Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378 (Print)         ISSN 2713-2994 (Online)
Ru
En

Современные аспекты диагностики инфекции мочевыводящих путей у детей первых двух лет жизни: ретроспективный анализ серии случаев

DOI:10.31550/1727-2378-2021-20-10-54-60
Для цитирования: Ушакова Р.А., Бочкарева С.П., Панкратова И.Б. Современные аспекты диагностики инфекции мочевыводящих путей у детей первых двух лет жизни: ретроспективный анализ серии случаев. Доктор.Ру. 2021; 20(10): 54–60. DOI: 10.31550/1727-2378-2021-20-10-54-60
30 ноября 2021

Цель исследования: представить особенности современной картины течения инфекции мочевыводящих путей (ИМВП) у детей в первые два года жизни и систематизировать диагностические критерии.

Дизайн: ретроспективный анализ серии случаев.

Материалы и методы. Проведен ретроспективный сплошной анализ 45 (за период 2018–2020 гг.) историй болезни детей в возрасте от месяца до 2 лет с установленной ИМВП. Авторы использовали комплекс жалоб, данные анамнеза, динамику клинических симптомов, материалы лабораторных и инструментальных исследований.

Результаты. У 91,1% (n = 41) детей первых двух лет жизни, госпитализированных в отделение нефрологии ГАУЗ СО ДГКБ № 9 г. Екатеринбурга с ИМВП, были обнаружены структурные аномалии органов мочевой системы, а в 35,5% (n = 16) случаев выявлен отягощенный семейный анамнез.

Ведущими симптомами ИМВП стали лихорадка и бледность кожных покровов у 55,5% больных, суборбитальный цианоз у 48,8% и беспокойство при мочеиспускании у 37,8% пациентов. В четверти случаев заболевание протекало бессимптомно, а отражением основного заболевания стали проявления лейкоцитурии и бактериурии.

По материалам лабораторного обследования определяли лейкоцитоз со сдвигом формулы в сторону нейтрофилеза у 26,6% больных, при этом повышение уровня скорости оседания эритроцитов коррелировало с уровнем С-реактивного белка (r = 0,57; p < 0,05). Лишь в 33,4% случаев удалось обнаружить возбудителей условно-патогенной флоры.

У трети детей отмечали проявления, характерные в совокупности для течения цитомегаловирусной инфекции (ЦМВИ): длительный субфебрилитет, гепатомегалию, нормохромную анемию, моноцитоз до 13% (10,9 : 14,02).

Заключение. У детей в первые два года жизни ИМВП дебютирует на фоне структурных аномалий мочевыделительной системы, отягощенного семейного анамнеза и характеризуется определенной совокупностью клинико-лабораторных признаков.

Для расширения диагностических возможностей мы рекомендуем включить в протокол обследования методы ПЦР-диагностики для идентификации ДНК цитомегаловируса из биологических сред ребенка (крови, слюны, мочи) и иммуноферментный анализ серологических маркеров вируса. При обнаружении маркеров репликации ЦМВИ следует персонифицировать протокол лечения для достижения стойкой клинико-лабораторной ремиссии.

Вклад авторов: Ушакова Р.А. — разработка дизайна исследования, написание текста рукописи, обзор публикаций по теме статьи, проверка критически важного содержания, утверждение рукописи для публикации; Бочкарева С.П. — написание текста рукописи, обзор публикаций по теме статьи, сбор клинического материала, обработка, анализ, интерпретация, статистическая обработка данных; Панкратова И.Б. — отбор, обследование и лечение пациентов, проверка содержания и корректировка текста рукописи.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов

Ушакова Рима Асхатовна (автор для переписки) — доцент кафедры поликлинической педиатрии и педиатрии факультета повышения квалификации и первичной переподготовки ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава России, д. м. н, доцент. 620014, Россия, г. Екатеринбург, ул. Репина. д. 3. eLIBRARY.RU SPIN: 9608-1207. https://orcid.org/0000-0002-3088-5327. E-mail: rima.ushakova@mail.ru

Бочкарева Светлана Павловна — ординатор ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава России. 620014, Россия, г. Екатеринбург, ул. Репина, д. 3. https://orcid.org/0000-0003-0314-8302. E-mail: Sveta_Bochkareva@mail.ru

Панкратова Ирина Борисовна — к. м. н., заведующая нефрологическим отделением ГАУЗ СО ДГКБ № 9. 620134, Россия, г. Екатеринбург, ул. Решетская, д. 51. https://orcid.org/0000-0002-8904-2113. E-mail: pankratova.68@mail.ru

Доктор.ру

ВВЕДЕНИЕ

Проблема нефрологической патологии у детей раннего возраста занимает особое положение в педиатрии. Это связано с высокой частотой регистрации инфекции мочевыводящих путей (ИМВП) в детской популяции, составляющей 18 случаев на 1000 детей, при этом заболевание чаще дебютирует в первые годы жизни1 [1, 2]. Существуют данные о росте удельного веса ИМВП до 36–100 случаев на 1000 детей [3]. Преобладание латентных и маломанифестных форм в раннем возрасте в дальнейшем может привести к рубцовым изменениям почечной ткани с формированием хронической болезни почек2. Прогрессирование медицинских аспектов проблемы определяет и ее социальную значимость.

После старта заболевания у 35% детей ИМВП принимает рецидивирующее течение. Среди факторов, провоцирующих рецидивы болезни, приоритетное значение имеют обструктивные уропатии и врожденные аномалии органов мочевой системы [4]. Данная патология часто встречается у недоношенных детей [5]. В нашем исследовании 6,6% детей, рожденных на 34–36-й неделях гестации, дебютировали заболеванием почек в младенчестве.

Есть мнение, что у мальчиков симптомы ИМВП обнаруживаются в первые 6 месяцев жизни, однако ситуация радикально меняется после 12 месяцев, когда заболевание проявляется у девочек3 [2, 6]. Инфекционный агент может вызывать воспаление верхних мочевыводящих путей и протекать с клиникой пиелонефрита. При вовлечении нижних мочевыводящих путей клиницист, как правило, наблюдает картину цистита.

У новорожденных основными симптомами дебюта заболевания являются лихорадка, чаще до фебрильных цифр, и рвота4 [2]. Из неспецифичных проявлений ИМВП у младенца могут быть плохое сосание, частые срыгивания, диарея, недостаточный набор массы тела. В тяжелых случаях отмечают формирование гнойных метастатических очагов в различных органах и признаки сепсиса, проявляющиеся симптомами инфекционного токсикоза в виде лихорадки, вялости, диспепсии, землистой окраски кожи [5, 7].

У детей грудного возраста симптомы обычно остаются неспецифичными: раздражительность, отсутствие аппетита, рвота, бледность, отставание в физическом развитии. И только необъяснимая лихорадка является наиболее частым признаком вялотекущей инфекции у детей первых двух лет жизни5 [5].

Специфические симптомы включают поллакиурию либо олигурию, которые можно определить по увеличению или уменьшению количества мокрых подгузников, неприятному запаху мочи и проявлению дискомфорта у ребенка при акте мочеиспускания [8, 9]. На третьем году жизни стартовые маркеры дебюта ИМВП становятся более отчетливыми и локализованными: дизурия, задержка мочеиспускания, энурез, болезненное мочеиспускание, боли в животе, и зачастую все эти симптомы проявляются на фоне лихорадки6 [1].

В отечественных клинических рекомендациях диагноз ИМВП может считаться наиболее вероятным при обнаружении лейкоцитурии более 25 клеток в 1 мкл или более 10–15 лейкоцитов в поле зрения или при обнаружении бактериурии более 100000 микробных единиц/мл при посеве мочи на стерильность7. По данным Американской академии педиатрии (American Academy of Pediatrics), ставить диагноз ИМВП детям в возрасте от 2 до 24 месяцев рекомендуется в случае положительного теста на лейкоцитарную эстеразу и при наличии в клиническом анализе мочи пиурии и/или бактериурии.

При проведении катетеризации мочевого пузыря принимают во внимание более 50000 микробных единиц в 1 мл мочи [10]. Эксперты Европейской ассоциации урологии (European Association of Urology) и Европейского общества детской урологии (European Society for Paediatric Urology) утверждают, что рост числа микробных единиц до 1000 в 1 мл катетеризованного образца мочи является достаточным критерием для подтверждения диагноза ИМВП [11].

Таким образом, своевременная диагностика заболеваний органов мочевой системы с учетом собранного анамнеза и данных проведенного комплексного обследования дает возможность прогнозировать тяжелые повреждения почек в раннем возрасте, добиваться клинико-лабораторной ремиссии и контролировать течение болезни.

Цель исследования: представить особенности современной картины течения ИМВП у детей первых двух лет жизни и систематизировать диагностические критерии. 

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В настоящей работе представлен анализ материалов 45 историй болезни детей в возрасте от месяца до 2 лет, госпитализированных за период 2018–2020 гг. в нефрологическое отделение ГАУЗ СО ДГКБ № 9 г. Екатеринбурга с ИМВП.

Критериями исключения стали дети с гломерулонефритом и мочекаменной болезнью. Авторы анализировали комплекс жалоб, данные анамнеза, динамику клинических симптомов и лабораторных параметров. Общеклинические исследования мочи, крови, биохимический анализ крови, выделение возбудителей в посевах мочи выполняли в лабораториях ДГКБ № 9.

Статистический анализ проводили с использованием пакета программ IBM SPSS Statistics, 20178. Результаты обследования были обработаны методами описательной статистики с вычислением средних величин, стандартных отклонений и медиан (25-й и 75-й перцентили). Анализ качественных признаков в двух независимых группах выполняли с помощью критерия χ2 с поправкой Йейтса. Сравнение количественных переменных проводили с помощью U-критерия Манна — Уитни. Сравнительную оценку эффективности протокола лечения осуществляли с помощью t-критерия Стьюдента. Для определения корреляционных связей была использована методика расчета коэффициента Пирсона. Различия считались статистически значимыми при p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ 

Характеристика выборки

В нозологической структуре ИМВП были диагностированы хронический пиелонефрит у 40% (n = 18) больных, острый пиелонефрит — у 33,3% (n = 15), ИМВП — у 26,7% (n = 12). Средний возраст пациентов составил 8,5 ± 0,6 месяца, из них мальчиков было 55,5% (n = 25), девочек — 44,4% (n = 20). Средний возраст мальчиков в момент первой госпитализации — 7,8 ± 0,8 месяца, а возраст девочек — 10,1 ± 1,0 месяца. 

Сопутствующая патология

По данным анамнеза, проведенного обследования методом УЗИ, по материалам микционной цистоуретрографии и экскреторной урографии у 91,1% (n = 41) детей были выявлены структурные аномалии мочевыводящих путей, в перечне которых представлены следующие нозологии: пиелоэктазия — у 65,8% (n = 27) пациентов, гидронефроз — у 31,7% (n = 13), пузырно-мочеточниковый рефлюкс — у 31,7% (n = 13), при этом у 3 детей диагностировали активный пузырно-мочеточниковый рефлюкс и у 10 — пассивный, со степенью заброса от 2 до 5. Агенезию, аплазию одной почки и подковообразную почку наблюдали у 9,7% (n = 4) больных. Врожденные пороки развития мочевой системы определили в антенатальном периоде у 11 детей.

Отягощенность семейного анамнеза по нефрологическим заболеваниям отмечали у 35,5% (n = 16) пациентов. Родители подтверждали, что страдают хроническим пиелонефритом (20%), имеют хронический цистит и мочекаменную болезнь (8,8%), односторонний нефроптоз (2,2%), патологическую подвижность одной почки (2,2%), расщепление чашечно-лоханочной системы (2,2%).

ИМВП у детей дебютировала на фоне респираторной инфекции в 44,4% (n = 20) случаев. У 25% девочек диагностировали вульвит, подтвержденный детским гинекологом. Известно, что попадание бактериальной флоры из влагалища в мочевыводящие пути может спровоцировать начало инфекционного процесса. 

Клинические особенности течения инфекции мочевыводящих путей у детей в первые два года жизни

При госпитализации в нефрологический стационар у 28,9% (n = 13) больных структурные изменения регистрировали впервые при проведении УЗИ-обследования на амбулаторном этапе наблюдения. Повышение температуры тела как моносимптом дебюта болезни отмечали у 11,1% (n = 5) детей, лихорадка была у 55,5% (n = 25) пациентов. При остром течении ИМВП температурная реакция достигала фебрильных показателей 38,5°С (37,5 : 39,1), в то время как при рецидивирующем течении заболевания температурный профиль не превышал субфебрильных значений 37,1°С (36,6 : 37,9), где p = 0,008.

Наряду с лихорадкой, ведущими признаками заболевания стали бледность кожных покровов, астенизация, суборбитальный цианоз, а 37,8% (n = 17) детей проявляли беспокойство при акте мочеиспускания. Суборбитальный цианоз статистически значимо чаще наблюдали при хроническом течении ИМВП (p = 0,044), данный симптом был описан исследователями как маркер длительной интоксикации, часто встречающийся при хроническом пиелонефрите9. Болезненную реакцию при пальпации живота в околопупочной области мы отмечали лишь у 2 (4,4%) пациентов. Результаты анализа о частоте встречаемости клинических маркеров ИМВП представлены в таблице 1

Таблица 1

Клинические маркеры дебюта инфекции мочевыводящих путей у детей первых двух лет жизни

t10_1.jpg

Лабораторные особенности инфекции мочевыводящих путей у детей первых двух лет жизни

По данным общего анализа крови у 40% (n = 18) пациентов была выявлена анемия I–II степени, при этом у 33,3% (n = 15) — гипохромная, а у остальных — нормохромная. В 28,9% (n = 13) случаев анемия была диагностирована у больных с острыми формами ИМВП, а у 11,2% (n = 5) детей — при хроническом течении болезни (p = 0,019). Известно, что течение заболеваний мочевыделительной системы приводит к опосредованным цитокинами нарушениям в системе эритропоэза, что ведет к формированию анемии [12].

У 22,2% больных наблюдали лейкоцитоз — 21,1 (18,3 : 23,1) × 109/л со сдвигом лейкоцитарной формулы влево. У детей с острыми формами ИМВП уровень лейкоцитов в клиническом анализе крови был статистически значимо выше, чем при обострении хронического процесса, а именно 11,3 (9,6 : 19,3) × 109/л против 9,3 (7,8 : 10,5) × 109/л соответственно (p = 0,009).

Повышение показателей СОЭ до 35 мм/ч (21,5 : 39) зарегистрировали у 42,2% (n = 19) больных, поскольку нарастание уровня белков острой фазы воспаления СРБ закономерно приводит к увеличению СОЭ (r = 0,57) [13]. У 84,1% (n = 37) детей исследовали концентрацию СРБ в крови, повышение его значений в пределах 59,5 мг/л (29,2 : 74,1) отмечали у 51,3% (n = 19) пациентов. Известно, что уровень СРБ возрастает при воспалительном процессе, являясь наиболее специфичным и чувствительным лабораторным индикатором воспаления [14].

Мочевой синдром у обследованных детей являлся отражением основного заболевания. В общем анализе мочи у 86,6% (n = 39) больных мочевой осадок был представлен в виде лейкоцитурии до 42,9 (14,9 : 95,1) в поле зрения. Значимая бактериурия до 100 (30 : 200) микробных единиц в поле зрения зафиксирована у 46,6% (n = 21) детей. Повышение относительной плотности мочи наблюдали в 20% (n = 9) случаев. Обнаруживали также изменения в виде микрогематурии у 28,9% (n = 13) пациентов и в виде микропротеинурии у 22,2% (n = 10). 

Этиология инфекции мочевыводящих путей у детей в первые два года жизни

Нефрологи единодушны в том, что у детей частота положительных результатов посева мочи на бактериальную флору не превышает 55% [1]. В нашем исследовании лишь в 33,4% случаев удалось обнаружить возбудителей условно-патогенной флоры, в совокупности это были бактерии Escherichia coli (45%), Klebsiella pneumoniaе (28%), Enterococcus faecalis (17%), Klebsiella oxytoca (5%), Proteus mirabilis (5%).

Результаты лечения

Руководствуясь клиническими рекомендациями, антибактериальную терапию препаратами защищенных пенициллинов либо цефалоспоринов III поколения провели 82,2% (n = 37) больных с ИМВП10. На втором этапе реабилитации 73,3% (n = 33) пациентам в качестве противомикробных средств назначали нитрофураны. С целью профилактики дисбаланса микробиоценоза кишечника 42,2% детей принимали пробиотики [7]. На фоне комплексной противомикробной терапии лабораторные показатели имели положительную динамику (табл. 2). Критерием выписки пациента из стационара было достижение позитивной динамики клинико-лабораторных маркеров воспаления на фоне нормализации общего статуса ребенка. 

Таблица 2

Динамика лабораторных показателей на фоне противомикробной терапии инфекции мочевыводящих путей

t10_2.jpg

Примечания: ↓ ― уровень снижения показателя в процентах (%); п/з ― в поле зрения микроскопа.

Сравнительная характеристика

Мы провели сравнительный анализ диагностических маркеров ИМВП у детей первых двух лет жизни и обнаружили признаки, отличные от представленных в действующих клинических рекомендациях. В таблице 3 они выделены курсивом [3]

Таблица 3

Сравнительный анализ клинико-лабораторных признаков, перечисленных в клинических рекомендациях и описанных в проведенном исследовании, при инфекции мочевыводящих путей у детей

t10_3-1.jpg t10_3-2.jpg

Примечание: РИ ― референсный интервал нормальных значений. 

Согласно клиническим рекомендациям, диагноз ИМВП следует считать наиболее вероятным при лейкоцитурии более 25 в 1 мкл мочи либо в случае обнаружения более 10–15 микробных единиц в поле зрения при посеве мочи на стерильность. Для современной клинической картины ИМВП у детей первых двух лет жизни характерны неспецифические симптомы: лихорадка неясного генеза, бледность кожных покровов, беспокойство при мочеиспускании, слабость, отставание в физическом развитии. При выявлении данной симптоматики следует подробно собрать семейный анамнез, поскольку в трети случаев он оказывается отягощенным, а инструментальные методы обследования позволяют обнаружить у детей признаки обструктивных уропатий и пороки развития почек.

Триггером, запускающим клиническую картину ИМВП, в большинстве случаев является бактериальный агент11 [1]. Но не стоит забывать о вирусной природе заболевания у детей раннего возраста, в частности, вызывает интерес цитомегаловирусная инфекция (ЦМВИ), которая может протекать под маской мононуклеозоподобного синдрома [15-17].

Анализируя материалы исследования, мы обнаружили, что у 33,3% (n = 15) детей формировалось рецидивирующее течение ИМВП после эпизода острого респираторного заболевания, а в клинической картине болезни на фоне длительной лихорадки неясного генеза были выявлены гепатомегалия, нормохромная анемия и моноцитоз до 13% (10,9 : 14,02), где p < 0,05. Описанный синдромокомплекс характерен для течения герпесвирусной инфекции 5-го типа.

По данным авторов, ЦМВИ может протекать либо латентно, либо дебютировать под маской острого респираторного заболевания у детей раннего возраста [15, 16]. Поскольку воспаление в мочевыделительной системе может рецидивировать на фоне инфекции, были бы своевременными рекомендации по выполнению процедуры обследования больного

ребенка с помощью методов ПЦР-диагностики для обнаружения ДНК цитомегаловируса в различных биологических средах, а также с помощью методов ИФА для определения серологических маркеров вируса.

Цитомегаловирус, или вирус герпеса 5-го типа, обладая тропизмом к эндотелию сосудов почек и чашечно-лоханочной системы, может спровоцировать дебют либо обострение пиелонефрита, обеспечивая попутно реактивацию условно-патогенной микрофлоры, присутствующую в мочевых путях [16, 17]. Показано также, что цитомегаловирус играет важную роль в дебюте врожденного нефротического синдрома, а при внутриутробном инфицировании плода он приводит к формированию аномалий развития органов мочевыделительной системы, дисплазии почек [18].

К сожалению, в действующих клинических рекомендациях ни один пациент не подлежит обследованию на маркеры ЦМВИ. По нашему мнению, больные с рецидивирующим течением ИМВП при наличии косвенных клинико-лабораторных признаков ЦМВИ имеют право получить персонифицированную программу обследования с целью обоснования и проведения эффективного индивидуального протокола лечения с использованием современных противовирусных и иммуномодулирующих препаратов направленного действия [18, 19]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам собственного исследования мы констатируем факт того, что ИМВП у 91,1% детей первых двух лет жизни дебютировала на фоне структурных аномалий мочевыводящих путей, при этом у 35,5% пациентов — на фоне отягощенного семейного анамнеза. В клинической картине болезни преобладали неспецифические симптомы в виде лихорадки, бледности кожных покровов, суборбитального цианоза, беспокойства при акте мочеиспускания, слабости, отставания в физическом развитии. На фоне вышеизложенных нарушений обнаруживались классические изменения в общеклинических анализах крови (лейкоцитоз, повышение уровня СОЭ) и мочи (лейкоцитурия, бактериурия).

По нашему мнению, возможными этиологическими факторами, запускающими воспалительный процесс при ИМВП, могут быть не только возбудители бактериальной флоры. Вероятно, в рецидив заболевания большой вклад вносит вирус герпеса 5-го типа, или ЦМВИ. Следует обратить внимание на проявления моноцитоза и нормохромной анемии у больных с ИМВП, у которых мы наблюдали гепатомегалию по данным объективного осмотра и УЗИ органов брюшной полости.

С целью расширения спектра диагностических критериев вероятной этиологии ИМВП мы рекомендуем включить в протокол обследования современные методы в виде проведения ПЦР-тестирования ДНК цитомегаловируса из биологических сред (крови, мочи, слюны) и исследования серологических ИФА-маркеров (antiCMV IgM/IgG, antiCMV EA IgG/IgM, antiCMV IgG низкоавидных). В случае обнаружения маркеров активной репликации ЦМВИ можно предложить адекватный протокол этиотропной противовирусной терапии. Это и есть расширение горизонтов персонифицированной медицины с реализацией индивидуального протокола обследования и лечения.

Поступила: 13.10.2021

Принята к публикации: 20.10.2021 

________

1 Клинические рекомендации «Инфекция мочевыводящих путей у детей». Союз педиатров России; 2018. URL: https://www.pediatr-russia.ru/information/klin-rek/deystvuyushchie-klinicheskie rekomendatsii/ИМВП%20дети%20СПР.v2%20испр_2018.pdf (дата обращения — 15.09.2020).

2 Там же.

3 Там же.

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.

7 Там же.

8 IBM. URL: https://www.ibm.com/ru-ru/analytics/spss-statistics-software (дата обращения — 15.09.2020).

9 Клинические рекомендации «Инфекция мочевыводящих путей у детей». Союз педиатров России; 2018. URL: https://www.pediatr-russia.ru/information/klin-rek/deystvuyushchie-klinicheskie rekomendatsii/ИМВП%20дети%20СПР.v2%20испр_2018.pdf (дата обращения — 15.09.2020).

10 Клинические рекомендации «Инфекция мочевыводящих путей у детей». Союз педиатров России; 2018. URL: https://www.pediatr-russia.ru/information/klin-rek/deystvuyushchie-klinicheskie rekomendatsii/ИМВП%20дети%20СПР.v2%20испр_2018.pdf (дата обращения — 15.09.2020).

11 Там же.

30 ноября 00:00
ЛИТЕРАТУРА
  1. Гусейнова Л.А. Клинико-лабораторная характеристика инфекции мочевыводящих путей у детей. Биомедицина (Баку). 2017; 2: 98–101. [Guseinova L.A. Clinical and laboratory characteristics of urinary tract infection in children. Biomedicine (Baku). 2017; 2: 98–101. (in Russian)]
  2. Маргиева Т.В., Комарова О.В., Вашурина Т.В. и др. Рекомендации по диагностике и лечению инфекций мочевыводящих путей у детей. Педиатрическая фармакология. 2016; 13(1): 17–21. [Margieva T.V., Komarova O.V., Vashurina T.V. et al. Recommendations for the diagnosis and treatment of urinary tract infections in children. Pediatric pharmacology. 2016; 13(1): 17–21. (in Russian)]. DOI: 10.15690/pf.v13i1.1509
  3. Жданова О.А., Настаушева Т.Л., Гребенникова И.В. и др. Изменение микрофлоры мочи у детей с внебольничной инфекцией мочевыводящих путей, госпитализированных в период с 1990 по 2015 г.: ретроспективное сплошное исследование серии случаев. Вопросы современной педиатрии. 2018; 17(3): 216–22. [Zhdanova O.A., Nastausheva T.L., Grebennikova I.V. et al. Changes in Urine Microflora in Children with Community-Acquired Urinary Tract Infection Admitted to Hospital Between 1990 and 2015: A Retrospective Full-Design Study of Case Series. Current Pediatrics. 2018. 17 (3): 216–22. (in Russian)]. DOI: 10.15690/vsp.v17i3.1890
  4. Шапошникова Н.Ф. Ведущие факторы развития инфекционных заболеваний мочевой системы у детей. International journal of advanced studies in medicine and biomedical sciences. 2019; 1: 106–13. [Shaposhnikova N.F. Leading factors in the development of infectious diseases of the urinary system in children. International journal of advanced studies in medicine and biomedical sciences. 2019; 1: 106–13. (in Russian)]
  5. Leung A.K.C., Wong A.H.C., Leung A.A.M. et al. Urinary Tract Infection in Children. Recent Pat. Inflamm. Allergy Drug Discov. 2019; 13(1): 2–18. DOI: 10.2174/1872213X13666181228154940
  6. Шишиморов И.Н., Магницкая О.В., Шаталова О.В. и др. Инфекции мочевыводящих путей у детей. Вестник ВолГМУ. 2020; 2(74): 3–8. [Shishimorov I.N., Magnitskaya O.V., Shatalova O.V. et al. Urinary tract infections in children. Bulletin of VolGMU. 2020; 2(74): 3–8. (in Russian)]. DOI: 10.19163/1994-9480-2020-2(74)-3-8
  7. Miller W.R., Munita J.M., Arias C.A. Mechanisms of antibiotic resistance in enterococci. Expert Rev. Anti Infect. Ther. 2014; 12(10): 1221–36. DOI: 10.1586/14787210.2014.956092
  8. Doern C., Richardson S. Diagnosis of Urinary Tract Infections in Children. J. Clin. Microbiol. 2016; 54(9): 2233–42. DOI: 10.1128/JCM.00189-16
  9. Gauthier M., Gouin S., Phan V. et al. Association of malodorous urine with urinary tract infection in children aged 1 to 36 months. Pediatrics. 2012; 129(5): 885–90. DOI: 10.1542/peds.2011-2856
  10. Subcommittee On Urinary Tract Infection. Reaffirmation of AAP Clinical Practice Guideline: The Diagnosis and Management of the Initial Urinary Tract Infection in Febrile Infants and Young Children 2–24 Months of Age. Pediatrics. 2016; 138(6): e20163026. DOI: 10.1542/peds.2016-3026
  11. Stein R., Dogan H.S., Hoebeke P. et al. Urinary tract infections in children: EAU/ESPU guidelines. Eur. Urol. 2015; 67(3): 546–58. DOI: 10.1016/j.eururo.2014.11.007
  12. Милованов Ю.С., Козловская Л.В., Милованова Л.Ю. и др. Факторы риска развития анемии на ранних стадиях хронической болезни почек. Терапевтический архив. 2017; 6: 41–7. [Milovanov Yu.S., Kozlovskaya L.V., Milovanova L.Yu. et al. Risk factors for anemia in the early stages of chronic kidney disease. Therapeutic archive. 2017; 6: 41–7. (in Russian)]. DOI: 10.17116/terarkh201789641–47
  13. Хотим Е.Н., Жигальцов А.М., Аппаду К. Синдром ускоренной СОЭ в практике врача: интерпретация и вопросы тактики. Журнал ГрГМУ. 2015; 1(49): 129–33. [Khotim E.N., Zhigaltsov A.M., Appadoo K. Syndrome of erythrocyte sedimentation rate (ESR) elevation in doctors practice: interpretation and tactical approaches. J. GrSMU. 2015; 1(49): 129–33. (in Russian)]
  14. Минаев С.В., Исаева А.В., Обедин А.Н. и др. С-реактивный белок — главный маркер динамики течения острых воспалительных процессов в клинических условиях. Медицинский вестник Северного Кавказа. 2011; 2: 95–9. [Minaev S.V., Isaeva A.V., Obedin A.N. et al. C-reactive protein is the main marker of the dynamics of acute inflammatory processes in clinical conditions. Medical Bulletin of the North Caucasus. 2011; 2: 95–9. (in Russian)]
  15. Беляева И.А., Бомбардирова Е.П., Потехина Т.В. и др. Цитомегаловирусная инфекция у детей первых месяцев жизни: варианты течения, современные подходы к терапии (клинические случаи). Педиатрическая фармакология. 2018; 15(2): 168–74. [Belyaeva I.A., Bombardirova E.P., Potekhina T.V. et al. Cytomegalovirus Infection in Infants: Course Variants, Modern Approaches to Therapy (Clinical Cases). Pediatric pharmacology. 2018; 15(2): 168–74. (in Russian)]. DOI: 10.15690/pf.v15i2.1873
  16. Мангушева Я.Р., Хаертынова И.М., Мальцева Л.И. Цитомегаловирусная инфекция у детей. Практическая медицина. 2014; 7(83): 11–6. [Mangusheva Ya.R., Khaertynova I.M., Maltseva L.I. Cytomegalovirus infection in children. PM. 2014; 7(83): 11–6. (in Russian)]
  17. Холоднова Н.В., Мазанкова Л.Н., Вольтер А.А. и др. Современный взгляд на проблему врожденной цитомегаловирусной инфекции. Детские инфекции. 2019; 18(3): 46–52. [Kholodnova N.V., Mazankova L.N., Volter A.A. et al. A modern view of the problem of congenital cytomegalovirus infection. Children's infections. 2019; 18(3): 46–52. (in Russian)]. DOI: 10.22627/2072-8107-2019-18-3-46-52
  18. Нечепоренко Н.В., Савенкова Н.Д., Калинина Н.М. Роль герпесвирусной инфекции при гломерулонефрите и нефротическом синдроме у детей. Рос. вестн. перинатол. и педиатр. 2017; 62(1): 19–25. [Necheporenko N.V., Savenkova N.D., Kalinina N.M. Etiological and pathogenetic role of herpesvirus infection in glomerulonephritis and nephrotic syndrome in children. Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics. 2017; 62(1): 19–25. (in Russian)]. DOI: 10.21508/1027–4065–2017–62–1–19–25
  19. Лындин А.А. Герпесвирусная инфекция и ее роль в поражении почек. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2010; 6: 69–76. [Lyndin A.A. Herpesvirus infection and its role in renal lesion. Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics. 2010; 6: 69–76. (in Russian)]

Похожие статьи

Новости

9 декабря 18:16
Неврологические проявления постковидного синдрома

12 декабря с 14:00 до 18:00 (мск) два постоянных автора журнала «Доктор.Ру»: Елисеев Максим Сергеевич, к. м. н., заведующий лабораторией микрокристаллических артритов ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии имени В.А. Насоновой» Министерства науки и высшего образования, и Камчатнов Павел Рудольфович, д. м. н., профессора ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, проведут онлайн-школу, посвященную постковидному синдрому

9 декабря 16:14
Креативная эндокринология: новые технологии в диагностике и лечении эндокринных заболеваний

Онлайн-конференция «Креативная эндокринология: новые технологии в диагностике и лечении эндокринных заболеваний» под руководством автора журнала «Доктор.Ру» Аметова Александра Сергеевича, д. м. н., профессора, заведующего кафедрой эндокринологии ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России, пройдет 10 декабря с 10:00 по 18:00 (мск)

9 декабря 13:33
VII форум «Онлайн-диагностика 3.0»

1617 декабря 2022 г. состоится VII форум «Онлайн-диагностика 3.0»

6 декабря 18:32
Акушерский практикум, г. Омск

7 декабря с 08:00 до 15:15 (мск) очно в г. Омск пройдет региональное собрание акушеров-гинекологов с участием постоянных авторов журнала «Доктор.Ру»

6 декабря 11:25
Туберкулез и современные инфекции: новые вызовы и перспективы

7-9 декабря приглашаем на всероссийскую научно-практическую конференцию под руководством Васильевой Ирины Анатольевны, д. м. н., профессора, директора ФГБУ «НМИЦ ФПИ» Минздрава России, посвященную всестороннему изучению туберкулезу и современным легочным инфекциям, с участием многих авторов журнала «Доктор.Ру»

Все новости
Партнеры