Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378 (Print)         ISSN 2713-2994 (Online)
Ru
En

Синдром Швахмана — Даймонда: современные генетические аспекты заболевания из группы рибосомопатий

DOI:10.31550/1727-2378-2020-19-10-33-36
Для цитирования: Ипатова М.Г. Синдром Швахмана — Даймонда: современные генетические аспекты заболевания из группы рибосомопатий. Доктор.Ру. 2020; 19(10): 33–36. DOI: 10.31550/1727-2378-2020-19-10-33-36
30 ноября 00:00

Цель обзора: проанализировать новые мутации в генах DNAJC21, EFL1, SRP54, приводящие к нарушению биогенеза рибосом и проявляющиеся клиническими симптомами, схожими с синдромом Швахмана — Даймонда (СШД).

Основные положения. СШД относится к заболеваниям из группы рибосомопатий и характеризуется экзокринной недостаточностью поджелудочной железы, нарушением гемопоэза, скелетными аномалиями и высоким риском развития миелодиспластического синдрома и острого миелоидного лейкоза. Около 90% пациентов с СШД имеют биаллельные мутации в гене SBDS. Однако у 10–20% пациентов с симптомокомплексом, характерным для СШД, патогенные варианты в гене SBDS не идентифицируются, что послужило причиной поиска других генов-кандидатов. К наследственным заболеваниям, связанным с дефектами созревания, нарушением структуры или функции рибосом и рибонуклеопротеиновых комплексов, помимо СШД, относят анемию Даймонда — Блекфена, гипоплазию хрящей и волос (метафизарную хондродисплазию, тип Мак-Кьюсика), врожденный дискератоз, 5q-синдром и другие. Эти синдромы имеют общие характеристики с СШД. Все заболевания связаны с костномозговой недостаточностью по меньшей мере одной линии гемопоэза. Все пять перечисленных синдромов ассоциируются с повышенным риском развития рака.

Заключение. СШД — это генетически детерминированное заболевание из группы рибосомопатий. Рибосомопатии обусловлены мутациями в генах, участвующих в синтезе рибосомальных белков и факторов, которые функционируют на различных стадиях их сборки, вызывают широкий спектр клинических фенотипов, включая злокачественные гематологические заболевания и рак. В клинической практике традиционно диагноз СШД устанавливают по характерным клиническим симптомам и при наличии патогенных мутаций в гене SBDS. Относится ли СШД к генетически гетерогенным заболеваниям из группы рибосомопатий, или мутации в других генах, приводящих к нарушению биогенеза рибосом, вызывают СШД-подобные симптомы, остается вопросом дискутабельным и требует дальнейших исследований.

Конфликт интересов: автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Ипатова Мария Георгиевна — к. м. н., руководитель гепатобилиарного центра ГБУЗ «ДГКБ № 13 им. Н.Ф. Филатова ДЗМ», доцент кафедры госпитальной педиатрии имени академика В.А. Таболина педиатрического факультета ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1. eLIBRARY.RU SPIN:1837-5380. http://orcid.org/0000-0003-0295-4820. E-mail: mariachka1@mail.ru

Доктор.ру

Синдром Швахмана — Даймонда (СШД; Shwachman — Diamond syndrome, OMIM 260400) — редкое мультисистемное заболевание, характеризующееся преимущественно нарушением гемопоэза, экзокринной недостаточностью поджелудочной железы, задержкой физического развития и аномалиями костной системы [1-3]. Помимо вышеописанных симптомов, при СШД имеются иммунологические нарушения, поражение печени в виде повышения активности трансаминаз, повреждение эмали зубов, нейрокогнитивные расстройства и другие симптомы [4, 5]. СШД ассоциируется с высоким риском развития миелодиспластического синдрома (МДС) и злокачественных трансформаций, особенно в острый миелоидный лейкоз (ОМЛ) [6, 7].

Болезнь названа в честь врачей Гарри Швахмана (Harry Shwachman) и Луиса Даймонда (Louis Diamond), которые в 1964 г. описали сочетанную патологию недостаточности экзокринной функции поджелудочной железы с гипоплазией костного мозга у трех детей из одной семьи [1].

Распространенность СШД составляет 1 на 76 тыс. населения [8]. Заболеваемость СШД в итальянской популяции составила 1 на 168 тыс. новорожденных [9].

В регистре National Cancer Institute Inherited Bone Marrow Failure Syndromes среди 530 пациентов с недостаточностью костного мозга (анемией Фанкони, врожденным дискератозом, анемией Даймонда — Блекфена и СШД) лишь у 35 (6,6%) человек зарегистрирован СШД [10]. В Канадском регистре из 125 пациентов с недостаточностью кроветворения с СШД наблюдались 34 (27,2%) [11].

Распространенность СШД в России неизвестна. При анализе эпидемиологических показателей из 2728 больных, зарегистрированных в базе первичных иммунодефицитных состояний, в регистр включены 38 детей с СШД [12].

Около 90% пациентов с клиническими симптомами СШД имеют биаллельные патогенные варианты в высоко консервативном гене SBDS, который локализован на длинном плече 7 хромосомы (7q11) [2]. Этот ген состоит из 5 экзонов, кодирующих белок SBDS из 250 аминокислотных остатков [2]. Соседний псевдоген SBDSP на 97% гомологичен с геном SBDS, но содержит делеции и изменения нуклеотидов, которые препятствуют образованию функционального белка. Приблизительно у 75% больных СШД выявлены патогенные варианты, возникающие в результате конверсии гена с псевдогеном [2].

Наиболее частыми мутациями в гене SBDS являются с.258+2Т>C и c.183_184delTAinsCT [13-15]. Мутация 258+2T>C нарушает донорский сайт сплайсинга в интроне 2, в то время как изменение динуклеотида 183–184TA→CT приводит к стоп-кодону в рамке считывания (K62X) и, как следствие, укорочению белка SBDS. На сегодняшний день не идентифицирован ни один человек, гомозиготный по динуклеотидному варианту (183-184TA→CT), так как эта патогенная мутация ведет к полному отсутствию функционального белка SBDS и несовместима с жизнью [2]. Эти данные согласуются с результатами исследований на мышах, у которых аблация белка SBDS была для эмбрионов смертельной [16].

Помимо патогенных вариантов с.258+2Т>C и c.183_184delTAinsCT, описаны различные делеции, инсерции, миссенс-, нонсенс-варианты и точечные мутации в гене SBDS [14, 17, 18].

У 10–20% пациентов с СШД не идентифицируются мутации в гене SBDS [2, 4, 11, 18], что послужило причиной поиска других генов-кандидатов.

В настоящее время описаны патогенные варианты в генах DNAJC21 или EFL1 у пациентов с клиническим фенотипом СШД [19-21]. У 4 больных с костномозговой недостаточностью, задержкой внутриутробного роста и/или низким ростом выявлены биаллельные мутации в гене DNAJC21. У одного из этих пациентов в возрасте 12 лет развился ОМЛ (мегакариоцитарный подтип, ОМЛ-М7) [20]. В другом исследовании у 4 человек из трех неродственных семей, которым был поставлен клинический диагноз СШД, также обнаружены биаллельные мутации в гене DNAJC21 [21].

В исследовании P. Stepensky и соавт. (2017) у 6 пациентов с панцитопенией, экзокринной недостаточностью поджелудочной железы и скелетными аномалиями выявили мутации в гене EFL1: 4 пациента были гомозиготными по варианту p.R1095Q и 2 пациента — гомозиготными по варианту p.M882K в EFL1 [22].

В 2017 г. R. Carapito и соавт. описали вариант миссенс-мутации de novo в гене SRP54 у 3 различных пациентов с врожденной нейтропенией и другими клиническими проявлениями, характерными для СШД. У этих больных уровень матричной РНК SRP54 в костном мозге был в 3,6 раза ниже, чем у здоровых людей. У них также отмечались снижение количества нейтрофилов, нарушение хемотаксиса и уменьшение размеров экзокринной части поджелудочной железы. У 2 пациентов содержание эластазы кала было менее 15 мкг/г при норме более 200 мкг/г [23].

В исследовании, проведенном C. Bellanne-Chantelot и соавт. (2018), патогенные варианты в гене SRP54 выявлены у 66 пробандов из французского регистра пациентов с врожденными нейтропениями. В общей сложности идентифицированы 23 мутации (16 спорадических, 7 семейных) с 7 различными патогенными вариантами в гене SRP54. Почти у всех пациентов нейтропения была с рождения менее 0,5 × 109 г/л, носила персистирующий характер, сочеталась с нарушением созревания промиелоцитов и требовала длительной терапии высокими дозами гранулоцитарного колониестимулирующего фактора.

Нейтропения иногда ассоциировалась с патологией нервной системы (n = 7), низким ростом (n = 3) и/или экзокринной недостаточностью поджелудочной железы, при которой требовалась ферментозаместительная терапия (n = 3). На основании полученных данных авторы сделали вывод, что патогенные варианты в гене SRP54 вызывает не СШД, а СШД-подобный синдром [24].

Все вышеописанные мутации ведут к нарушению биогенеза и/или функций рибосом (рис.). Биогенез рибосом включает скоординированную экспрессию и сборку 80 рибосомных белков, 4 рибосомных РНК (рРНК) и 76 малых ядрышковых молекул РНК с помощью 200 факторов сборки и 300 snoРНК (small nucleolar ribonucleoproteins), выполняющих специфические ковалентные модификации (метилирование, ацетилирование и псевдоуридилирование) [25, 26]. Синтез рибосом начинается с транскрипции двух прерибосомальных РНК: один синтез для 5S рРНК, второй — для 18S, 5.8S и 28S рРНК. В цитоплазме синтезируются все рибосомные белки и транс-активирующие факторы, которые поступают в ядрышко и принимают участие в биогенезе рибосом. Сборка рибосом заканчивается после выхода прерибосомных частиц из ядрышка в цитоплазму [27].

Рис. Рибосомный цикл [23]

r6_1.jpg

Структура рибосомы включает две субъединицы — субъединицу 40S, состоящую из цепи 18S рРНК и 33 видов рибосомальных белков (small ribosomal subunits, RPS), и субъединицу 60S, состоящую из цепи 28S, 5S и 5.8S рРНК и 47 видов рибосомальных белков (large ribosomal subunit, RPL) [27]. Вместе 40S и 60S образуют зрелую рибосому 80S.

Известно, что белок SBDS играет важную роль в биогенезе рибосом и стабильности митотического веретена [28]. В исследовании A.J. Finch и соавт. (2011) показано, что SBDS функционирует на поздней стадии цитоплазматического созревания субъединиц 60S рибосом [29]. Транс-действующим фактором, который удерживает зарождающуюся субъединицу 60S в функционально неактивном состоянии, является эукариотический фактор инициации 6 (eIF6). Белок eIF6 связывается с интерсубъединичным мостиком [30] и должен быть удален до того, как субъединица 60S сможет присоединиться к субъединице 40S для инициирования трансляции.

В исследовании A.J. Finch и соавт. также показано, что SBDS способствует высвобождению eIF6, стимулируя GTPase-активность EFL1 [29]. Локализация белка SBDS зависит от клеточного цикла, с преимущественной локализацией в ядрышке во время митоза в фазы G1 и G2 и в ядре во время S-фазы [31].

Белки DNAJC21 и EFL1 тоже участвуют в созревании 60S до начала сборки трансляции 80S рибосомы (см. рис.) [32, 33].

Таким образом, мутации в генах SBDS, DNAJC21 и EFL1 ведут к нарушению созревания 60S субъединицы, что вызывает схожие клинические проявления у различных пациентов.

Во время биогенеза и инициации трансляции белка рибосома взаимодействует со многими молекулами-партнерами, и из них наиболее важной является частица распознавания сигналов (signal recognition particle, SRP) (см. рис.). SRP — это рибонуклеопротеидный комплекс, способствующий ориентации образующихся полипептидов, несущих сигнальную последовательность на поверхность эндоплазматического ретикулума [34]. SRP млекопитающих состоит из одной молекулы РНК (длиной ~300 нуклеотидов 7SL РНК) и 6 полипептидов: SRP9, SRP14, SRP19, SRP54, SRP68 и SRP72 [35].

Как было изложено выше, SRP54 играет центральную роль в рибонуклеопротеидном комплексе, мутации в SRP54 ассоциируются с врожденной нейтропенией и СШД-подобными симптомами [23].

Благодаря своей роли в регулировании качества и количества белков в клетке, биогенез рибосом является неотъемлемой частью клеточного роста, пролиферации и дифференцировки. Нарушение транскрипции рибосомных белков приводит к остановке клеточного цикла, преждевременному старению, апоптозу или аутофагии в зависимости от типа клеток и, как следствие, к нарушению кроветворения и высокому риску онкологических заболеваний [36-38].

На сегодняшний день к наследственным заболеваниям, связанным с дефектами созревания, нарушением структуры или функции рибосом и рибонуклеопротеиновых комплексов, помимо СШД, относят анемию Даймонда — Блекфена (OMIM 105650), гипоплазию хрящей и волос (метафизарную хондродисплазию, тип Мак-Кьюсика; OMIM 250250), врожденный дискератоз (OMIM 127550 и 305000), 5q-синдром (синонимы: МДС с изолированной del(5q), МДС) и другие синдромы [39-44].

Эти синдромы имеют общие характеристики с СШД. Все заболевания связаны с костномозговой недостаточностью по меньшей мере одной линии гемопоэза. Все пять перечисленных синдромов ассоциируются с повышенным риском развития рака. Синдром гипоплазии хрящей и волос, анемия Даймонда — Блекфена и СШД имеют схожие скелетные фенотипы, которые различаются как по тяжести проявлений, так и по пенетрантности [3, 40, 45-47].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Синдром Швахмана — Даймонда (СШД) — это генетически детерминированное заболевание из группы рибосомопатий. Рибосомопатии обусловлены мутациями в генах, участвующих в синтезе рибосомальных белков и факторов, которые функционируют на различных стадиях их сборки, вызывают широкий спектр клинических фенотипов, включая злокачественные гематологические заболевания и рак.

В клинической практике традиционно диагноз СШД устанавливают по характерным клиническим симптомам и при наличии патогенных мутаций в гене SBDS. Относится ли СШД к генетически гетерогенным заболеваниям из группы рибосомопатий, или мутации в других генах, приводящих к нарушению биогенеза рибосом, вызывают СШД-подобные симптомы, остается вопросом дискутабельным и требует дальнейших исследований.

Поступила: 25.09.2020

Принята к публикации: 16.10.2020


30 ноября 00:00
ЛИТЕРАТУРА
  1. Shwachman H., Diamond L.K., Oski F.A. et al. The syndrome of pancreatic insufficiency and bone marrow dysfunction. J. Pediatr. 1964; 65: 645–63. DOI: 10.1016/s0022-3476(64)80150-5
  2. Boocock G.R., Morrison J.A., Popovic M. et al. Mutations in SBDS are associated with Shwachman-Diamond syndrome. Nat. Genet. 2003; 33(1): 97–101. DOI: 10.1016/j.hoc.2009.01.007
  3. Smith O.P., Hann I.M., Chessells J.M. et al. Haematological abnormalities in Shwachman-Diamond syndrome. Br. J. Haematol. 1996; 94(2): 279–84. DOI: 10.1046/j.1365-2141.1996.d01-1788.x
  4. Burroughs L., Woolfrey A., Shimamura A. Shwachman-Diamond syndrome: a review of the clinical presentation, molecular pathogenesis, diagnosis, and treatment. Hematol. Oncol. Clin. North Am. 2009; 23(2): 233–48. DOI: 10.1016/j.hoc.2009.01.007
  5. Ипатова М.Г., Куцев С.И., Шумилов П.В. и др. Краткие клинические рекомендации по ведению больных с синдромом Швахмана — Даймонда. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2016; 95(6): 181–6. [Ipatova M.G., Kutsev S.I., Shumilov P.V. et al. Summary of clinical recommendations for the management of patients with Schwachman — Diamond syndrome. Pediatria. Journal named after G.N. Speransky. 2016; 95(6): 181–6. (in Russian)]
  6. Dror Y., Durie P., Ginzberg H. et al. Clonal evolution in marrows of patients with Shwachman-Diamond syndrome: a prospective 5-year follow-up study. Exp. Hematol. 2002, 30(7): 659–69. DOI: 10.1016/s0301-472x(02)00815-9
  7. Babushok D.V., Bessler M., Olson T.S. Genetic predisposition to myelodysplastic syndrome and acute myeloid leukemia in children and young adults. Leuk. Lymphoma. 2016; 57(3): 520–36. DOI: 10.3109/10428194.2015.1115041
  8. Goobie S., Popovic M., Morrison J. et al. Shwachman-Diamond syndrome with exocrine pancreatic dysfunction and bone marrow failure maps to the centromeric region of chromosome 7. Am. J. Hum. Genet. 2001; 68(4): 1048–54. DOI: 10.1086/319505
  9. Minelli A., Nicolis E., Cannioto Z. et al. Incidence of Shwachman-Diamond syndrome in Italy. Pediatr. Blood Cancer. 2012; 59(7): 1334–5. DOI: 10.1002/pbc.24260
  10. Alter B.P., Giri N., Savage S.A. et al. Cancer in the National Cancer Institute inherited bone marrow failure syndrome cohort after fifteen years of follow-up. Haematologica. 2018; 103(1): 30–9. DOI: 10.3324/haematol.2017.178111
  11. Hashmi S.K., Allen C., Klaassen R. et al. Comparative analysis of Shwachman-Diamond syndrome to other inherited bone marrow failure syndromes and genotype-phenotype correlation. Clin. Genet. 2011; 79(5): 448–58. DOI: 10.1111/j.1399-0004.2010.01468.x
  12. Mukhina A.A., Kuzmenko N.B., Rodina Y.A. et al. Primary immunodeficiencies in Russia: data from the National Registry. Front. Immunol. 2020; 11: 1491. DOI: 10.3389/fimmu.2020.01491
  13. Woloszynek J.R., Rothbaum R.J., Rawls A.S. et al. Mutations of the SBDS gene are present in most patients with Shwachman-Diamond syndrome. Blood. 2004; 104(12): 3588–90. DOI: 10.1182/blood-2004-04-1516
  14. Nicolis E., Bonizzato A., Assael B.M. et al. Identification of novel mutations in patients with Shwachman-Diamond syndrome. Hum. Mutat. 2005; 25(4): 410. DOI: 10.1002/humu.9324
  15. Donadieu J., Fenneteau O., Beaupain B. et al. Classification of and risk factors for hematologic complications in a French national cohort of 102 patients with Shwachman-Diamond syndrome. Haematologica. 2012; 97(9): 1312–9. DOI: 10.3324/haematol.2011.057489
  16. Zhang S., Shi M., Hui C.C. et al. Loss of the mouse ortholog of the Shwachman-Diamond syndrome gene (Sbds) results in early embryonic lethality. Mol. Cell Biol. 2006; 26(17): 6656–63. DOI: 10.1128/MCB.00091-06
  17. Nakashima E., Mabuchi A., Makita Y. et al. Novel SBDS mutations caused by gene conversion in Japanese patients with Shwachman-Diamond syndrome. Hum. Genet. 2004; 114(4): 345–8. DOI: 10.1007/s00439-004-1081-2
  18. Steele L., Rommens J.M., Stockley T. et al. De novo mutations causing Shwachman-Diamond syndrome and a founder mutation in SBDS in the French Canadian population. J. Investig. Genomics. 2014; 1(2): 38–41. DOI: 10.15406/jig.2014.01.00008
  19. Dror Y., Donadieu J., Koglmeier J. et al. Draft consensus guidelines for diagnosis and treatment of Shwachman-Diamond syndrome. Ann. NY Acad. Sci. 2011; 1242(1): 40–55. DOI: 10.1111/j.1749-6632.2011.06349.x
  20. Tummala H., Walne A.J., Williams M. et al. Affiliations expand. DNAJC21 mutations link a cancer-prone bone marrow failure syndrome to corruption in 60S ribosome subunit maturation. Am. J. Hum. Genet. 2016; 99(1): 115–24. DOI: 10.1016/j.ajhg.2016.05.002
  21. Dhanraj S., Matveev A., Li H. et al. Biallelic mutations in DNAJC21 cause Shwachman-Diamond syndrome. Blood. 2017; 129(11): 1557–62. DOI: 10.1182/blood-2016-08-735431
  22. Stepensky P., Chacón-Flores M., Kim K.H. et al. Mutations in EFL1, an SBDS partner, are associated with infantile pancytopenia, exocrine pancreatic insufficiency and skeletal anomalies in a Shwachman-Diamond like syndrome. J. Med. Gen. 2017; 54(8): 558–66. DOI: 10.1136/jmedgenet-2016-104366
  23. Carapito R., Konantz M., Paillard C. et al. Mutations in signal recognition particle SRP54 cause syndromic neutropenia with Shwachman-Diamond-like features. J. Clin. Invest. 2017; 127(11): 4090–103. DOI: 10.1172/JCI92876
  24. Bellanne-Chantelot C., Schmaltz-Panneau B., Marty C. et al. Mutations in the SRP54 gene cause severe congenital neutropenia as well as Shwachman-Diamond-like syndrome. Blood. 2018; 132(12): 1318–31. DOI: 10.1182/blood-2017-12-820308
  25. Tafforeau L., Zorbas C., Langhendries J.L. et al. The complexity of human ribosome biogenesis revealed by systematic nucleolar screening of Pre-rRNA processing factors. Mol. Cell. 2013; 51(4): 539–51. DOI: 10.1016/j.molcel.2013.08.011
  26. de la Cruz J., Karbstein K., Woolford J.L. Jr. Functions of ribosomal proteins in assembly of eukaryotic ribosomes in vivo. Annu Rev. Biochem. 2015; 84: 93–129. DOI: 10.1146/annurev-biochem-060614-033917
  27. Klinge S., Voigts-Hoffmann F., Leibundgut M. et al. Atomic structures of the eukaryotic ribosome. Trends Biochem. Sci. 2012; 37(5): 189–98. DOI: 10.1016/j.tibs.2012.02.007
  28. Austin K.M., Gupta M.L. Jr, Coats S.A. et al. Mitotic spindle destabilization and genomic instability in Shwachman-Diamond syndrome. J. Clin. Invest. 2008; 118(4): 1511–18. DOI: 10.1172/JCI33764
  29. Finch A.J., Hilcenko C., Basse N. et al. Uncoupling of GTP hydrolysis from eIF6 release on the ribosome causes Shwachman-Diamond syndrome. Genes Dev. 2011; 25(9): 917–29. DOI: 10.1101/gad.623011
  30. Gartmann M., Blau M., Armache J.P. et al. Mechanism of eIF6-mediated inhibition of ribosomal subunit joining. J. Biol. Chem. 2010; 285(20): 14848–51. DOI: 10.1074/jbc.C109.096057
  31. Austin K.M., Leary R.J., Shimamura A. The Shwachman-Diamond SBDS protein localizes to the nucleolus. Blood. 2005; 106(4): 1253–8. DOI: 10.1182/blood-2005-02-0807
  32. Menne T.F., Goyenechea B., Sánchez-Puig N. et al. The Shwachman-Bodian- Diamond syndrome protein mediates translational activation of ribosomes in yeast. Nat. Genet. 2007; 39(4): 486–95. DOI: 10.1038/ng1994
  33. Wong C.C., Traynor D., Basse N. et al. Defective ribosome assembly in Shwachman-Diamond syndrome. Blood. 2011; 118(16): 4305–12. DOI: 10.1182/blood-2011-06-353938
  34. Keenan R.J., Freymann D.M., Stroud R.M. et al. The signal recognition particle. Annu Rev. Biochem. 2001; 70: 755–75. DOI: 10.1146/annurev.biochem.70.1.755
  35. Akopian D., Shen K., Zhang X. et al. Signal recognition particle: an essential protein-targeting machine. Annu Rev. Biochem. 2013; 82: 693–721. DOI: 10.1146/annurev-biochem-072711-164732
  36. Drygin D., O'Brien S.E., Hannan R.D. et al. Targeting the nucleolus for cancer-specific activation of p53. Drug Discov. Today. 2014; 19(3): 259–65. DOI: 10.1016/j.drudis.2013.08.012
  37. Quin J.E., Devlin J.R., Cameron D. et al. Targeting the nucleolus for cancer intervention. Biochim. Biophys. Acta. 2014; 1842(6): 802–16. DOI: 10.1016/j.bbadis.2013.12.009
  38. Ganapathi K.A., Austin K.M., Lee C.-S. et al. The human Shwachman-Diamond syndrome protein, SBDS, associates with ribosomal RNA. Blood. 2007; 110(5): 1458–65. DOI: 10.1182/blood-2007-02-075184
  39. Draptchinskaia N., Gustavsson P., Andersson B. M. et al. The gene encoding ribosomal protein S19 is mutated in Diamond-Blackfan anaemia. Nat. Genet. 1999; 21(2): 169–75. DOI: 10.1038/5951
  40. Ebert B.L. Deletion 5q in myelodysplastic syndrome: a paradigm for the study of hemizygous deletions in cancer. Leukemia. 2009; 23(7): 1252–6. DOI: 10.1038/leu.2009.53
  41. Heiss N.S., Knight S.W., Vulliamy T.J. et al. X-linked dyskeratosis congenita is caused by mutations in a highly conserved gene with putative nucleolar functions. Nat. Genet. 1998; 19(1): 32–8. DOI: 10.1038/ng0598-32
  42. Ridanpää M., van Eenennaam H., Pelin K. et al. Mutations in the RNA component of RNase MRP cause a pleiotropic human disease, cartilage-hair hypoplasia. Cell. 2001; 104: 195–203. DOI: 10.1016/s0092-8674(01)00205-7
  43. Vulliamy T.J., Marrone A., Knight S.W. et al. Mutations in dyskeratosis congenita: their impact on telomere length and the diversity of clinical presentation. Blood. 2006; 107(7): 2680–5. DOI: 10.1182/blood-2005-07-2622
  44. Warren A.J. Molecular basis of the human ribosomopathy Shwachman-Diamond syndrome. Adv. Biol. Regul. 2018; 67: 109–27. DOI: 10.1016/j.jbior.2017.09.002
  45. Gazda H.T., Zhong R., Long L. et al. RNA and protein evidence for haplo-insufficiency in Diamond-Blackfan anaemia patients with RPS19 mutations. Br. J. Haematol. 2004; 127(1): 105–13. DOI: 10.1111/j.1365-2141.2004.05152.x
  46. Mason P.J., Wilson D.B., Bessler M. Dyskeratosis congenital — a disease of dysfunctional telomere maintenance. Curr. Mol. Med. 2005; 5(2): 159–70. DOI: 10.2174/1566524053586581
  47. Vlachos A., Klein G.W., Lipton J.M. The Diamond-Blackfan Anemia Registry: tool for investigating the epidemiology and biology of Diamond-Blackfan anemia. J. Pediatr. Hematol. Oncol. 2001; 23(6): 377–82. DOI: 10.1097/00043426-200108000-00015

Новости

23 мая 14:18
Гормонозависимые заболевания в 21 веке

24 мая Институт медицины и психологии В.Зельмана НГУ, Новосибирский государственный медицинский университет совместно с медицинским центром «Клиника Пасман» проведут в Новосибирске Всероссийскую конференцию «Гормонозависимые заболевания в 21 веке: современные методы лечения, предгравидарная подготовка, ведение беременности».

18 мая 17:49
Рациональное применение препаратов для лечения и профилактики респираторных инфекций

31 мая в 17:00 (мск) состоится вебинар автора журнала «Доктор.Ру» Фарбер Ирины Михайловны, к. м. н., ассистента кафедры детских болезней ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)

18 мая 17:46
Форум «Здоровое пищеварение»

Двухдневный форум «Здоровое пищеварение», приуроченный к Международному Дню здорового пищеварения, пройдет в онлайн-формате 28–29 мая под руководством постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Скворцовой Тамары Андреевны, к. м. н., руководителя Центра детской гастроэнтерологии ГБУЗ «Морозовская ДГКБ ДЗМ

18 мая 17:43
Охрана репродуктивного здоровья девушек-подростков и молодых женщин

27 мая в 10:00 (мск) начнется ежегодная областная конференция под руководством постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Зароченцевой Нины Викторовны, д. м. н., профессора РАН, заместителя директора по науке ГБУЗ МО МОНИИАГ

18 мая 17:40
Конференция, посвященная Всемирному дню щитовидной железы

Под руководством члена редакционного совета и постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Петуниной Нины Александровны, члена-корреспондента РАН, д. м. н., профессора, заведующей кафедрой эндокринологии Института клинической медицины им. Н.В. Склифосовского ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), пройдет большая онлайн-конференция, посвященная Всемирному дню щитовидной железы 25 мая с 09:00 до 18:00 (мск)

Все новости

Партнеры