Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378 (Print)         ISSN 2713-2994 (Online)
Ru
En

Влияние функционального биологического управления в режиме электромиографии на психологическое состояние детей с нарушениями мочеиспускания и дефекации неорганического генеза

DOI:10.31550/1727-2378-2021-20-3-50-55
Для цитирования: Моисеев А.Б., Миронов А.А., Вартапетова Е.Е., Адашинская Г.А. Влияние функционального биологического управления в режиме электромиографии на психологическое состояние детей с нарушениями мочеиспускания и дефекации неорганического генеза. Доктор.Ру. 2021; 20(3): 50–55. DOI: 10.31550/1727-2378-2021-20-3-50-55
19 апреля 00:00

Цель исследования: выявить и оценить влияние функционального биологического управления (ФБУ) в режиме электромиографии (ЭМГ) на клинические проявления и психологическое состояние детей с нарушениями мочеиспускания (НМ) и дефекации неорганического генеза.

Дизайн: проспективное контролируемое параллельное клиническое исследование.

Материалы и методы. Обследованы 255 детей от 7 до 18 лет (средний возраст — 10,3 ± 3,1 года) с недержанием мочи (как единственной или одной из жалоб при госпитализации) и неорганическим (функциональным) генезом имевшихся НМ. В основную группу (ОГ) вошли 153 ребенка (66 мальчиков и 87 девочек), которые ежедневно получали сеансы ФБУ (ФБУ-терапии) в режиме ЭМГ № 10 со стандартным типом интенсивности без предшествующей электростимуляции. Группу сравнения (ГС) составили 102 ребенка (43 мальчика и 59 девочек), которые в течение 1 мес получали перорально медикаментозную метаболическую терапию (ММТ). Комплексное обследование включало сбор анамнеза, физикальное исследование, оценку физического развития детей, клинический и биохимический анализы крови, анализы мочи, контроль ритмов спонтанных мочеиспусканий и дефекаций, заполнение квалиметрических таблиц, ультразвуковое исследование почек, мочевого пузыря и органов брюшной полости, урофлоуметрию, а по показаниям — рентгенологические, эндоскопические исследования и обследование запирательного аппарата прямой кишки. До и после лечения проводилось комплексное психологическое обследование детей с определением преобладающих эмоций, уровней тревожности, притязаний и самооценки.

Результаты. Установлено, что у детей с НМ неорганического генеза превалировал немоносимптомный энурез (Не-МЭ) — 148 (58%), моносимптомный энурез (МЭ) диагностировался у 61 (24%) пациента, а дневное недержание мочи (ДНМ) — у 46 (18%) детей, пик выявляемости заболеваний пришелся на возраст 7–10 лет. В 41,2% и 43,1% случаев НМ неорганического генеза (у 33,3% детей с Не-МЭ и у 7,8% и 9,8% детей с ДНМ) комбинировались с хроническим запором и недержанием кала в сочетанные нарушения функции тазовых органов (СНФТО). ФБУ-терапия в режиме ЭМГ была высокоэффективна у детей как с НМ неорганического генеза (84,4%), так и с СНФТО (74,6%), а эффективности ММТ при этих заболеваниях — лишь 48,3% и 40,9% соответственно (р < 0,001 в обоих случаях). У детей с НМ неорганического генеза и СНФТО исходно диагностированы преобладание негативных эмоций, повышенный уровень тревожности, низкие уровни притязаний и самооценки на фоне болезни. ФБУ-терапия в режиме ЭМГ, в отличие от ММТ, статистически значимо повлияла на смену эмоций с негативных на позитивные, снизила тревожность, увеличила уровни притязаний и самооценки.

Заключение. ФБУ-терапия в режиме ЭМГ у детей с НМ неорганического генеза и СНФТО позволяет не только купировать клинические симптомы заболеваний, но и изменить эмоциональный фон с негативного на позитивный, уменьшить тревожность, повысить уровни притязаний и самооценки, что в итоге приводит к улучшению качества жизни пациентов.

Вклад авторов: Моисеев А.Б. — отбор и обследование пациентов, сбор клинического материала, обработка, анализ, интерпретация и статистическая обработка данных, написание текста рукописи, проверка критически важного содержания, утверждение рукописи для публикации; Миронов А.А. — отбор и обследование пациентов, обзор публикаций по теме статьи, сбор клинического материала, обработка, анализ, интерпретация и статистическая обработка данных, написание текста рукописи; Вартапетова Е.Е. — сбор клинического материала, обработка, анализ, интерпретация и статистическая обработка данных, написание текста рукописи, проверка критически важного содержания; Адашинская Г.А. — отбор и обследование пациентов, сбор клинического материала, обработка, анализ, интерпретация и статистическая обработка данных, проверка критически важного содержания.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов.

Моисеев Анатолий Борисович (автор для переписки) — д. м. н., заведующий кафедрой пропедевтики детских болезней ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1. eLIBRARY.RU SPIN: 9001-7258. https://orcid.org/0000-0002-1704-2456. E-mail: mos-109@yandex.ru

Миронов Андрей Анатольевич — к. м. н., ассистент кафедры пропедевтики детских болезней ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1. eLIBRARY.RU SPIN: 5252-7403. https://orcid.org/0000-0003-2350-0545. E-mail: 7190382@mail.ru

Вартапетова Екатерина Евгеньевна — к. м. н., доцент кафедры пропедевтики детских болезней ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1. eLIBRARY.RU SPIN: 1161-3156. https://orcid.org/0000-0002-9999-7634. E-mail: katiava@mail.ru

Адашинская Галина Алексеевна — к. п. н., доцент кафедры общей психологии и психологии развития ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1.

Доктор.ру

ВВЕДЕНИЕ

Нарушения мочеиспускания (НМ) у детей остаются острой и актуальной проблемой педиатрии, что обусловлено высокой заболеваемостью — по данным разных авторов, 10% [1] и даже 15–20% [2]. В 75,2% случаев НМ имеют неорганический генез [3], когда не выявляются нейрогенные расстройства и анатомические дефекты [4, 5].

Одним из основных проявлений НМ, ухудшающих качество жизни пациентов, является недержание мочи, которое регистрируется у 21,7% детей 8–17 лет [6]: у 7–12% пациентов во время сна [7] и у 6–10% детей в период бодрствования [7, 8]. В 40–50% случаев НМ комбинируются с хроническим запором (ХЗ) и/или недержанием кала (НК) и проявляются как сочетанные нарушения функции тазовых органов (СНФТО) [9].

Недержание мочи во время сна (энурез) и/или бодрствования негативно влияет на психологический статус детей, приводит к социальной дезадаптации и конфликтам со сверстниками, а также резко снижает качество жизни всей семьи [2]. К тому же, по данным Международного общества по проблемам недержания мочи у детей (International Children’s Continence Society, ICCS), 20–30% пациентов с энурезом имеют по крайней мере одно психическое или психиатрическое расстройство, что в 2 раза превышает аналогичные показатели у здоровых детей [10].

Среди уже ставших традиционными методов лечения НМ неорганического генеза у детей — фармакотерапии, физиотерапии и немедикаментозной терапии — последней отдают предпочтение наиболее часто. К немедикаментозным методам лечения НМ неорганического генеза относят уротерапию, внушение и самовнушение, мочевые будильники (аларм-терапию), а также функциональное биологическое управление (ФБУ-терапию) в режиме электромиографии (ЭМГ) [11].

ФБУ-терапия в режиме ЭМГ — это комплекс упражнений для мышечного аппарата промежности, который базируется на методике А. Кегеля, гармонично сочетает напряжение и расслабление мышц тазового дна с одновременной релаксацией мышц-антагонистов. Сеансы ФБУ-терапии в режиме ЭМГ проводятся в форме интерактивной динамической игры под контролем аппаратно-компьютерного комплекса, что препятствует угасанию у детей интереса к занятиям [12].

Применение ФБУ-терапии в режиме ЭМГ у детей с НМ неорганического генеза и СНФТО способствует восстановлению центральных механизмов регуляции мочеиспускания и дефекации, нормализации детрузорно-сфинктерных взаимоотношений, улучшению кровообращения органов малого таза, что обусловливает высокий клинический эффект данного метода лечения [11, 13].

По результатам наших наблюдений, эффективность ФБУ-терапии в режиме ЭМГ у детей с НМ неорганического генеза составляет 84,4%, а с СНФТО — 74,6% [14]. Показано также влияние медикаментозной и немедикаментозной терапии на нивелирование патохарактерологических черт и особенностей личности у детей с НМ неорганического генеза и СНФТО [11], однако сведения об этом единичны и носят разрозненный характер.

Таким образом, с учетом социальной значимости расстройств мочеиспускания мы сформулировали цель исследования: выявить и оценить влияние ФБУ-терапии в режиме ЭМГ на клинические проявления НМ неорганического генеза и СНФТО и на сопутствующее им психологическое состояние детей.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В 2011–2018 гг. на базе нефрологического отделения филиала № 2 и Консультативно-диагностического центра ГБУЗ «Морозовская ДГКБ» Департамента здравоохранения города Москвы выполнено проспективное контролируемое параллельное клиническое исследование. После получения письменного добровольного информированного согласия законных представителей пациентов нами обследованы 2043 ребенка от 7 до 18 лет (средний возраст — 10,1 ± 3,1 года) с ведущей жалобой на недержание мочи.

В соответствии с критериями ICCS (2011, 2016), НМ неорганического генеза выявлены у 1524 детей (869 девочек и 655 мальчиков), из которых методом случайных чисел отобраны 515 человек. Из них на предложенное лечение добровольно письменно согласились законные представители 334 пациентов, которые были включены в исследование и разделены на две независимые группы по 167 человек в каждой.

Основную группу (ОГ) составили 153 ребенка (66 мальчиков и 87 девочек), ежедневно получавшие сеансы ФБУ-терапии в режиме ЭМГ № 10 со стандартным типом интенсивности без предшествующей электростимуляции (14 детей из 167 выбыли из исследования). В группу сравнения (ГС) вошли 102 ребенка (43 мальчика и 59 девочек), которые в течение 1 мес получали медикаментозную метаболическую терапию (ММТ): натриевую соль N-никотиноил-γ-аминомасляной кислоты в дозе 5 мг/кг в сутки [15] в три приема (65 детей из 167 выбыли из исследования).

Комплексное нефро-урологическое и гастроэнтерологическое обследование пациентов включало сбор анамнеза, физикальное исследование, оценку физического развития детей, клинический и биохимический анализы крови, анализы мочи (общий, биохимический, по Нечипоренко, пробу по Зимницкому, посев на микрофлору с определением чувствительности к антибиотикам), контроль ритмов спонтанных мочеиспусканий и дефекаций, заполнение квалиметрических таблиц, УЗИ почек, мочевого пузыря и органов брюшной полости, урофлоуметрию, а по показаниям — рентгенологические, эндоскопические исследования и обследование запирательного аппарата прямой кишки.

Все дети были осмотрены неврологом, урологом (мальчики), гинекологом (девочки), а пациентов с дополнительными жалобами на запоры или НК консультировал гастроэнтеролог.

Выполнялось комплексное психологическое обследование детей до и после лечения с определением преобладающих эмоций, уровней тревожности, притязаний и самооценки, включавшее применение проективной методики «Волшебная страна чувств» по Т.Д. Зинкевич-Евстигнеевой (в модификации Г.А. Адашинской), шкалы явной тревожности The Children’s Form of Manifest Anxiety Scale, шкалы личностной тревожности А.М. Прихожан, теста оценки тревожности Ч.Д. Спилбергера (в адаптации Ю.Л. Ханина), а также методику исследования самооценки по Дембо-Рубинштейн (в модификации А.М. Прихожан).

Статистический анализ проводился с помощью прикладного пакета программ Statistica 6.1 и приложения MS Excel for Windows XP. Для сравнения зависимых выборок использовался W-критерий Вилкоксона, для сравнения независимых групп — U-критерий Манна — Уитни и Краскела — Уоллиса. Анализ взаимосвязи между исследуемыми признаками проводился при помощи метода ранговой корреляции по Спирмену, а оценка силы выявленных корреляционных зависимостей — с применением шкалы Чеддока. При значении р < 0,05 результаты считались диагностически значимыми.

РЕЗУЛЬТАТЫ

У 90 детей (58,8%) из ОГ и 58 (56,9%) из ГС диагностировались исключительно НМ неорганического генеза (р = 0,752), а у 63 (41,2%) и 44 (43,1%) пациентов соответственно выявлялись СНФТО в виде различных комбинаций НМ, ХЗ и НК (р = 0,764).

Обнаружено, что в ОГ и ГС у 89 и 59 человек соответственно был немоносимптомный энурез (Не-МЭ), который в трети случаев комбинировался с ХЗ и/или НК в СНФТО, а в четверти случаев проявлялся исключительно недержанием мочи (рис. 1).

Рис. 1. Клинические проявления нарушений мочеиспускания (НМ) неорганического генеза у детей основной группы (ОГ) (n = 153) и группы сравнения (ГС) (n = 102)

r9_1.jpg

Моносимптомный энурез (МЭ) диагностировался реже, у каждого четвертого ребенка (у 37 детей ОГ и у 24 из ГС), а дневное недержание мочи (ДНМ) — почти у каждого пятого пациента (у 27 детей ОГ и у 19 из ГС), и в половине случаев оно комбинировалось с ХЗ и/или НК в СНФТО. Таким образом, у обследованных детей Не-МЭ встречался чаще МЭ и ДНМ (в каждом случае р < 0,001).

Почти у каждого третьего пациента из ОГ (46 (30,1%) человек) и ГС (28 (27,4%) детей) чаще всего диагностировалось сочетание Не-МЭ, ХЗ и НК. Подобная «двойная» инконтиненция — недержание мочи и НК — значительно ухудшала психоэмоциональное состояние детей и нарушала их социальную адаптацию.

У большинства обследованных детей из ОГ (n = 126; 82,3%) и ГС (n = 83; 81,4%) отмечался энурез в виде изолированного симптома или в качестве компонента СНФТО, причем первичный энурез превалировал над вторичным (ОГ — 77,8% vs 22,2%, р < 0,001; ГС — 75,9% vs 24,1%, р < 0,001). У 39,7% пациентов ОГ и 41% из ГС выявлялось недержание мочи 1 раз за ночь, а у 30,9 и 32,5% соответственно отмечался энурез от 1 до 6 раз в неделю. У обследованных детей энурез во время ночного сна имел место чаще недержания мочи во время дневного и ночного сна (ОГ — 90,5% vs 8,7%, р < 0,001 и ГС — 89,2% vs 9,6%, р < 0,001), а энурез во время дневного сна диагностировался совсем редко.

По данным проективной методики «Волшебная страна чувств», 140 (91,5%) детей из ОГ и 94 (92,2%) ребенка из ГС на область бедер и таза (проблемной для них зоны) до лечения чаще проецировали негативные эмоции (страх, вину, обиду, грусть и злость), которые преобладали над позитивными эмоциями (радостью, удовольствием, интересом — 8,5% и 7,8% случаев соответственно, р < 0,001) (рис. 2).

Рис. 2. Проекция эмоций у детей основной группы (ОГ) и группы сравнения (ГС) на область таза и бедер до лечения. Во всех случаях для различий между ОГ и ГС р > 0,1

r9_2.jpg

Установлено, что исходно у детей из ОГ с НМ неорганического генеза и СНФТО четырьмя преобладающими отрицательными эмоциями были обида (n = 33; 21,5%), вина (n = 31; 20,3%), грусть (n = 30; 19,6%), страх (n = 28; 18,3%). В ГС дети с НМ неорганического генеза и СНФТО на область таза и бедер чаще всего также проецировали вину (n = 22; 21,6%), обиду (n = 20; 19,6%), грусть (n = 20; 19,6%), страх (n = 19; 18,6%). Таким образом, до лечения у обследованных больных наблюдались в основном отрицательные эмоции. При этом у пациентов с НМ неорганического генеза из ОГ (n = 90) и ГС (n = 58) ведущей отрицательной эмоцией была обида (21 (23,3%) и 14 (24,1%) соответственно), а у детей с СНФТО из ОГ (n = 63) и ГС (n = 44) — грусть (18 (28,6%) и 12 (27,3%) соответственно).

У детей исследуемых групп оценивали уровень тревожности, для чего полученные в ходе тестирования «сырые» баллы были переведены в стэны (рис. 3).

Рис. 3. Уровень тревожности у детей основной группы (ОГ) и группы сравнения (ГС) до лечения

r9_3.jpg

В исследуемых группах до лечения почти у каждого второго ребенка наблюдалась явно повышенная тревожность, а у каждого третьего — очень высокая. Таким образом, явно повышенная и очень высокая тревожность суммарно преобладала над несколько повышенной, нормальной и низкой тревожностью как у детей из ОГ (79,7% vs 20,3%, р < 0,001), так и в ГС (74,5% vs 25,5%, р < 0,001).

Если у пациентов с НМ неорганического генеза из ОГ (n = 90) и ГС (n = 58) явно повышенная тревожность встречалась чаще очень высокой (55 (61,1%) vs 17 (18,9%), р < 0,001 и 36 (62,1%) vs 11 (19%), р < 0,001), то у детей с СНФТО из ОГ (n = 63) и ГС (n = 44), наоборот, очень высокая тревожность выявлялась более часто, чем явно повышенная (34 (54%) vs 16 (25,4%), р < 0,002 и 24 (54,5%) vs 10 (22,7%), р = 0,003). Таким образом, преобладание очень высокой тревожности при СНФТО свидетельствовало о более выраженной невротизации детей с комбинацией расстройств мочеиспускания и дефекации неорганического генеза, чем у пациентов с НМ неорганического генеза, у которых превалировала явно повышенная тревожность.

В исследуемых группах был определен исходный уровень притязаний (УП) (рис. 4).

Рис. 4. Уровень притязаний у детей основной группы (ОГ) и группы сравнения (ГС) до лечения

r9_4.jpg

До лечения у детей из ОГ и ГС преобладал низкий УП (136 и 93 ребенка) и лишь у каждого десятого пациента диагностировался средний УП (14 и 8 человек), при этом высокий УП выявлялся крайне редко (3 и 1 ребенок), а очень высокий УП не встречался.

УП у пациентов ОГ и ГС до лечения статистически значимо не различались (42,7 ± 13,3 vs 42,1 ± 11,9 балла, р = 0,713), имели низкие значения (менее 60 баллов) и свидетельствовали о крайне неблагоприятном развитии личности обследованных детей.

УП у пациентов из ОГ и ГС с СНФТО был значимо ниже, чем у детей с НМ неорганического генеза: 32,6 ± 8,7 и 32,9 ± 8,2 балла vs 49,9 ± 11,2 и 48,9 ± 9,7 балла соответственно (во всех случаях р < 0,001).

Полученные данные коррелировали с преобладанием тревожности у детей ОГ (r = –0,74) и ГС (r = –0,78). Таким образом, до лечения у детей с СНФТО наблюдались более выраженные психоэмоциональные нарушения по сравнению с таковыми у пациентов, страдавших НМ неорганического генеза.

У обследованных детей нами также определен исходный уровень самооценки (УС) (рис. 5).

Рис. 5. Уровень самооценки у детей основной группы (ОГ) и группы сравнения (ГС) до лечения

r9_5.jpg

До лечения у детей обеих групп чаще был низкий УС (135 и 92 человека соответственно), почти у каждого десятого пациента наблюдался средний УС (12 и 7 детей), на высокий УС приходились единичные случаи (6 и 3 ребенка), а очень высокий УС не выявлялся.

УС у детей ОГ и ГС до лечения статистически значимо не различались (31,7 ± 12 vs 31,9 ± 11 баллов, р = 0,893), имели низкие значения (44 балла и менее) и свидетельствовали о недооценке пациентами себя и своих возможностей, а также о крайне неблагополучном развитии их личности.

При этом УС у детей с НМ неорганического генеза из ОГ и ГС не отличался от УС пациентов с СНФТО из обеих групп: 31,2 ± 11,8 и 30,8 ± 9,2 балла vs 32,6 ± 12,2 и 33,3 ± 13 баллов.

Таким образом, до лечения у детей из ОГ и ГС преобладали негативные эмоции (91,5% и 92,2%), низкий УП (88,8 и 91,2%) и низкий УС (88,2% и 90,2%), что в совокупности с высоким уровнем тревожности (79,7% и 74,5%) свидетельствовало о течении НМ неорганического генеза и СНФТО на крайне неблагоприятном психоэмоциональном фоне. При этом у детей с СНФТО отмечались более выраженные нарушения психоэмоционального фона.

Установлено, что эффективность ФБУ-терапии в режиме ЭМГ у детей с НМ неорганического генеза (n = 90) и СНФТО (n = 63) была выше таковой ММТ у пациентов с НМ неорганического генеза (n = 58) и СНФТО (n = 44): 76 (84,4%) vs 28 (48,3%) и 47 (74,6%) vs 18 (40,9%), в обоих случаях р < 0,001.

У обследованных детей после лечения проведена оценка спектра эмоций, уровня тревожности, УП и УС. Выявлено, что после ФБУ-терапии в режиме ЭМГ положительные эмоции (радость, удовольствие, интерес), проецируемые детьми ОГ на тазобедренную область, стали преобладать над отрицательными (страхом, виной, обидой, грустью и злостью) (рис. 6).

Рис. 6. Эмоции у детей основной группы (ОГ) и группы сравнения (ГС) до и после лечения. Во всех случаях для различий между частотой отрицательных и положительных эмоций р < 0,001

r9_6.jpg

В ОГ после лечения радость на тазобедренную область стал проецировать каждый третий ребенок (n = 47; 30,7%), удовольствие — каждый пятый (n = 31; 20,3%; р = 0,038), а интерес — каждый шестой (n = 25; 16,3%; р = 0,003). При этом доля отрицательных эмоций у пациентов ОГ сократилась почти на две трети по сравнению с исходными значениями (с 91,5% до 32,7%). Однако у детей ГС выраженной инверсии эмоционального фона не произошло, и отрицательные эмоции продолжили превалировать над положительными. Таким образом, лишь у детей ОГ, получивших ФБУ-терапию в режиме ЭМГ, преобладающий эмоциональный фон стал положительным.

Установлено, что у пациентов ОГ, получивших ФБУ-терапию в режиме ЭМГ, произошла инверсия тревожности с явно повышенного и очень высокого уровня (79,7%) до нормального и несколько повышенного (71,1%) (рис. 7).

Рис. 7. Уровень тревожности у детей основной группы (ОГ) и группы сравнения (ГС) после лечения

r9_7.jpg

В ГС после ММТ явно повышенная и очень высокая тревожность суммарно продолжила преобладать над нормальной и несколько повышенной — 75 (73,6%) vs 18 (17,6%) (р < 0,001). Следовательно, лишь ФБУ-терапия в режиме ЭМГ уменьшила частоту высокой и повышенной тревожности у детей с НМ неорганического генеза и СНФТО.

Установлено, что применение ФБУ-терапии в режиме ЭМГ у детей из ОГ с НМ неорганического генеза и СНФТО обеспечивает смену эмоционального фона с негативного на позитивный, позволяет уменьшить тревожность, повысить УП и УС (табл.).

Таблица

Динамика уровней притязаний и самооценки у детей, баллы

t9_1.jpg

* Отличия от группы сравнения статистически значимы (р < 0,001).

** Отличия от показателей до лечения статистически значимы (р < 0,001).

Подобная положительная динамика в ГС отсутствовала: у 78 (76,5%) детей сохранились негативные эмоции, у 75 (73,6%) продолжила превалировать явно повышенная и очень высокая тревожность, а у 87 (85,3%) и 90 (88,2%) пациентов сохранились низкие значения УП и УС соответственно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Применение функционального биологического управления в режиме электромиографии у детей с нарушениями мочеиспускания неорганического генеза и сочетанными нарушениями функции тазовых органов позволяет не только эффективно купировать клинические симптомы этих заболеваний, но и изменить эмоциональный фон с негативного на позитивный, уменьшить тревожность, повысить уровни притязаний и самооценки, что в итоге приводит к улучшению качества жизни пациентов. 

Поступила: 24.12.2020

Принята к публикации: 19.02.2021



19 апреля 00:00
ЛИТЕРАТУРА
  1. Гельд В.Г., Кузовлева Г.И. Нарушение мочеиспускания у детей: взгляд уролога. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2014; 93(2): 104–7. [Geldt V.G., Kuzovleva G.I. Urination impairment in children: an opinion by urologist. Pediatria. Journal named after G.N. Speransky. 2014; 93(2): 104–7. (in Russian)]
  2. Морозов С.Л., Длин В.В., Слонимская М.М. Психосоциальные аспекты нарушений мочеиспускания у детей. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2015; 60(5): 92–5. [Morozov S.L., Dlin V.V., Slonimskaya M.M. Psychosocial aspects of micturition disorders in children. Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics. 2015; 60(5): 92–5. (in Russian)]
  3. Юшко Е.И., Красницкий М.Н., Строцкий А.В. и др. Дифференциальная диагностика недержания мочи у детей. Здравоохранение. Белорусский государственный медицинский университет. 2008; 3: 50–3. [Yushko E.I., Krasnitskiy M.N., Strotskiy A.V. et al. Differential diagnosis of urinary incontinence in children. Healthcare. Belarusian State Medical University. 2008; 3: 50–3. (in Russian)]
  4. Veloso L.A., de Mello M.J., Ribeiro Neto J.P. et al. Quality of life, cognitive level and school performance in children with functional lower urinary tract dysfunction. J. Bras. Nefrol. 2016; 38(2): 234–44. DOI: 10.5935/0101-2800.20160033
  5. Linde J.M., Nijman R.J.M., Trzpis M. et al. Prevalence of urinary incontinence and other lower urinary tract symptoms in children in the Netherlands. J. Pediatr. Urol. 2019; 15(2): 164.e1–7. DOI: 10.1016/j.jpurol.2018.10.027
  6. Gontard A.V., Kuwertz-Bröking E. The diagnosis and treatment of enuresis and functional daytime urinary incontinence. Dtsch Arztebl. Int. 2019; 116(16): 279–85. DOI: 10.3238/arztebl.2019.0279
  7. Nieuwhof-Leppink A.J., Schroeder R.P.J., van de Putte E.M. et al. Daytime urinary incontinence in children and adolescents. Lancet Child. Adolesc. Health. 2019; 3(7): 492–501. DOI: 10.1016/S2352-4642(19)30113-0
  8. Santos J.D., Lopes R.I., Koyle M.A. Bladder and bowel dysfunction in children: an update on the diagnosis and treatment of a common, but underdiagnosed pediatric problem. Can. Urol. Assoc. J. 2017; 11(1–2S): 64–72. DOI: 10.5489/cuaj.4411
  9. Van Herzeele C., de Bruyne P., de Bruyne E. et al. Challenging factors for enuresis treatment: psychological problems and non-adherence. J. Pediatr. Urol. 2015; 11(6): 308–13. DOI: 10.1016/j.jpurol.2015.04.035
  10. Грехов Р.А., Сулейманова Г.П., Харченко С.А. и др. Психофизиологические основы применения лечебного метода биологической обратной связи. Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 11. Естественные науки. 2015; 3(13): 87–96. [Grekhov R.A., Suleymanova G.P., Kharchenko S.A. et al. Psychophysiological basics of applying the medical method of biofeedback. Science Journal of Volgograd State University. Series 11. Natural Sciences. 2015; 3(13): 87–96. (in Russian)]
  11. Ивановский Ю.В., Смирнов М.А. Морфофункциональные обоснования применения метода биологической обратной связи в урологии и проктологии. Биологическая обратная связь (обзор статей научно-популярного журнала 1999–2012). 2012; 1: 99–106. [Ivanovskiy Yu.V., Smirnov M.A. Morphological and functional justification of the use of the biofeedback method in urology and proctology. Biologicheskaya obratnaya svyaz' (Review of articles from a popular science journal published in 1999–2012). 2012; 1: 99–106. (in Russian)]
  12. Ebilogiu T., Kaya E., Körpü B. et al. Biofeedback as a first-line treatment for overactive bladder syndrome refractory to standard urotherapy in children. J. Pediatr. Urol. 2016; 12(5): 2901–7. DOI: 10.1016/j.jpurol.2016.02.018
  13. Миронов А.А., Моисеев А.Б., Кольбе О.Б. и др. Расстройства мочеиспускания неорганического генеза у детей: повышение эффективности лечения с применением метода функционального биологического управления. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2017; 96(5): 44–55. [Mironov A.A., Moiseev A.B., Kolbe O.B. et al. Urination disorders of inorganic genesis in children: increasing the treatment effectiveness using the functional biological management method. Pediatria. Journal named after G.N. Speransky. 2017; 96(5): 44–55. (in Russian)]
  14. Зоркин С.Н., Маслова О.И., Артюхина С.В. и др. Влияние производных нейромедиаторных аминокислот на уродинамические показатели детей с нейрогенной дисфункцией мочевого пузыря. Лечащий врач. 2011; 1: 61–3. [Zorkin S.N., Maslova O.I., Artyukhina S.V. et al. Impact from derivative neurally-mediated amino acid on urodynamic characteristics of children with neurogenic urinary bladder dysfunction. Lechaschi Vrach. 2011; 1: 61–3. (in Russian)]

Новости

23 мая 14:18
Гормонозависимые заболевания в 21 веке

24 мая Институт медицины и психологии В.Зельмана НГУ, Новосибирский государственный медицинский университет совместно с медицинским центром «Клиника Пасман» проведут в Новосибирске Всероссийскую конференцию «Гормонозависимые заболевания в 21 веке: современные методы лечения, предгравидарная подготовка, ведение беременности».

18 мая 17:49
Рациональное применение препаратов для лечения и профилактики респираторных инфекций

31 мая в 17:00 (мск) состоится вебинар автора журнала «Доктор.Ру» Фарбер Ирины Михайловны, к. м. н., ассистента кафедры детских болезней ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)

18 мая 17:46
Форум «Здоровое пищеварение»

Двухдневный форум «Здоровое пищеварение», приуроченный к Международному Дню здорового пищеварения, пройдет в онлайн-формате 28–29 мая под руководством постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Скворцовой Тамары Андреевны, к. м. н., руководителя Центра детской гастроэнтерологии ГБУЗ «Морозовская ДГКБ ДЗМ

18 мая 17:43
Охрана репродуктивного здоровья девушек-подростков и молодых женщин

27 мая в 10:00 (мск) начнется ежегодная областная конференция под руководством постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Зароченцевой Нины Викторовны, д. м. н., профессора РАН, заместителя директора по науке ГБУЗ МО МОНИИАГ

18 мая 17:40
Конференция, посвященная Всемирному дню щитовидной железы

Под руководством члена редакционного совета и постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Петуниной Нины Александровны, члена-корреспондента РАН, д. м. н., профессора, заведующей кафедрой эндокринологии Института клинической медицины им. Н.В. Склифосовского ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), пройдет большая онлайн-конференция, посвященная Всемирному дню щитовидной железы 25 мая с 09:00 до 18:00 (мск)

Все новости

Партнеры