнивали с помощью теста χ2 Пирсона, количественные признаки, которые имели нормальное распределение, — при помощи t-критерия Стъюдента, количественные признаки, чье распределение не соответствовало нормальному, — при помощи теста Манна — Уитни. Различия между группами считались статистически значимыми при вероятности безошибочного прогноза 95,5% (p < 0,05).

Исследование рассмотрено и одобрено этическим комитетом ГУ «Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии».

РЕЗУЛЬТАТЫ

Группы исследования были сопоставимы по возрасту и полу. Средний возраст реципиентов с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями составил 48,8 ± 10,4 года, больных без них — 46,3 ± 10,9 года. Среди реципиентов основной группы был 41 (51,9%) мужчина и 38 (48,1%) женщин, среди реципиентов группы сравнения — 83 (52,5%) мужчины и 75 (47,5%) женщин.

Статистически значимых различий в частоте заболеваний почек, приведших к необходимости почечно-заместительной терапии, и по получаемой иммуносупрессивной терапии между группами не было (табл. 1, 2).

Таблица 1
Заболевания почек, приведшие к необходимости почечно-заместительной терапии, у реципиентов трансплантата почки, n (%)

t9_1.jpg

Таблица 2
Иммуносупрессивная терапия у реципиентов трансплантата почки, n (%)

t9_2.jpg

В группах исследования изучена частота встречаемости традиционных факторов кардиоваскулярного риска. Обнаружено, что их распространенность среди больных с кардиоваскулярными осложнениями и без таковых значимо не различается (табл. 3).

Таблица 3
Факторы кардиоваскулярного риска у реципиентов трансплантата почки, n (%)

t9_3.jpg

* P < 0,05.

При оценке функционального состояния почечного трансплантата установлено, что средняя скорость клубочковой фильтрации у реципиентов с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями не отличалась от данного показателя у реципиентов без неблагоприятных кардиоваскулярных событий — 51 ± 20 мл/мин и 54 ± 16 мл/мин соответственно.

С целью диагностики абдоминального ожирения у реципиентов трансплантата почки измеряли ОТ, ОБ и рассчитывали коэффициент отношения ОТ к ОБ (табл. 4).

Таблица 4
Антропометрические показатели реципиентов трансплантата почки, M ± m

t9_4.jpg

Средняя ОТ у реципиентов трансплантата почки с кардиоваскулярными осложнениями была больше, чем у участников без таковых (p < 0,05). Абдоминальное ожирение диагностировали у 59 (74,7%) пациентов основной группы и у 104 (65,8%) в группе сравнения (p > 0,05).

Среднее значение коэффициента ОТ/ОБ у лиц с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями было существенно выше, чем у реципиентов без них (p < 0,05). Увеличенный коэффициент ОТ/ОБ, определяемый при значениях выше 0,85 у женщин и выше 1,0 у мужчин, чаще наблюдался в основной группе, чем в группе сравнения: 57 (72,2%) против 93 (58,9%), p < 0,05.

ИМТ более 30 кг/м2 чаще выявлялся у реципиентов с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями, чем у лиц без них: 22 (27,8%) против 20 (12,7%), p < 0,01. Сочетание ожирения и абдоминального ожирения также чаще встречалось у больных с кардиоваскулярными осложнениями: 21 (26,6%) против 20 (12,7%), p < 0,01.

Уровень ТГ в основной группе реципиентов трансплантата почки был значимо выше, в группе сравнения (p < 0,01) (рис.). Повышение уровня ТГ в крови выше 1,7 ммоль/л чаще диагностировалось у реципиентов с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями — 44,3% (n = 35) против 27,8% (n = 44), p < 0,05.

Рис. Уровень триглицеридов (ТГ) в сыворотке крови реципиентов трансплантата почки

r9_1.jpg

В группах исследования не установлено статистически значимых различий в уровне ЛПВП в зависимости от возникновения либо отсутствия неблагоприятных кардиоваскулярных событий — 1,30 (1,21–1,42) ммоль/л и 1,31 (1,21–1,45) ммоль/л соответственно. Сниженный уровень ЛПВП (ниже 1,0 ммоль/л у мужчин и ниже 1,3 ммоль/л у женщин) был диагностирован у 20,3% (n = 16) реципиентов с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями и у 18,4% (n = 29) реципиентов без неблагоприятных кардиоваскулярных событий, p > 0,05.

Систолическое АД у участников обеих групп не имело статистически значимых различий: 140 (130–160) мм рт. ст. против 140 (125–150) мм рт. ст. Диастолическое АД в обеих группах составляло 90 (80–100) мм рт. ст. Антигипертензивные лекарственные средства принимали 69 (87,3%) человек с кардиоваскулярными осложнениями и 127 (80,4%) реципиентов без них, p > 0,05.

Уровень глюкозы в крови у реципиентов основной группы и группы сравнения тоже существенно не различался: 5,51 (5,12–6,32) ммоль/л против 5,46 (5,07–5,82) ммоль/л, p > 0,05. Диагностически значимый уровень гликемии (выше 5,6 ммоль/л) встречался у 36 (45,6%) пациентов с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями и у 58 (36,7%) без таковых.

На момент включения в исследование у 31 (13,1%) реципиента диагностировано посттрансплантационное нарушение толерантности к глюкозе или посттрансплантационный СД, причем данные нарушения у реципиентов с кардиоваскулярными осложнениями имели место чаще: 16 (20,3%) против 15 (9,5%), p < 0,05.

На основании диагностических критериев Международной диабетической федерации установлено, что у 99 (41,8%) пациентов, включенных в исследование, присутствовал МС, причем у лиц с неблагоприятными кардиоваскулярными событиями он встречался значительно чаще — 46 (58,2%) против 53 (33,5%), p < 0,001.

МС преимущественно отмечался у реципиентов пожилого и среднего возраста: 71 (71,7%) против 70 (50,7%) молодых людей, p < 0,01; у реципиентов с избыточной массой тела или ожирением: 79 (79,8%) против 48 (34,8%) пациентов с нормальной массой тела, p < 0,001; у реципиентов с отягощенным семейным анамнезом раннего сердечно-сосудистого заболевания: 26 (26,3%) против 21 (15,2%), p < 0,05.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование доказало, что метаболический синдром (МС) и некоторые его компоненты чаще встречаются у реципиентов трансплантата почки с кардиоваскулярными осложнениями, что позволяет рассматривать МС в отдаленном послеоперационном периоде как независимый фактор кардиоваскулярного риска, требующий динамического контроля и модификации.

Благодарности: авторы выражают признательность коллективу кафедры кардиологии и внутренних болезней УО «Белорусский государственный медицинский университет», коллективам отделений трансплантации, нефрологии и гемодиализа ГУ «Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии».

Поступила: 24.03.2020
Принята к публикации: 06.05.2020

Частота встречаемости метаболического синдрома и его компонентов у реципиентов трансплантата почки
22 Июля 19:07
ЛИТЕРАТУРА
  1. Seck S.M., Dia D.G., Tendeng J.-N., Diop-Dia A., Niang S., Thiam I. Assessment of major posttransplant complications risk among potential recipients of kidney transplant in Saint-Louis, Senegal. Transplant. Proc. 2019; 51(7): 2346–9. DOI: 10.1016/j.transproceed.2019.05.009
  2. Gami A.S., Witt B.J., Howard D.E., Erwin P.J., Gami L.A., Somers V.K. et al. Metabolic syndrome and risk of incident cardiovascular events and death: a systematic review and meta-analysis of longitudinal studies. J. Am. Coll. Cardiol. 2007; 49(4): 403–14. DOI: 10.1016/j.jacc.2006.09.032
  3. McCracken E., MonaghanM., Sreenivasan S. Pathophysiology of the metabolic syndrome. Clin. Dermatol. 2018; 36(1): 14–20. DOI: 10.1016/j.clindermatol.2017.09.004
  4. Huang J.-W., Yang C.-Y., Wu H.-Y., Liu K.-L., Su C.-T., Wu C.-K. et al. Metabolic syndrome and abdominal fat are associated with inflammation, but not with clinical outcomes, in peritoneal dialysis patients. Cardiovasc. Diabetol. 2013; 12: 86. DOI: 10.1186/1475-2840-12-86
  5. Sanguankeo A., Upala S. Metabolic syndrome increases mortality risk in dialysis patients: a systematic review and meta-analysis. Int. J. Endocrinol. Metab. 2018; 16(2): e61201. DOI: 10.5812/ijem.61201
  6. Hami M., Ghorban Sabbagh M., Sefidgaran A., Mojahedi M.J. Prevalence of the metabolic syndrome in kidney transplant recipients: a single-center study. Saudi J. Kidney Dis. Transpl. 2017; 28(2): 362–7. DOI: 10.4103/1319-2442.202786
  7. Sgambat K., Clauss S., Moudgil A. Cardiovascular effects of metabolic syndrome after transplantation: convergence of obesity and transplant-related factors. Clin. Kidney J. 2018; 11(1): 136–46. DOI: 10.1093/ckj/sfx056
  8. AlShelleh S., AlAwwa I., Oweis A., AlRyalat S.A., Al-Essa M., Saeed I. et al. Prevalence of metabolic syndrome in dialysis and transplant patients. Diabetes Metab. Syndr. Obes. 2019; 12: 575–9. DOI: 10.2147/DMSO.S200362
  9. Pedrollo E.F., Corrêa C., Nicoletto B.B., Manfro R.C., Leitão C.B., Souza G.C. et al. Effects of metabolic syndrome on kidney transplantation outcomes: a systematic review and meta-analysis. Transpl. Int. 2016; 29(10): 1059–66. DOI: 10.1111/tri.12805
  10. De Giorgi A., Storari A., Forcellini S., Manfredini F., Lamberti N., Todeschini P. et al. Body mass index and metabolic syndrome impact differently on major clinical events in renal transplant patients. Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sci. 2017; 21(20): 4654–60.

Партнеры