Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378 (Print)         ISSN 2713-2994 (Online)
Ru
En

Современные аспекты диагностики инфекции мочевыводящих путей у детей первых двух лет жизни: ретроспективный анализ серии случаев

DOI:10.31550/1727-2378-2021-20-10-54-60
Для цитирования: Ушакова Р.А., Бочкарева С.П., Панкратова И.Б. Современные аспекты диагностики инфекции мочевыводящих путей у детей первых двух лет жизни: ретроспективный анализ серии случаев. Доктор.Ру. 2021; 20(10): 54–60. DOI: 10.31550/1727-2378-2021-20-10-54-60
30 ноября 2021

Цель исследования: представить особенности современной картины течения инфекции мочевыводящих путей (ИМВП) у детей в первые два года жизни и систематизировать диагностические критерии.

Дизайн: ретроспективный анализ серии случаев.

Материалы и методы. Проведен ретроспективный сплошной анализ 45 (за период 2018–2020 гг.) историй болезни детей в возрасте от месяца до 2 лет с установленной ИМВП. Авторы использовали комплекс жалоб, данные анамнеза, динамику клинических симптомов, материалы лабораторных и инструментальных исследований.

Результаты. У 91,1% (n = 41) детей первых двух лет жизни, госпитализированных в отделение нефрологии ГАУЗ СО ДГКБ № 9 г. Екатеринбурга с ИМВП, были обнаружены структурные аномалии органов мочевой системы, а в 35,5% (n = 16) случаев выявлен отягощенный семейный анамнез.

Ведущими симптомами ИМВП стали лихорадка и бледность кожных покровов у 55,5% больных, суборбитальный цианоз у 48,8% и беспокойство при мочеиспускании у 37,8% пациентов. В четверти случаев заболевание протекало бессимптомно, а отражением основного заболевания стали проявления лейкоцитурии и бактериурии.

По материалам лабораторного обследования определяли лейкоцитоз со сдвигом формулы в сторону нейтрофилеза у 26,6% больных, при этом повышение уровня скорости оседания эритроцитов коррелировало с уровнем С-реактивного белка (r = 0,57; p < 0,05). Лишь в 33,4% случаев удалось обнаружить возбудителей условно-патогенной флоры.

У трети детей отмечали проявления, характерные в совокупности для течения цитомегаловирусной инфекции (ЦМВИ): длительный субфебрилитет, гепатомегалию, нормохромную анемию, моноцитоз до 13% (10,9 : 14,02).

Заключение. У детей в первые два года жизни ИМВП дебютирует на фоне структурных аномалий мочевыделительной системы, отягощенного семейного анамнеза и характеризуется определенной совокупностью клинико-лабораторных признаков.

Для расширения диагностических возможностей мы рекомендуем включить в протокол обследования методы ПЦР-диагностики для идентификации ДНК цитомегаловируса из биологических сред ребенка (крови, слюны, мочи) и иммуноферментный анализ серологических маркеров вируса. При обнаружении маркеров репликации ЦМВИ следует персонифицировать протокол лечения для достижения стойкой клинико-лабораторной ремиссии.

Вклад авторов: Ушакова Р.А. — разработка дизайна исследования, написание текста рукописи, обзор публикаций по теме статьи, проверка критически важного содержания, утверждение рукописи для публикации; Бочкарева С.П. — написание текста рукописи, обзор публикаций по теме статьи, сбор клинического материала, обработка, анализ, интерпретация, статистическая обработка данных; Панкратова И.Б. — отбор, обследование и лечение пациентов, проверка содержания и корректировка текста рукописи.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов

Ушакова Рима Асхатовна (автор для переписки) — доцент кафедры поликлинической педиатрии и педиатрии факультета повышения квалификации и первичной переподготовки ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава России, д. м. н, доцент. 620014, Россия, г. Екатеринбург, ул. Репина. д. 3. eLIBRARY.RU SPIN: 9608-1207. https://orcid.org/0000-0002-3088-5327. E-mail: [email protected]

Бочкарева Светлана Павловна — ординатор ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава России. 620014, Россия, г. Екатеринбург, ул. Репина, д. 3. https://orcid.org/0000-0003-0314-8302. E-mail: [email protected]

Панкратова Ирина Борисовна — к. м. н., заведующая нефрологическим отделением ГАУЗ СО ДГКБ № 9. 620134, Россия, г. Екатеринбург, ул. Решетская, д. 51. https://orcid.org/0000-0002-8904-2113. E-mail: [email protected]

Доктор.ру

ВВЕДЕНИЕ

Проблема нефрологической патологии у детей раннего возраста занимает особое положение в педиатрии. Это связано с высокой частотой регистрации инфекции мочевыводящих путей (ИМВП) в детской популяции, составляющей 18 случаев на 1000 детей, при этом заболевание чаще дебютирует в первые годы жизни1 [1, 2]. Существуют данные о росте удельного веса ИМВП до 36–100 случаев на 1000 детей [3]. Преобладание латентных и маломанифестных форм в раннем возрасте в дальнейшем может привести к рубцовым изменениям почечной ткани с формированием хронической болезни почек2. Прогрессирование медицинских аспектов проблемы определяет и ее социальную значимость.

После старта заболевания у 35% детей ИМВП принимает рецидивирующее течение. Среди факторов, провоцирующих рецидивы болезни, приоритетное значение имеют обструктивные уропатии и врожденные аномалии органов мочевой системы [4]. Данная патология часто встречается у недоношенных детей [5]. В нашем исследовании 6,6% детей, рожденных на 34–36-й неделях гестации, дебютировали заболеванием почек в младенчестве.

Есть мнение, что у мальчиков симптомы ИМВП обнаруживаются в первые 6 месяцев жизни, однако ситуация радикально меняется после 12 месяцев, когда заболевание проявляется у девочек3 [2, 6]. Инфекционный агент может вызывать воспаление верхних мочевыводящих путей и протекать с клиникой пиелонефрита. При вовлечении нижних мочевыводящих путей клиницист, как правило, наблюдает картину цистита.

У новорожденных основными симптомами дебюта заболевания являются лихорадка, чаще до фебрильных цифр, и рвота4 [2]. Из неспецифичных проявлений ИМВП у младенца могут быть плохое сосание, частые срыгивания, диарея, недостаточный набор массы тела. В тяжелых случаях отмечают формирование гнойных метастатических очагов в различных органах и признаки сепсиса, проявляющиеся симптомами инфекционного токсикоза в виде лихорадки, вялости, диспепсии, землистой окраски кожи [5, 7].

У детей грудного возраста симптомы обычно остаются неспецифичными: раздражительность, отсутствие аппетита, рвота, бледность, отставание в физическом развитии. И только необъяснимая лихорадка является наиболее частым признаком вялотекущей инфекции у детей первых двух лет жизни5 [5].

Специфические симптомы включают поллакиурию либо олигурию, которые можно определить по увеличению или уменьшению количества мокрых подгузников, неприятному запаху мочи и проявлению дискомфорта у ребенка при акте мочеиспускания [8, 9]. На третьем году жизни стартовые маркеры дебюта ИМВП становятся более отчетливыми и локализованными: дизурия, задержка мочеиспускания, энурез, болезненное мочеиспускание, боли в животе, и зачастую все эти симптомы проявляются на фоне лихорадки6 [1].

В отечественных клинических рекомендациях диагноз ИМВП может считаться наиболее вероятным при обнаружении лейкоцитурии более 25 клеток в 1 мкл или более 10–15 лейкоцитов в поле зрения или при обнаружении бактериурии более 100000 микробных единиц/мл при посеве мочи на стерильность7. По данным Американской академии педиатрии (American Academy of Pediatrics), ставить диагноз ИМВП детям в возрасте от 2 до 24 месяцев рекомендуется в случае положительного теста на лейкоцитарную эстеразу и при наличии в клиническом анализе мочи пиурии и/или бактериурии.

При проведении катетеризации мочевого пузыря принимают во внимание более 50000 микробных единиц в 1 мл мочи [10]. Эксперты Европейской ассоциации урологии (European Association of Urology) и Европейского общества детской урологии (European Society for Paediatric Urology) утверждают, что рост числа микробных единиц до 1000 в 1 мл катетеризованного образца мочи является достаточным критерием для подтверждения диагноза ИМВП [11].

Таким образом, своевременная диагностика заболеваний органов мочевой системы с учетом собранного анамнеза и данных проведенного комплексного обследования дает возможность прогнозировать тяжелые повреждения почек в раннем возрасте, добиваться клинико-лабораторной ремиссии и контролировать течение болезни.

Цель исследования: представить особенности современной картины течения ИМВП у детей первых двух лет жизни и систематизировать диагностические критерии. 

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В настоящей работе представлен анализ материалов 45 историй болезни детей в возрасте от месяца до 2 лет, госпитализированных за период 2018–2020 гг. в нефрологическое отделение ГАУЗ СО ДГКБ № 9 г. Екатеринбурга с ИМВП.

Критериями исключения стали дети с гломерулонефритом и мочекаменной болезнью. Авторы анализировали комплекс жалоб, данные анамнеза, динамику клинических симптомов и лабораторных параметров. Общеклинические исследования мочи, крови, биохимический анализ крови, выделение возбудителей в посевах мочи выполняли в лабораториях ДГКБ № 9.

Статистический анализ проводили с использованием пакета программ IBM SPSS Statistics, 20178. Результаты обследования были обработаны методами описательной статистики с вычислением средних величин, стандартных отклонений и медиан (25-й и 75-й перцентили). Анализ качественных признаков в двух независимых группах выполняли с помощью критерия χ2 с поправкой Йейтса. Сравнение количественных переменных проводили с помощью U-критерия Манна — Уитни. Сравнительную оценку эффективности протокола лечения осуществляли с помощью t-критерия Стьюдента. Для определения корреляционных связей была использована методика расчета коэффициента Пирсона. Различия считались статистически значимыми при p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ 

Характеристика выборки

В нозологической структуре ИМВП были диагностированы хронический пиелонефрит у 40% (n = 18) больных, острый пиелонефрит — у 33,3% (n = 15), ИМВП — у 26,7% (n = 12). Средний возраст пациентов составил 8,5 ± 0,6 месяца, из них мальчиков было 55,5% (n = 25), девочек — 44,4% (n = 20). Средний возраст мальчиков в момент первой госпитализации — 7,8 ± 0,8 месяца, а возраст девочек — 10,1 ± 1,0 месяца. 

Сопутствующая патология

По данным анамнеза, проведенного обследования методом УЗИ, по материалам микционной цистоуретрографии и экскреторной урографии у 91,1% (n = 41) детей были выявлены структурные аномалии мочевыводящих путей, в перечне которых представлены следующие нозологии: пиелоэктазия — у 65,8% (n = 27) пациентов, гидронефроз — у 31,7% (n = 13), пузырно-мочеточниковый рефлюкс — у 31,7% (n = 13), при этом у 3 детей диагностировали активный пузырно-мочеточниковый рефлюкс и у 10 — пассивный, со степенью заброса от 2 до 5. Агенезию, аплазию одной почки и подковообразную почку наблюдали у 9,7% (n = 4) больных. Врожденные пороки развития мочевой системы определили в антенатальном периоде у 11 детей.

Отягощенность семейного анамнеза по нефрологическим заболеваниям отмечали у 35,5% (n = 16) пациентов. Родители подтверждали, что страдают хроническим пиелонефритом (20%), имеют хронический цистит и мочекаменную болезнь (8,8%), односторонний нефроптоз (2,2%), патологическую подвижность одной почки (2,2%), расщепление чашечно-лоханочной системы (2,2%).

ИМВП у детей дебютировала на фоне респираторной инфекции в 44,4% (n = 20) случаев. У 25% девочек диагностировали вульвит, подтвержденный детским гинекологом. Известно, что попадание бактериальной флоры из влагалища в мочевыводящие пути может спровоцировать начало инфекционного процесса. 

Клинические особенности течения инфекции мочевыводящих путей у детей в первые два года жизни

При госпитализации в нефрологический стационар у 28,9% (n = 13) больных структурные изменения регистрировали впервые при проведении УЗИ-обследования на амбулаторном этапе наблюдения. Повышение температуры тела как моносимптом дебюта болезни отмечали у 11,1% (n = 5) детей, лихорадка была у 55,5% (n = 25) пациентов. При остром течении ИМВП температурная реакция достигала фебрильных показателей 38,5°С (37,5 : 39,1), в то время как при рецидивирующем течении заболевания температурный профиль не превышал субфебрильных значений 37,1°С (36,6 : 37,9), где p = 0,008.

Наряду с лихорадкой, ведущими признаками заболевания стали бледность кожных покровов, астенизация, суборбитальный цианоз, а 37,8% (n = 17) детей проявляли беспокойство при акте мочеиспускания. Суборбитальный цианоз статистически значимо чаще наблюдали при хроническом течении ИМВП (p = 0,044), данный симптом был описан исследователями как маркер длительной интоксикации, часто встречающийся при хроническом пиелонефрите9. Болезненную реакцию при пальпации живота в околопупочной области мы отмечали лишь у 2 (4,4%) пациентов. Результаты анализа о частоте встречаемости клинических маркеров ИМВП представлены в таблице 1

Таблица 1

Клинические маркеры дебюта инфекции мочевыводящих путей у детей первых двух лет жизни

t10_1.jpg

Лабораторные особенности инфекции мочевыводящих путей у детей первых двух лет жизни

По данным общего анализа крови у 40% (n = 18) пациентов была выявлена анемия I–II степени, при этом у 33,3% (n = 15) — гипохромная, а у остальных — нормохромная. В 28,9% (n = 13) случаев анемия была диагностирована у больных с острыми формами ИМВП, а у 11,2% (n = 5) детей — при хроническом течении болезни (p = 0,019). Известно, что течение заболеваний мочевыделительной системы приводит к опосредованным цитокинами нарушениям в системе эритропоэза, что ведет к формированию анемии [12].

У 22,2% больных наблюдали лейкоцитоз — 21,1 (18,3 : 23,1) × 109/л со сдвигом лейкоцитарной формулы влево. У детей с острыми формами ИМВП уровень лейкоцитов в клиническом анализе крови был статистически значимо выше, чем при обострении хронического процесса, а именно 11,3 (9,6 : 19,3) × 109/л против 9,3 (7,8 : 10,5) × 109/л соответственно (p = 0,009).

Повышение показателей СОЭ до 35 мм/ч (21,5 : 39) зарегистрировали у 42,2% (n = 19) больных, поскольку нарастание уровня белков острой фазы воспаления СРБ закономерно приводит к увеличению СОЭ (r = 0,57) [13]. У 84,1% (n = 37) детей исследовали концентрацию СРБ в крови, повышение его значений в пределах 59,5 мг/л (29,2 : 74,1) отмечали у 51,3% (n = 19) пациентов. Известно, что уровень СРБ возрастает при воспалительном процессе, являясь наиболее специфичным и чувствительным лабораторным индикатором воспаления [14].

Мочевой синдром у обследованных детей являлся отражением основного заболевания. В общем анализе мочи у 86,6% (n = 39) больных мочевой осадок был представлен в виде лейкоцитурии до 42,9 (14,9 : 95,1) в поле зрения. Значимая бактериурия до 100 (30 : 200) микробных единиц в поле зрения зафиксирована у 46,6% (n = 21) детей. Повышение относительной плотности мочи наблюдали в 20% (n = 9) случаев. Обнаруживали также изменения в виде микрогематурии у 28,9% (n = 13) пациентов и в виде микропротеинурии у 22,2% (n = 10). 

Этиология инфекции мочевыводящих путей у детей в первые два года жизни

Нефрологи единодушны в том, что у детей частота положительных результатов посева мочи на бактериальную флору не превышает 55% [1]. В нашем исследовании лишь в 33,4% случаев удалось обнаружить возбудителей условно-патогенной флоры, в совокупности это были бактерии Escherichia coli (45%), Klebsiella pneumoniaе (28%), Enterococcus faecalis (17%), Klebsiella oxytoca (5%), Proteus mirabilis (5%).

Результаты лечения

Руководствуясь клиническими рекомендациями, антибактериальную терапию препаратами защищенных пенициллинов либо цефалоспоринов III поколения провели 82,2% (n = 37) больных с ИМВП10. На втором этапе реабилитации 73,3% (n = 33) пациентам в качестве противомикробных средств назначали нитрофураны. С целью профилактики дисбаланса микробиоценоза кишечника 42,2% детей принимали пробиотики [7]. На фоне комплексной противомикробной терапии лабораторные показатели имели положительную динамику (табл. 2). Критерием выписки пациента из стационара было достижение позитивной динамики клинико-лабораторных маркеров воспаления на фоне нормализации общего статуса ребенка. 

Таблица 2

Динамика лабораторных показателей на фоне противомикробной терапии инфекции мочевыводящих путей

t10_2.jpg

Примечания: ↓ ― уровень снижения показателя в процентах (%); п/з ― в поле зрения микроскопа.

Сравнительная характеристика

Мы провели сравнительный анализ диагностических маркеров ИМВП у детей первых двух лет жизни и обнаружили признаки, отличные от представленных в действующих клинических рекомендациях. В таблице 3 они выделены курсивом [3]

Таблица 3

Сравнительный анализ клинико-лабораторных признаков, перечисленных в клинических рекомендациях и описанных в проведенном исследовании, при инфекции мочевыводящих путей у детей

t10_3-1.jpg t10_3-2.jpg

Примечание: РИ ― референсный интервал нормальных значений. 

Согласно клиническим рекомендациям, диагноз ИМВП следует считать наиболее вероятным при лейкоцитурии более 25 в 1 мкл мочи либо в случае обнаружения более 10–15 микробных единиц в поле зрения при посеве мочи на стерильность. Для современной клинической картины ИМВП у детей первых двух лет жизни характерны неспецифические симптомы: лихорадка неясного генеза, бледность кожных покровов, беспокойство при мочеиспускании, слабость, отставание в физическом развитии. При выявлении данной симптоматики следует подробно собрать семейный анамнез, поскольку в трети случаев он оказывается отягощенным, а инструментальные методы обследования позволяют обнаружить у детей признаки обструктивных уропатий и пороки развития почек.

Триггером, запускающим клиническую картину ИМВП, в большинстве случаев является бактериальный агент11 [1]. Но не стоит забывать о вирусной природе заболевания у детей раннего возраста, в частности, вызывает интерес цитомегаловирусная инфекция (ЦМВИ), которая может протекать под маской мононуклеозоподобного синдрома [15-17].

Анализируя материалы исследования, мы обнаружили, что у 33,3% (n = 15) детей формировалось рецидивирующее течение ИМВП после эпизода острого респираторного заболевания, а в клинической картине болезни на фоне длительной лихорадки неясного генеза были выявлены гепатомегалия, нормохромная анемия и моноцитоз до 13% (10,9 : 14,02), где p < 0,05. Описанный синдромокомплекс характерен для течения герпесвирусной инфекции 5-го типа.

По данным авторов, ЦМВИ может протекать либо латентно, либо дебютировать под маской острого респираторного заболевания у детей раннего возраста [15, 16]. Поскольку воспаление в мочевыделительной системе может рецидивировать на фоне инфекции, были бы своевременными рекомендации по выполнению процедуры обследования больного

ребенка с помощью методов ПЦР-диагностики для обнаружения ДНК цитомегаловируса в различных биологических средах, а также с помощью методов ИФА для определения серологических маркеров вируса.

Цитомегаловирус, или вирус герпеса 5-го типа, обладая тропизмом к эндотелию сосудов почек и чашечно-лоханочной системы, может спровоцировать дебют либо обострение пиелонефрита, обеспечивая попутно реактивацию условно-патогенной микрофлоры, присутствующую в мочевых путях [16, 17]. Показано также, что цитомегаловирус играет важную роль в дебюте врожденного нефротического синдрома, а при внутриутробном инфицировании плода он приводит к формированию аномалий развития органов мочевыделительной системы, дисплазии почек [18].

К сожалению, в действующих клинических рекомендациях ни один пациент не подлежит обследованию на маркеры ЦМВИ. По нашему мнению, больные с рецидивирующим течением ИМВП при наличии косвенных клинико-лабораторных признаков ЦМВИ имеют право получить персонифицированную программу обследования с целью обоснования и проведения эффективного индивидуального протокола лечения с использованием современных противовирусных и иммуномодулирующих препаратов направленного действия [18, 19]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам собственного исследования мы констатируем факт того, что ИМВП у 91,1% детей первых двух лет жизни дебютировала на фоне структурных аномалий мочевыводящих путей, при этом у 35,5% пациентов — на фоне отягощенного семейного анамнеза. В клинической картине болезни преобладали неспецифические симптомы в виде лихорадки, бледности кожных покровов, суборбитального цианоза, беспокойства при акте мочеиспускания, слабости, отставания в физическом развитии. На фоне вышеизложенных нарушений обнаруживались классические изменения в общеклинических анализах крови (лейкоцитоз, повышение уровня СОЭ) и мочи (лейкоцитурия, бактериурия).

По нашему мнению, возможными этиологическими факторами, запускающими воспалительный процесс при ИМВП, могут быть не только возбудители бактериальной флоры. Вероятно, в рецидив заболевания большой вклад вносит вирус герпеса 5-го типа, или ЦМВИ. Следует обратить внимание на проявления моноцитоза и нормохромной анемии у больных с ИМВП, у которых мы наблюдали гепатомегалию по данным объективного осмотра и УЗИ органов брюшной полости.

С целью расширения спектра диагностических критериев вероятной этиологии ИМВП мы рекомендуем включить в протокол обследования современные методы в виде проведения ПЦР-тестирования ДНК цитомегаловируса из биологических сред (крови, мочи, слюны) и исследования серологических ИФА-маркеров (antiCMV IgM/IgG, antiCMV EA IgG/IgM, antiCMV IgG низкоавидных). В случае обнаружения маркеров активной репликации ЦМВИ можно предложить адекватный протокол этиотропной противовирусной терапии. Это и есть расширение горизонтов персонифицированной медицины с реализацией индивидуального протокола обследования и лечения.

Поступила: 13.10.2021

Принята к публикации: 20.10.2021 

________

1 Клинические рекомендации «Инфекция мочевыводящих путей у детей». Союз педиатров России; 2018. URL: https://www.pediatr-russia.ru/information/klin-rek/deystvuyushchie-klinicheskie rekomendatsii/ИМВП%20дети%20СПР.v2%20испр_2018.pdf (дата обращения — 15.09.2020).

2 Там же.

3 Там же.

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.

7 Там же.

8 IBM. URL: https://www.ibm.com/ru-ru/analytics/spss-statistics-software (дата обращения — 15.09.2020).

9 Клинические рекомендации «Инфекция мочевыводящих путей у детей». Союз педиатров России; 2018. URL: https://www.pediatr-russia.ru/information/klin-rek/deystvuyushchie-klinicheskie rekomendatsii/ИМВП%20дети%20СПР.v2%20испр_2018.pdf (дата обращения — 15.09.2020).

10 Клинические рекомендации «Инфекция мочевыводящих путей у детей». Союз педиатров России; 2018. URL: https://www.pediatr-russia.ru/information/klin-rek/deystvuyushchie-klinicheskie rekomendatsii/ИМВП%20дети%20СПР.v2%20испр_2018.pdf (дата обращения — 15.09.2020).

11 Там же.

30 ноября 00:00
ЛИТЕРАТУРА
  1. Гусейнова Л.А. Клинико-лабораторная характеристика инфекции мочевыводящих путей у детей. Биомедицина (Баку). 2017; 2: 98–101. [Guseinova L.A. Clinical and laboratory characteristics of urinary tract infection in children. Biomedicine (Baku). 2017; 2: 98–101. (in Russian)]
  2. Маргиева Т.В., Комарова О.В., Вашурина Т.В. и др. Рекомендации по диагностике и лечению инфекций мочевыводящих путей у детей. Педиатрическая фармакология. 2016; 13(1): 17–21. [Margieva T.V., Komarova O.V., Vashurina T.V. et al. Recommendations for the diagnosis and treatment of urinary tract infections in children. Pediatric pharmacology. 2016; 13(1): 17–21. (in Russian)]. DOI: 10.15690/pf.v13i1.1509
  3. Жданова О.А., Настаушева Т.Л., Гребенникова И.В. и др. Изменение микрофлоры мочи у детей с внебольничной инфекцией мочевыводящих путей, госпитализированных в период с 1990 по 2015 г.: ретроспективное сплошное исследование серии случаев. Вопросы современной педиатрии. 2018; 17(3): 216–22. [Zhdanova O.A., Nastausheva T.L., Grebennikova I.V. et al. Changes in Urine Microflora in Children with Community-Acquired Urinary Tract Infection Admitted to Hospital Between 1990 and 2015: A Retrospective Full-Design Study of Case Series. Current Pediatrics. 2018. 17 (3): 216–22. (in Russian)]. DOI: 10.15690/vsp.v17i3.1890
  4. Шапошникова Н.Ф. Ведущие факторы развития инфекционных заболеваний мочевой системы у детей. International journal of advanced studies in medicine and biomedical sciences. 2019; 1: 106–13. [Shaposhnikova N.F. Leading factors in the development of infectious diseases of the urinary system in children. International journal of advanced studies in medicine and biomedical sciences. 2019; 1: 106–13. (in Russian)]
  5. Leung A.K.C., Wong A.H.C., Leung A.A.M. et al. Urinary Tract Infection in Children. Recent Pat. Inflamm. Allergy Drug Discov. 2019; 13(1): 2–18. DOI: 10.2174/1872213X13666181228154940
  6. Шишиморов И.Н., Магницкая О.В., Шаталова О.В. и др. Инфекции мочевыводящих путей у детей. Вестник ВолГМУ. 2020; 2(74): 3–8. [Shishimorov I.N., Magnitskaya O.V., Shatalova O.V. et al. Urinary tract infections in children. Bulletin of VolGMU. 2020; 2(74): 3–8. (in Russian)]. DOI: 10.19163/1994-9480-2020-2(74)-3-8
  7. Miller W.R., Munita J.M., Arias C.A. Mechanisms of antibiotic resistance in enterococci. Expert Rev. Anti Infect. Ther. 2014; 12(10): 1221–36. DOI: 10.1586/14787210.2014.956092
  8. Doern C., Richardson S. Diagnosis of Urinary Tract Infections in Children. J. Clin. Microbiol. 2016; 54(9): 2233–42. DOI: 10.1128/JCM.00189-16
  9. Gauthier M., Gouin S., Phan V. et al. Association of malodorous urine with urinary tract infection in children aged 1 to 36 months. Pediatrics. 2012; 129(5): 885–90. DOI: 10.1542/peds.2011-2856
  10. Subcommittee On Urinary Tract Infection. Reaffirmation of AAP Clinical Practice Guideline: The Diagnosis and Management of the Initial Urinary Tract Infection in Febrile Infants and Young Children 2–24 Months of Age. Pediatrics. 2016; 138(6): e20163026. DOI: 10.1542/peds.2016-3026
  11. Stein R., Dogan H.S., Hoebeke P. et al. Urinary tract infections in children: EAU/ESPU guidelines. Eur. Urol. 2015; 67(3): 546–58. DOI: 10.1016/j.eururo.2014.11.007
  12. Милованов Ю.С., Козловская Л.В., Милованова Л.Ю. и др. Факторы риска развития анемии на ранних стадиях хронической болезни почек. Терапевтический архив. 2017; 6: 41–7. [Milovanov Yu.S., Kozlovskaya L.V., Milovanova L.Yu. et al. Risk factors for anemia in the early stages of chronic kidney disease. Therapeutic archive. 2017; 6: 41–7. (in Russian)]. DOI: 10.17116/terarkh201789641–47
  13. Хотим Е.Н., Жигальцов А.М., Аппаду К. Синдром ускоренной СОЭ в практике врача: интерпретация и вопросы тактики. Журнал ГрГМУ. 2015; 1(49): 129–33. [Khotim E.N., Zhigaltsov A.M., Appadoo K. Syndrome of erythrocyte sedimentation rate (ESR) elevation in doctors practice: interpretation and tactical approaches. J. GrSMU. 2015; 1(49): 129–33. (in Russian)]
  14. Минаев С.В., Исаева А.В., Обедин А.Н. и др. С-реактивный белок — главный маркер динамики течения острых воспалительных процессов в клинических условиях. Медицинский вестник Северного Кавказа. 2011; 2: 95–9. [Minaev S.V., Isaeva A.V., Obedin A.N. et al. C-reactive protein is the main marker of the dynamics of acute inflammatory processes in clinical conditions. Medical Bulletin of the North Caucasus. 2011; 2: 95–9. (in Russian)]
  15. Беляева И.А., Бомбардирова Е.П., Потехина Т.В. и др. Цитомегаловирусная инфекция у детей первых месяцев жизни: варианты течения, современные подходы к терапии (клинические случаи). Педиатрическая фармакология. 2018; 15(2): 168–74. [Belyaeva I.A., Bombardirova E.P., Potekhina T.V. et al. Cytomegalovirus Infection in Infants: Course Variants, Modern Approaches to Therapy (Clinical Cases). Pediatric pharmacology. 2018; 15(2): 168–74. (in Russian)]. DOI: 10.15690/pf.v15i2.1873
  16. Мангушева Я.Р., Хаертынова И.М., Мальцева Л.И. Цитомегаловирусная инфекция у детей. Практическая медицина. 2014; 7(83): 11–6. [Mangusheva Ya.R., Khaertynova I.M., Maltseva L.I. Cytomegalovirus infection in children. PM. 2014; 7(83): 11–6. (in Russian)]
  17. Холоднова Н.В., Мазанкова Л.Н., Вольтер А.А. и др. Современный взгляд на проблему врожденной цитомегаловирусной инфекции. Детские инфекции. 2019; 18(3): 46–52. [Kholodnova N.V., Mazankova L.N., Volter A.A. et al. A modern view of the problem of congenital cytomegalovirus infection. Children's infections. 2019; 18(3): 46–52. (in Russian)]. DOI: 10.22627/2072-8107-2019-18-3-46-52
  18. Нечепоренко Н.В., Савенкова Н.Д., Калинина Н.М. Роль герпесвирусной инфекции при гломерулонефрите и нефротическом синдроме у детей. Рос. вестн. перинатол. и педиатр. 2017; 62(1): 19–25. [Necheporenko N.V., Savenkova N.D., Kalinina N.M. Etiological and pathogenetic role of herpesvirus infection in glomerulonephritis and nephrotic syndrome in children. Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics. 2017; 62(1): 19–25. (in Russian)]. DOI: 10.21508/1027–4065–2017–62–1–19–25
  19. Лындин А.А. Герпесвирусная инфекция и ее роль в поражении почек. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2010; 6: 69–76. [Lyndin A.A. Herpesvirus infection and its role in renal lesion. Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics. 2010; 6: 69–76. (in Russian)]

Похожие статьи

Новости

26 февраля 09:50
Женское здоровье и ожирение

28–29 февраля в рамках Конгресса, посвященного Всемирному дню борьбы с ожирением, пройдет конференция «Женское здоровье и ожирение»

22 февраля 16:54
Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением

28 февраля – 1 марта пройдет Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением

22 февраля 14:14
Всемирный день энцефалита

Ежегодно 22 февраля отмечается Всемирный день энцефалита. Вашему вниманию статья «Доктор.Ру», посвященная определению форм аутоиммунного энцефалита при помощи видео-ЭЭГ-мониторинг

21 февраля 12:31
Патология пищевода. Диагностика. Лечение. Реабилитация. Диспансеризация

Автор журнала «Доктор.Ру» Никольская Каринэ Аксельевна (к. м. н.) проведет онлайн-школу, посвященную патологии пищевода, 26 февраля

20 февраля 16:59
Инфекции верхних дыхательных путей и лор-органов: возможности повышения эффективности лечения пациентов

26 февраля состоится вебинар постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Фарбер Ирины Михайловны (к. м. н.)

Все новости
Партнеры