Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Применение Церебролизина при коррекции нарушений речи у детей в амбулаторных условиях

Библиографическая ссылка: Огородова И. И., Дубровская Т. А. Применение Церебролизина при коррекции нарушений речи у детей в амбулаторных условиях // Доктор.Ру. Неврология Психиатрия. Детская неврология и психиатрия. 2015. № 5 (106) — № 6 (107). С. 55–59.
Применение Церебролизина при коррекции нарушений речи у детей в амбулаторных условиях
16 Апреля 13:02

Цель работы: исследование эффективности полипептидного препарата Церебролизин в амбулаторных условиях у детей 3–7 лет, страдающих речевыми нарушениями, и оценка изменений церебральной гемодинамики на фоне лечения.

Материалы и методы. Для участия в исследовании были отобраны 84 ребенка с речевыми нарушениями второго и третьего уровней: пациентам первой группы (41 ребенок) проводили только занятия с логопедом, больные второй группы (43 ребенка) дополнительно получали инъекции Церебролизина (15 инъекций через день в течение месяца).

Результаты. По окончании курса лечения у всех детей отмечались коррекция звукопроизношения, автоматизация звуков, улучшились лексика и грамматика, повысилось речевое внимание.

На фоне лечения Церебролизином показатели речевого развития статистически значимо улучшились у большего числа детей, по сравнению с количеством детей из группы только логопедического лечения (χ2 = 17,302; р < 0,01), обнаружены более высокие результаты в восстановлении речевой функции (звукопроизношение, лексика, грамматика) и компенсации неврологической симптоматики. Редукция клинических признаков синдрома дефицита внимания и гиперактивности при применении инъекций Церебролизина также происходила более быстрыми темпами. Транскраниальное дуплексное сканирование показало положительное влияние Церебролизина на церебральную гемодинамику, выразившееся в улучшении показателей артериального и венозного кровотока, восстановлении цереброваскулярной реактивности.

Заключение. Исследование продемонстрировало возможность эффективного амбулаторного лечения пациентов с нарушением речевой функции за счет добавления к комплексу логопедических упражнений курса инъекций препарата Церебролизин.

Дубровская Тамара Алексеевна — невролог МБУЗ «ГДП № 1» г. Краснодар. 350004, г. Краснодар, ул. Тургенева, д. 23. E-mail: detpol1@kmivc.ru

Огородова Ирина Ивановна — ассистент кафедры лучевой диагностики ГБОУ ВПО КубГМУ Минздрава России; невролог, врач ультразвуковой диагностики МБУЗ «ГДП № 1» г. Краснодар. 350004, г. Краснодар, ул. Тургенева, д. 23. E-mail: detpol1@kmivc.ru

 

Исторически сложилось, что нарушением развития речи у детей занимаются логопеды, психологи, дефектологи, неврологи. Поэтому для достижения максимального результата необходимы преемственность и согласованность в работе всех специалистов. Эпидемиологические исследования в регионах, которые позволили бы представить реальную распространенность речевой патологии, не проводились, вследствие чего в литературе имеется разброс показателей по этой проблеме. Так, по данным Л. Н. Зуевой и Е. Е. Шевцовой, среди дошкольников доля страдающих нарушениями речи достигает 20–25%[7]. Л. С. Чутко указывает, что частота речевых расстройств среди детей дошкольного возраста составляет 5–10%[6].

Дети с нарушением развития речи в дошкольном периоде при переходе в общеобразовательную школу имеют проблемы с письменной речью, чтением (дислексия, дисграфия). Для многих из них школьная программа становится непосильной. Дети тяжело переживают социальную дезадаптацию, становятся раздражительными, агрессивными, замыкаются в себе, теряют уверенность. Очень важно вовремя распознать эту патологию и оказать необходимую помощь, пока существуют компенсаторные возможности головного мозга и не успели сформироваться патологические поведенческие реакции.

ВВЕДЕНИЕ

Жалобы родителей на нарушение речи у ребенка чаще всего предъявляются по достижении им трехлетнего возраста и в 5–7 лет. Это происходит потому, что до 3 лет родители ждут, когда ребенок заговорит самостоятельно, а в 5–7 лет дети с нарушением речи с трудом проходят предшкольную подготовку. Для овладения письменной речью и чтением требуется много времени, приобретенные навыки не закрепляются, что и является главным мотивом обращения к специалистам.

Этиологию специфического расстройства речевого развития в настоящее время связывают с наследственными факторами и гипоксически-ишемическим повреждением ЦНС в перинатальном периоде в виде формирования церебральной атрофии, сочетающимся с темповой задержкой развития на первом году жизни[5].

Специфические расстройства речевого развития в детском возрасте характеризуются первичными нарушениями развития речи, при которых ребенок имеет соответствующий возрасту интеллект, нормальный слух и нормальные условия для овладения речью, расстройствам речи не предшествует период нормального ее развития[5, 10, 14]. Данные расстройства характеризуются постоянным течением без ремиссий или рецидивов. В эту категорию не входят ринолалия, речевые нарушения, обусловленные нарушением слуха, умственной отсталостью, аутизмом, эпилепсией. Речевые звуки, используемые этими детьми, ниже уровня их интеллектуального развития, хотя понимание речи находится в пределах нормы. При этом могут отмечаться (или не отмечаться) расстройства артикуляции. Двигательные расстройства речевого акта у этих пациентов носят разноплановый характер, наблюдаются псевдобульбарная дизартрия, мозжечковая дизартрия, корковая дизартрия, экстрапирамидная мезенцефально-диэнцефальная дизартрия по типу гипо-, гипер- и дистонии[2]. Данные синдромы могут сочетаться у детей в различных вариациях.

Речевые нарушения в детском возрасте сопровождаются неврологической симптоматикой: двигательными нарушениями (нарушение равновесия, координации движений, мелкой моторики), синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), церебрастенией, эмоциональной лабильностью, неврозоподобными нарушениями (ночные страхи, энурез, тики, заикание), вегетососудистыми нарушениями, головными болями.

У детей применение Церебролизина описано с 1970-х годов как отечественными (Е. В. Шмидт, 1975), так и зарубежными авторами (W. Englert, D. Schlich, 1977). Этот препарат наиболее изучен при лечении СДВГ у детей и подростков (Н. Н. Заваденко, 1990; О. Л. Бадалян, 1993; Н. Ю. Сотникова, 2003) и на различных этапах лечения ЧМТ (Е. В. Изнак и соавт., 2010; Z. Fei, Y. I. Shenyui, 1992; D. Zhou, S. Yang, 1993; M. Wang et al., 1998). При СДВГ эффективность применения Церебролизина имеет уровень доказательности В[12].

Церебролизин представляет собой комплекс нейропептидов с молекулярной массой не более 10 000 Да (15%), свободных аминокислот (85%) и микроэлементов. Углубленные исследования безопасности препарата с использованием иммуноблоттинга и электронной микроскопии не выявили в Церебролизине функционально активных проонкогенов, нуклеиновых кислот и белковых соединений класса амилоидов, в том числе прионов[13].

Механизм действия Церебролизина связан со способностью активировать эндогенные защитные механизмы, основными составляющими которых являются нейротрофичность, нейропротекция, нейропластичность и нейрогенез[23, 24]. Нейротрофическое действие обеспечивает координацию процессов нейропротекции, нейропластичности и нейрогенеза на оптимальном уровне[23, 24]. В различных исследованиях показана структурная и функциональная эквивалентность нейропептидов Церебролизина и нейротрофических факторов. По имеющимся данным, препарат способен увеличивать связывание собственного нейротрофического фактора мозга (brain-derived neurotrophic factor — BDNF) к TrkB-рецепторам[18], активировать секрецию собственного BDNF[15], а также модулировать соотношение про- и зрелых собственных нейротрофинов, что прямо свидетельствует о нейротрофической модуляции[33]. Нейропротективное действие Церебролизина проявляется в снижении глутаматной эксайтотоксичности[19, 20], инактивации образования свободных радикалов[17, 31], подавлении воспалительного ответа[16, 22], уменьшении отека[30] и торможении процессов апоптоза и некроза[19–21, 29, 35, 36]. Церебролизин способен модулировать нейропластичность, оптимизировать нейрональные соединения в мозге, способствуя отрастанию поврежденных отростков нейронов и увеличению плотности синапсов и поддерживая тем самым способность мозга адаптироваться к изменениям среды[23, 25, 26, 28, 34].

Свой вклад в активацию процессов нейропротекции и нейрорегенерации также вносят входящие в состав Церебролизина аминокислоты. Они обладают детоксицирующим действием, способны активировать белковый синтез, восстанавливать медиаторный баланс с нормализацией синтеза аденозина, таурина, глицина[4]. Присутствие аденозина обеспечивает пул пуриновых и пиримидиновых оснований, необходимых для синтеза антиапоптозных белков. Микроэлементы, содержащиеся в препарате, являются каталитическими центрами синтеза всех нейропептидов головного мозга[3]. Под воздействием Церебролизина происходит активация нейрогенеза — процесса формирования нейронов и клеток глии из клеток-предшественников. Показано, что препарат способен стимулировать нейро- и ангиогенез в субвентрикулярной зоне боковых желудочков и в зубчатой извилине гиппокампа как у здоровых животных, так и на моделях патологии[23, 27, 32, 36, 37].

Цель работы: исследование эффективности применения полипептидного препарата Церебролизин в амбулаторных условиях у детей 3–7 лет, страдающих речевыми нарушениями, и анализ изменений церебральной гемодинамики на фоне лечения.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Для проведения исследования за период 2013–2014 годов из осмотренных 578 детей от 3 до 7 лет были отобраны 84 ребенка с речевыми нарушениями, что составило 14,5% от общего числа детей, прошедших осмотр.

Согласно логопедической классификации общее недоразвитие речи второго уровня выявлено у 10 из 84 человек (11,9%). У этих пациентов имеют место выраженные нарушения звукопроизношения, грубые нарушения грамматической и лексической сторон речи. Речевые расстройства сочетаются с неврологическими и психопатологическими симптомами и синдромами. Часто выявляются синдромы ликворно-венозной дистензии, синдромы двигательных расстройств. В психических процессах отмечается снижение познавательной деятельности — ослабление внимания, памяти, праксиса, гнозиса. Дети этой группы испытывают затруднения при обучении[7].

Общее недоразвитие речи третьего уровня было выявлено у 74 детей (88,1%). Для пациентов данной категории характерны менее выраженные нарушения звукопроизношения, незначительные аграмматизмы, бедность словарного запаса. В психическом облике этих детей имеет место эмоционально-волевая незрелость[7].

Среди обследованных детей преобладали мальчики: мальчиков было 53 (63%), девочек — 31 (37%); соотношение мальчиков и девочек — 1 : 1,7. У 65 детей (77%) имелись СДВГ, астенический синдром, эмоционально-волевые нарушения, недифференцированность движений пальцев рук и артикуляционных движений. Пациентов рандомизировали и относили к контрольной (первой) или основной (второй) группе методом случайных чисел, численность детей в первой и второй группах составила 41 и 43 ребенка соответственно. В первой группе проводили занятия с логопедом. Пациенты второй группы, помимо занятий с логопедом, получали внутримышечно инъекции Церебролизина. Стандартный курс препарата составлял 15 инъекций в утренние часы через день с постепенным наращиванием дозы от 0,1 мл/сут до 0,1–0,2 мл/кг/сут за 5 инъекций.

Контроль эффективности лечения осуществлялся путем изучения динамики неврологического и логопедического статусов, оценки тонкой моторики с помощью теста Лесны на диспраксию-дисгнозию[8]. Всем детям было проведено транскраниальное дуплексное сканирование (ТДС) на аппаратах Philips HD3 (датчики C 4–2, C 5–2) и «Унисон-2-03» (датчики СА 621, PA 230) до назначения лечения и спустя один месяц (по окончании курса). При интерпретации данных использованы оценочные таблицы Национального руководства по лучевой диагностике и терапии[9].

Проверка статистических гипотез о равенстве частот улучшения показателей речевого развития, а также патологических ультразвуковых паттернов, оцененных с помощью ТДС, в выделенных группах проводилась с использованием двустороннего точного критерия Фишера (F-критерий) и критерия Хи-квадрат (χ2) с поправкой Йетса. Достоверность различия по критерию Фишера и χ2 применяли для анализа различий частот выявления бинарного признака в группе контроля и опытной группе после лечения.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В результате лечения показатели речевого развития улучшились у детей обеих групп: по окончании курса были отмечены коррекция звукопроизношения и автоматизация звуков, расширился словарный запас, улучшились лексика и грамматика, повысилось речевое внимание. На фоне лечения Церебролизином показатели речевого развития улучшились у 39 детей из 43, или у 90,7%, тогда как в группе сравнения аналогичный показатель составил 46,3% — 19 пациентов из 41 (χ2 = 17,302; р < 0,01).

Помимо этого, на фоне применения Церебролизина компенсировались неврологические нарушения. В группе детей, которые получали Церебролизин, количество выполненных заданий по мелкой моторике увеличилось на 23%, а в группе сравнения — на 11%. Редукция клинических признаков СДВГ у детей, получавших Церебролизин, также происходила более быстрыми темпами. Пациенты без медикаментозного лечения сохраняли неврологическую симптоматику.

Таким образом, характеризуя динамику неврологического и логопедического статусов у детей двух групп во время исследования, необходимо отметить, что пациенты, в план лечения которых входил Церебролизин, показывали более высокие результаты в отношении восстановления речевой функции (звукопроизношение, лексика, грамматика) и компенсации неврологической симптоматики.

С помощью метода ТДС пациенты исследовались на наличие патологических ультразвуковых признаков: мозаичной асимметрии индекса резистентности (resistance index — RI); внутрибассейновой асимметрии; диффузного повышения RI; снижения линейных скоростей кровотока в каротидном бассейне; снижения линейных скоростей кровотока в вертебробазилярном бассейне; асимметрии кровотока; измененной цереброваскулярной реактивности (вазодилататорный и вазоконстрикторный тесты); повышения скорости венозного оттока по базальным венам, вене Галена; увеличения ширины третьего желудочка, глубины залегания затылочных рогов боковых желудочков. При повторном обследовании в основной группе было выявлено значительное снижение количества больных, у которых встречались данные признаки (табл.). Все выявленные ультразвуковые характеристики нозологически неспецифичны, т. е. не позволяют поставить диагноз, но они дают возможность выявить детей, у которых отклонения в развитии речевой функции возникли на фоне морфологических нарушений головного мозга, нарушений кровотока.

Таблица
Динамика частоты выявления патологических ультразвуковых паттернов у детей 3–7 лет с речевыми расстройствами в исследуемых группах

t11_1.jpg

Примечание. ЛСК — линейная скорость кровотока; ОА — основная артерия; СМА — средняя мозговая артерия; ЦВР — цереброваскулярная реактивность; RI — индекс резистентности.

* Показана значимость различий между частотами выявления признаков в группе контроля и опытной группе после лечения.

Кроме того, одним из универсальных факторов, лимитирующих диапазон возможных реакций организма на любой предъявляемый раздражитель, является способность потреблять и утилизировать кислород. В целом возможность организма изменять уровень потребления кислорода в зависимости от меняющихся условий — это основной фактор, определяющий реабилитационный потенциал пациента. Клиническая оценка эффективности обмена кислорода проводится с помощью пробы на цереброваскулярную реактивность. Значимое улучшение неврологического и логопедического статусов в группе пациентов, получавших Церебролизин, сочеталось с восстановлением цереброваскулярной реактивности, а также с нормализацией индексов сосудистого сопротивления, симметрии кровотока и оттока крови по системе глубоких вен мозга. Нейротрофический эффект Церебролизина проявлялся в ослаблении признаков церебральной атрофии в виде уменьшения ширины увеличенного третьего желудочка и уменьшения глубины залегания затылочных рогов боковых желудочков.

Проведение инструментального обследование до и после лечения наглядно демонстрирует, что улучшение неврологического и логопедического статуса проходит на фоне положительной динамики церебральной гемодинамики. Применение Церебролизина приводит к нормализации сосудистого сопротивления, цереброваскулярной реактивности и восстановлению внутрибассейновой симметрии кровотока. Значимого влияния на линейные скорости кровотока Церебролизин не оказывал. Вклад в улучшение церебральной гемодинамики может вносить ранее показанная способность Церебролизина влиять на гемореологические и морфоденсиметрические показатели крови: снижение агрегации тромбоцитов (на 20–25%) и эритроцитов (более чем на 25–30%); нормализация размеров агрегатов тромбоцитов, эритроцитов; повышение деформируемости эритроцитов; сдвиг субпопуляционного состава эритроцитов в сторону нормальных форм; нормализация интегрального показателя кривизны мембраны и индекса спикулярности эритроцитов[1].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В проведенном исследовании показана возможность эффективного амбулаторного лечения пациентов с нарушением речевой функции за счет добавления к комплексу логопедических упражнений курса препарата Церебролизин. Применение Церебролизина способствует регрессу неврологической симптоматики, ускоряет темпы речевого развития и повышает качество речи. Положительная динамика неврологических и логопедических нарушений повышает мотивацию и способствует росту приверженности к лечению пациентов и их родителей. Компенсация неврологических нарушений и улучшение показателей речевого развития коррелируют с улучшением гемодинамических показателей мозгового кровообращения. Исследование динамики патологических ультразвуковых паттернов с помощью метода транскраниального дуплексного сканирования может быть использовано в целях инструментального контроля ведения пациентов с нарушением речевой функции.

Применение Церебролизина при коррекции нарушений речи у детей в амбулаторных условиях
16 Апреля 13:02
ЛИТЕРАТУРА
  1. Анисимова А. В., Колесникова Т. И., Юцкова Е. В., Галкин С. С. и др. Нейропротективная терапия при лечении хронической цереброваскулярной патологии, влияние на гемореологические и морфоденситометрические показатели крови // Журн. неврологии и психиатрии. 2014. № 10. С. 72–80.
  2. Винарская Е. Н. Дизартрия. М.: АСТ, Астрель, 2009. С. 136–137.
  3. Громова О. А., Кудрин А. В. Новые грани молекулярной фармакологии нейротрофиков природного происхождения. Микроэлементы как компонент нейропротекторных лигандов (обзор) // Междунар. мед. журн. 2001. № 4. С. 441–445.
  4. Громова О. А., Торшин И. Ю., Гусев Е. И., Никонов А. А. и др. Молекулярные механизмы воздействия аминокислот в составе Церебролизина на нейротрансмиссию. Нейротрофические и нейропротективные эффекты аминокислот // Трудный пациент. 2010. Т. 8. № 4. С. 25–31.
  5. Детская неврология. Клинические рекомендации / Под ред. В. И. Гузевой. Избр. главы. М.: СИМК, 2014. С. 28–29.
  6. Детская поведенческая неврология. Руководство для врачей / Под ред. Л. С. Чутко. СПб.: Наука, 2009. С. 83–109.
  7. Зуева Л. Н., Шевцова Е. Е. Настольная книга логопеда. М.: АСТ, Астрель, 2009. С. 41, 42, 68, 262.
  8. Лесны И. Клинические методы исследования в детской неврологии. М.: Медицина, 1987. 175 с.
  9. Лучевая диагностика в педиатрии: национальное руководство / Гл. ред. А. Ю. Васильев. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. С. 65–70.
  10. Неврология детского возраста / Под ред. Г. Г. Шанько, Е. С. Бондаренко. Минск: Высшая школа, 1985. 342 с.
  11. Обзор выступления профессора О. А. Громовой, посвященного описанию свойств Церебролизина® и характеристике его составляющих // Неврологических чтения. Зальцбург, 18 июня 2009. URL: http://apteka.uz/dlya_vas_vrachi/osnova_terapevticheskogo_deystviya_preparata_cerebrolizin1 (дата обрашения — 02.05.20015).
  12. Особенности нейротрофической терапии в детском и подростковом возрасте: метод. рекомендации № 27 Департамента здравоохранения г. Москвы / Сост. А. Н. Платонова, О. В. Быкова, С. В Глазкова, Т. Т. Батышева. М., 2013. С. 15, 26–27. 13. Регистр лекарственных средств России. Энциклопедия лекарств. 2012.
  13. Росин Ю. А. Ультразвуковая и функциональная диагностика в «малой детской неврологии». СПб.: Гиппократ, 2008. С. 3–6.
  14. Селянина Н. В., Каракулова Ю. В. Влияние нейротрофической терапии на динамику когнитивных функций при черепно-мозговой травме // Доктор.Ру. Неврология Психиатрия. 2014. № 6 (94). С. 29–32.
  15. Alvarez X. A., Lombardi V. R., Fernández-Novoa L., García M. et al. Cerebrolysin reduces microglial activation in vivo and in vitro: a potential mechanism ofneuroprotection // J. Neural. Transm. Suppl. 2000. N 59. P. S281–292.
  16. González M. E., Francis L., Castellano O. Antioxidant systemic effect of short-term Cerebrolysin administration // J. Neural. Transm. Suppl. 1998. N 53. P. 333–341.
  17. Hampson D. R., Windisch M., Baskys A. Increased binding of BDNF to TrkB induced by the antidemetia drug Cerebrolysin. Society for Neuroscience. 1997. 23: 1896.
  18. Hutter-Paier B., Eggenreich U., Windisch M. Effects of two protein-free peptide derivatives on passive avoidance behaviour of 24-month-old rats // Arzneimittelforschung. 1996. Vol. 46. N 3. P. 237–241.
  19. Hutter-Paier B., Grygar E., Frühwirth M., Temmel I. et al. Further evidence that Cerebrolysin protects cortical neurons from neurodegeneration in vitro // J. Neural. Transm. Suppl. 1998. N 53. P. S363–372.
  20. Hutter-Paier B., Steiner E., Windisch M. Cerebrolysin protects isolated cortical neurons from neurodegeneration after brief histotoxichypoxia // J. Neural. Transm. Suppl. 1998. N 53. P. 351–361.
  21. Lombardi V. R., Windisch M., García M., Cacabelos R. Effects of Cerebrolysin on in vitro primary microglial and astrocyte rat cell cultures // Methods Find. Exp. Clin. Pharmacol. 1999. Vol. 21. N 5. P. 331–338.
  22. Masliah E., Díez-Tejedor E. The pharmacology of neurotrophic treatment with Cerebrolysin: brain protection and repair to counteract pathologies of acute and chronic neurological disorders // Drugs Today (Barc.). 2012. N 48. Suppl. A. P. S3–24.
  23. Muresanu D. F., Buzoianu A., Florian S. I., von Wild T. Towards a roadmap in brain protection and recovery // J. Cell. Mol. Med. 2012. Vol. 16. N 12. P. 2861–2871.
  24. Reinprecht I., Gschanes A., Windisch M., Fachbach G. Two peptidergic drugs increase the synaptophysin immunoreactivity in brains of 24-month-old rats // Histochem. J. 1999. Vol. 31. N 6. P. 395–401.
  25. Rockenstein E., Mallory M., Mante M., Alford M. et al. Effects of Cerebrolysin on amyloid-beta deposition in a transgenic model of Alzheimer's disease // J. Neural. Transm. Suppl. 2002. N 62. P. S327–336.
  26. Rockenstein E., Mante M., Adame A., Crews L. et al. Effects of Cerebrolysin on neurogenesis in an APP transgenic model of Alzheimer's disease // Acta Neuropathol. 2007. Vol. 113. N 3. P. 265–275.
  27. Satou T., Itoh T., Tamai Y., Ohde H. et al. Neurotrophic effects of FPF-1070 (Cerebrolysin) on cultured neurons from chicken embryo dorsal root ganglia, ciliary ganglia, and sympathetic trunks // J. Neural. Transm. 2000. Vol. 107. N 11. P. 1253–1262.
  28. Schwab M., Antonow-Schlorke I., Dürer U., Bauer R. Effects of Cerebrolysin on cytoskeletal proteins after focal ischemia in rats // J. Neural. Transm. Suppl. 1996. N 47. P. S279.
  29. Schwab M., Bauer R., Zwiener U. Physiological effects and brain protection by hypothermia and cerebrolysin after moderate forebrain ischemia in rats // Exp. Toxicol. Pathol. 1997. Vol. 49. N 1–2. P. 105–116.
  30. Sugita Y., Kondo T., Kanazawa A., Itou T. et al. [Protective effect of FPF 1070 (cerebrolysin) on delayed neuronal death in the gerbil-detection ofhydroxyl radicals with salicylic acid] // No To Shinkei. 1993. Vol. 45. N 4. P. 325–331.
  31. Tatebayashi Y., Lee M. H., Li L., Iqbal K. et al. The dentate gyrus neurogenesis: a therapeutic target for Alzheimer's disease // Acta Neuropathol. 2003. Vol. 105. N 3. P. 225–232.
  32. Ubhi K., Rockenstein E., Vazquez-Roque R., Mante M. et al. Cerebrolysin modulates pronerve growth factor/nerve growth factor ratio and ameliorates thecholinergic deficit in a transgenic model of Alzheimer's disease // J. Neurosci. Res. 2013. Vol. 91. N 2. P. 167–177.
  33. Windholz E., Gschanes A., Windisch M., Fachbach G. Two peptidergic drugs increase the synaptophysin immunoreactivity in brains of 6-week-old rats // Histochem. J. 2000. Vol. 32. N 2. P. 79–84.
  34. Wronski R., Tompa P., Hutter-Paier B., Crailsheim K. et al. Inhibitory effect of a brain derived peptide preparation on the Ca++-dependent protease, calpain // J. Neural. Transm. 2000. Vol. 107. N 2. P. 145–157.
  35. Zhang C., Chopp M., Cui Y., Wang L. et al. Cerebrolysin enhances neurogenesis in the ischemic brain and improves functional outcome afterstroke // J. Neurosci. Res. 2010. Vol. 88. N 15. P. 3275–3281.
  36. Zhang Y., Chopp M., Meng Y., Zhang Z. G. et al. Improvement in functional recovery with administration of Cerebrolysin after experimental closed head injury // J Neurosurg. 2013. Vol. 118. N 6. P. 1343–1355.

Партнеры